ankara escort

Рассекретят ли досье на Эйхмана?

В мире
№18 (733)

Федеральный административный суд Германии обязал Ведомство канцлера и Федеральную службу внешней разведки (BND) пересмотреть основания запрета на обнародование документов по делу нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана.
 Иск в суд подала работающая в столице Аргентины Буэнос-Айресе немецкая журналистка Габриэла Вебер. В течение нескольких лет она безуспешно добивалась доступа к архивным документам BND за 50-е – 60-е годы ХХ века, относящимся к делу Эйхмана. Получив отказ, она обжаловала его в Ведомство канцлера, осуществляющего надзор за деятельностью разведслужбы. Но и там ее постигла неудача. И тогда журналистка обратилась в Федеральный административный суд, который на прошлой неделе рассмотрел ее жалобу.
В ходе судебного процесса представители ответчиков – Ведомства канцлера и BND - заявили, что «снятие грифа секретности с архивных документов по делу Эйхмана может причинить вред национальным интересам ФРГ и негативно сказаться на сотрудничестве немецкой разведки со спецслужбами других стран». Ответчики также заявили, что в целях защиты персональных данных информаторов BND фрагменты многих из 3400 страниц досье Эйхмана необходимо замазать специальной краской, что, во-первых, трудоемко и дорого, а во-вторых, выдача исследователям и ученым документов, подвергнутых такой обработке (купированию), противоречит действующим архивным правилам. Однако суд посчитал эти доводы обоснованными лишь частично, отметив, что по прошествии 65 лет со дня окончания Второй мировой войны и 48 лет со дня казни Эйхмана многие материалы его досье представляют ныне лишь исторический интерес. Аргумент же представителя BND в части затратности работ по спецобработке страниц досье признан судом неубедительным. Ответчикам предложено либо определиться, к каким конкретно документам относится запрет, либо выдвинуть новые обоснования того, почему досье нельзя обнародовать, или же открыть к нему доступ.
Какой именно вариант будет принят юристами Ведомства канцлера и разведслужбы, пока сказать сложно, но что решение суда там принято без особого воодушевления, это точно (как, к слову заметить, точно и то, что журналистка Вебер ой как не скоро получит доступ к интересующим ее материалам).
Во времена Третьего рейха Адольф Эйхман руководил подотделом IV B4 Главного управления имперской безопасности (РСХА), непосредственно отвечавшим за «окончательное решение еврейского вопроса». Участвовал в работе (вел протокол) Ванзейского совещания 20 января 1942 года, на котором были обсуждены меры по уничтожению нескольких миллионов евреев. В августе 1944 года Эйхман лично представил рейхсфюреру СС Гиммлеру доклад, в котором отчитался об уничтожении 4 миллионов евреев.
В мае 1945 года Эйхман был арестован американскими войсками и помещен в лагерь для интернированных, где назвался военнослужащим 22-й кавалерийской дивизии СС. Понимая, что может быть раскрыт, бежал. С помощью монахов-францисканцев сумел оформить себе аргентинский паспорт на имя Рикардо Клемента и в 1950 году перебрался в Аргентину, где поступил на работу в качестве конторского служащего местного отделения Mercedes-Benz. Как писал в своей книге «ODESSA: Die wahre Geschichte» («ODESSA: Подлинная история»; причем первое слово в заглавии – не украинской город: это аббревиатура от немецкого названия организации бывших эсэсовцев) аргентинский журналист Уки Гоньи, специализировавшийся на исследовании послевоенной нацистской диаспоры в Аргентине, «жизнь фашистской эмиграции в Буэнос-Айресе была вполне беззаботной. Служащие посольства ФРГ и старые нацисты посещали одни и те же заведения и пили в одних и тех же пивных погребках. Нацисты не делали никакой тайны из своей приверженности фюреру. Входя, они демонстративно щелкали каблуками и вскидывали руку в нацистском приветствии».
По некоторым данным, в 1958 году разведка ФРГ передала американскому ЦРУ информацию о местонахождении Эйхмана и фамилию, под которой он скрывался. Однако, взвесив все «за» и «против», обе спецслужбы решили оставить все, как есть:  был велик риск, что схваченный Эйхман может сообщить следствию о нацистском прошлом Ганса Глобке (официальный комментатор расовых законов в гитлеровском Рейхе), занимавшего тогда пост госсекретаря Ведомства федерального канцлера Конрада Аденауэра.
В конце 50-х годов ХХ века Эйхман был выслежен «Моссадом». Операцию по его поимке лично возглавил тогдашний директор «Моссада» Иссер Харель, руководителем оперативной группы был назначен Рафаэль Эйтан. Все участники операции были добровольцами, большинство из которых либо сами пострадали от нацистов во время Второй мировой войны, либо имели погибших родственников. Все они были строжайшим образом предупреждены, что Эйхмана нужно доставить живым и невредимым. И 11 мая 1960 года он был схвачен на улице Буэнос-Айреса и переправлен в Израиль. После суда, признавшего его виновным в военных преступлениях, а также в преступлениях против еврейского народа и человечества, 56-летний Адольф Эйхман в ночь на 1 июня 1962 года был повешен в тюрьме города Рамла близ Тель-Авива.
Любопытно, что за безусловное рассекречивание хранящегося в архивах немецкой разведки досье Эйхмана  ратует и его младший сын Рикардо Франсиско Эйхман (род. в 1955 году в Буэнос-Айресе). В интервью еженедельнику Spiegel он заявил по поводу решения Федерального административного суда: «Что бы ни содержалось в этих документах, но настало время, когда все они должны быть доступны науке».
Чем уж вызван такой его порыв, носитель столь одиозной фамилии объяснять не стал, но хотелось бы думать, что вряд ли желанием найти в документах сведения, реабилитирующие казненного папеньку. Ведь, как сообщает Spiegel, «Рикардо Эйхман – археолог, пользующийся хорошей репутацией».