Уроки истории

В мире
№18 (733)

Чествуя Герцля, мы ясно видим три поколения, три класса действовали в сионистском движении. Сначала – религиозные и национальные фанатики, Гордон, Пинскер и Герцль. Узок круг этих сионистов. Страшно далеки они от еврейского народа. Но их дело не пропало. Пинскер разбудил Герцля, Герцль развернул сионистскую агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили первопоселенцы-разночинцы, начиная со строителей Петах-Тиквы и кончая репатриантами Третьей алии...
Не удивляйся, уважаемый читатель, тому, что автор этих строк иронизирует, затрагивая столь серьезную тему. Он попросту вынужден прибегнуть к иронии, так как именно в таком духе выступали депутаты кнессета на специальном заседании, посвященном 150-летию со дня рождения основателя политического сионизма Теодора Герцля. Ничем выдающимся это заседание не запомнилось бы, не поднимись на трибуну депутат Эйтан Кабель из партии “Авода”, поведавший собравшимся, что с его точки зрения поселенческое движение представляет для будущего Израиля куда большую опасность, чем Махмуд Ахмадинеджад и “Хизбалла”.
По словам Кабеля, назвавшего поселенческое движение строительным сионизмом и правым постсионизмом, поселенцы несут в себе угрозу “подлинному сионизму”, который, по всей видимости, в глазах этого народного избранника олицетворяет он сам. Далее Эйтан Кабель сообщил, что поселенцы селятся в Иудее и Самарии исключительно потому, что там они могут приобрести роскошные виллы в нескольких минутах езды от Кфар-Сабы и Иерусалима по цене двухкомнатной квартиры в Иерухаме.
Вне сомнения, эти слова Эйтана Кабеля, являющегося, возможно, не самым продвинутым, но одним из самых типичных представителей современных израильских левых, чрезвычайно показательны для той эволюции, которая произошла и происходит сегодня со сторонниками этого направления в израильской политике. И в связи с этим мне невольно вспоминается мое давнее интервью (1999 год) с одним из самых видных деятелей партии “Авода” Авраамом Бургом.
Бург, выросший в семье религиозных сионистов, говорил почти слово в слово то же, о чем сейчас говорит Кабель: о том, что мы не можем позволить себе присоединить такое огромное число арабов, что он категорически против поселенцев и поселенческого движения и т.д. На вопрос, как же мы можем отказаться от исконных еврейских земель, на которых, собственно, и разворачивалась вся древняя история нашего народа и на верность которым мы присягали в течение двух тысячелетий, Бург глубокомысленно заметил, что эта связь должна носить исключительно экзистенциональный характер.
Дальнейшее известно. Авраам Бург, побывавший в качестве представителя партии “Авода” на посту министра и спикера кнессета, в начале 2000-х годов покинул Израиль, а спустя еще несколько лет заявил, что само создание Еврейского государства было ошибкой.
Все это, безусловно, тоже не случайно. Эволюция Бурга глубоко закономерна, может быть, даже куда более закономерна, чем та картина эволюции живой природы, которую нам представляет теория Дарвина. Ибо сам смысл книги Герцля “Альтнойдланд” (“Старая новая земля”), сама суть идеи политического сионизма заключается в том, что мы, обладая историческим правом на землю наших предков, должны заселить ее заново и таким образом возродить нашу национальную государственность. Тот, кто отказывается от идеи заселения наших исторических земель, кто провозглашает ее преступной и противоречащей интересам народа, попросту растаптывает  все наследие Герцля.
Да, конечно, политики вроде Кабеля спешат возразить, что у нас уже есть государство, а от остальной части наших исторических земель надо отказаться якобы во имя наших же национальных интересов. Но духовная эволюция Авраама Бурга доказывает: тот, кто не признает важность сохранения за Израилем еврейских исторических земель, освобожденных в 1967 году, неминуемо приходит к мысли, что вполне можно удовольствоваться и экзистенциальной связью с землей предков. А оттуда полшага до заявления о том, что ошибкой было само создание Израиля, и евреи вполне могут довольствоваться экзистенциальной связью с землей предков, чем они и занимались в течение 2 тысяч лет.
Истина же заключается, видимо, в следующем: полное банкротство тех идей, которые левые принесли в политику в начале 90-х годов прошлого века, привело к тому, что они разуверились в национальной идее вообще. И не случайно Эйтан Кабель заявляет, что идеология нужна поселенцам Иудеи и Самарии исключительно для того чтобы оправдать свои шкурные интересы.
Человек, не имеющий за душой никаких идеалов, никогда не поверит в то, что этими идеалами  может руководствоваться кто-то другой. Он непременно начнет искать другие, низменные мотивы поступков, не вписывающихся в рамки его понимания.
Ну а слова о верности еврейской истории, исторических корнях и обо всем таком прочем действуют на этих людей, как красная тряпка на быка. Для таких как Кабель поселенцы и в самом деле страшнее Ахмадинеджада и Насраллы. По той простой причине, что даже если, в отличие от Бурга, Кабель и его соратники еще не высказались об этом вслух, в душе они давно уже согласились с тем, что Израиль не имеет права на существование, а разве не то же самое говорят Насралла и Ахмадинеджад?!
И как закономерное следствие духовной эволюции израильских левых появляются тали пахима, анат кам, ури блау, ярив опенгеймер и другие борцы с еврейским присутствием на еврейской земле.
К счастью, когда Кабель заявляет о том, что поселенческое движение внушает отвращение большинству израильтян, он так же далек от реальности, как и в те дни, когда верил в возможность реализации Норвежских соглашений.
Для того чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, сколько мандатов набрали на последних выборах партии “Авода” и МЕРЕЦ. Да и в “Аводе” наиболее здравомыслящие политики, в отличие от Кабеля, прекрасно понимают, как важно со всех точек зрения сохранить за Израилем большинство существующих еврейских поселений.
Так что сионизм хоронить и в самом деле рано. Чествуя Герцля, мы ясно видим три поколения, три класса, действовавшие в сионистском движении...

Петр Люкимсон
“Новости недели”