ГОЛОВНАЯ БОЛЬ

В мире
№19 (734)

Израильский иранист д-р Владимир МЕСАМЕД отвечает на вопросы редактора еженедельника “Секрет” Владимира ПЛЕТИНСКОГО.
В Казахстане состоялся Девятый Евразийский медиа-форум, в котором принял участие и Владимир Месамед.

- Владимир, прежде всего, поведайте, что это за форум и в чем причины вашего участия в нем.
- Евразийский медиа-форум стал уже традиционным местом встречи руководителей СМИ, журналистов, политиков, политологов, экспертов. Эта во многом уникальная ежегодная конференция рассматривается как эффективная диалоговая площадка для открытого обмена мнением представителей Востока и Запада. Вот и в этом году на ней прошло обсуждение таких актуальных вопросов, как ротационное председательство Казахстана в ОБСЕ; особенности политической культуры Ирана и его роли на Ближнем Востоке; проблемы медиа-законодательства и свободы СМИ; распространение пандемии страха через СМИ, вопросы этики и политического имиджа и др.
Израиль ежегодно участвует в этом форуме, пытаясь довести до мировой общественности свою позицию по самым злободневным проблемам. В этом году для нас представлял интерес тот факт, что иранская тема стояла в ряду приоритетных на форуме.
Это не было чем-то неожиданным. Мировое сообщество с тревогой наблюдает за непрекращающимся обострением отношений между Исламской республикой Иран и Западом. Появление все новых объектов по обогащению урана и нежелание официального Тегерана проявлять гибкость и понимание противостоящей ему позиции Запада, как представляется, провоцируют западный мир на поиск путей реального нажима на иранское руководство. Обеспокоенность в мире вызывают и внутренние процессы в этой исламской стране, например, протестное движение, связанное с не принятыми определенным количеством иранского населения результатами президентских выборов 12 июня 2009 г, неадекватное применение силы при разгоне демонстраций, серьезные нарушения прав человека в ИРИ и др.Вдобавок к этому, Иран послереволюционного времени, то есть в последние три десятилетия, был недостаточно открыт внешнему миру. Не всё понятно наблюдателю, желающему четко понять суть происходящих там процессов и явлений. Вокруг этой страны нагромождено бесконечно много не совсем верных идеологических клише и вымыслов, стереотипов и небылиц. Именно поэтому важна дискуссия, диалог, неангажированный взгляд на страну, многое давшую мировой цивилизации и пытающуюся в наше время встать вровень с самыми “продвинутыми” странами мира.
Этому была посвящена целая сессия, которая так и называлась - “Неизвестный Иран”. Израильский МИД по инициативе нашего посла в Казахстане и Киргизии Исраэля Мей-Ами пригласил меня в качестве одного из спикеров этой сессии, чтобы довести до сведения участников медиа-форума наш, израильский, взгляд на эти проблемы.
- Чему был посвящен ваш доклад? Как он был встречен?
- Формат участия в форуме предполагал, что каждый спикер изложит свою точку зрения по проблеме с последующей дискуссией с участием всех заинтересованных участников. Иранская делегация, однако, выступила против участия представителя Израиля, поставив вопрос таким образом: или Израиль, или мы. Это означало, что среди сидящих на сцене спикеров возможно присутствие только одной из двух “дружественных” стран. Наша делегация сочла возможным согласиться с этим, ведь обсуждались проблемы Ирана, а не Израиля. Мы решили участвовать в дискуссии, полагая, что и таким образом можно высказать нашу точку зрения.
- Участвовали ли в форуме россияне? Какую сторону конфликта “Восток - Запад” занимала страна, кем-то изящно прозванная Азиопой?
- Россия была широко представлена на форуме, причем на всех сессиях. Естественно, их точка зрения была откровенно проиранской и так же откровенно антизападной... Вот как интерпретировал иранскую проблему известный российский журналист Максим Шевченко, ведущий популярного ток-шоу “Судите сами” на Первом канале российского телевидения. Причину неприятия Западом Ирана Шевченко видит в том, что эта древняя страна демонстрирует всему миру свою самодостаточность, вот почему весь мир и ополчился против Тегерана. Именно Иран, считает Шевченко, является в нынешнем мире символом свободомыслия, страной, не желающей плыть в навязываемом Западом направлении. Шевченко отметил и то, что установившийся в Иране политический строй отвечает интересам всех слоев населения, вот почему оппозиционные выступления, проявившие себя после президентских выборов 12 июня 2009 г. и временно вобравшие в свою орбиту ряд выдающихся деятелей политического истеблишмента, в том числе экс-президента Али-Акбара Хашеми-Рафсанджани, останутся лишь эпизодом нынешней иранской истории и не способны ослабить устоявшийся режим власти.
- Кто представлял Исламскую республику Иран?
- Иранская делегация была достаточно большой. Возглавлял ее специальный представитель министра иностранных ИРИ в ранге пресс-секретаря МИДа Рамин Мехманпараст. В своем выступлении Мехманпараст сказал, что в мире совсем неадекватно понимают многие процессы, происходящие в Иране, пытаясь в каждом конкретном случае акцентировать внимание на их негативных моментах... Нам в Иране очевидно, продолжил Мехманпараст, что в ядерном вопросе Запад вновь проявляет двойные стандарты именно там, где заходит речь о нашем праве на развитие мирной ядерной энергетики... Вряд ли, сказал Мехманпараст, справедлива ситуация, когда страны-обладатели атомного оружия отказывают в этом праве тем странам, у которых оно отсутствует. Мы выступаем за справедливость в международных отношениях, за равные права для всех стран, за признание всеми субъектами мирового сообщества равных возможностей пользоваться мировыми технологическими достижениями.
Своеобразную точку зрения на взаимоотношения между Ираном и Западом высказал на форуме президент Американо-иранского Совета, политический аналитик Хушанг Амирабади.
Амирабади выставлял свою кандидатуру на президентских выборах 2005 г., но не прошел через “сито” Наблюдательного Совета, который не позволил ему участвовать в президентской гонке из-за двойного гражданства (Иран и США) и предельно демократизированной предвыборной программы. Он считает, что Западу импонирует только такой Иран, который не в состоянии реально противостоять ему. Чем слабее моя страна, сказал Амирабади, тем с большим удовлетворением на нее взирает Запад. Сильный Иран, Иранская империя отталкивали все страны, которые входили с ним во взаимодействие. Когда в средние века Иран последовательно проигрывал все войны, к нему стал тянуться Запад, сделавший его на рубеже XIX-XX веков своим вассалом. На Западе крепли все новые и новые государства, а у Ирана формировалось реноме своеобразного слабака, “лузера”.
Последние 100 лет такая ситуация лишь укрепляется. Иран слабел под грузом внутренних проблем, он поддавался влиянию Запада, показывал, что готов идти на капитуляцию перед ним, и Запад благосклонно с этим соглашался. На Западе стало модным считать, что хороший Иран - это слабый Иран. Как только Иран стал демонстрировать силу, на Западе стали смотреть на страну как на “плохого парня”.
В таком контексте, продолжил Амирабади, Иран, пытающийся стать технологически первосортной державой, рассматривается Западом как страна, встающая с колен, способная стать сильной, с которой надо будет говорить на языке равноправия. Западу такое не по нутру. Что в таком случае делает Запад? Он пытается в очередной раз унизить страну, сделать ее слабой. На этот раз он пытается сделать это с помощью санкций, парализуя ее экономику, воздействуя на ее политическую волю. Однако Запад не знает менталитета иранского народа, он не понимает, что пытаясь ослабить Иран, он укрепляет волю его народа, тем самым увеличивая его мощь.
- Слышал, у вас состоялся обмен колкостями с Рамином Мехманпарастом. Что сказали ему вы и что ответил вам он?
- Меня не удовлетворило освещение положения СМИ иранскими спикерами, и я решил попросить Мехманпараста прокомментировать последние факты о закрытии ряда прооппозиционных изданий и интернет-сайтов, и о том, что в настоящее время в иранских тюрьмах находятся и подвергаются пыткам более 70 журналистов и редакторов, обвиненных в информационной поддержке послевыборной оппозиции. Одновременно я хотел попросить его, занимающего один из руководящих постов в иранском МИДе, ответить на вопрос о том, почему президент Ирана - страны, которая является членом ООН, отказывает в праве на существование такому же равноправному члену ООН? О каком равноправии в международных отношениях в ближневосточном регионе можно говорить, если у вас в Иране постоянно нагнетается антиизраильская истерия?
 Почему из Ирана раздаются заявления о том, что нас не должно быть на карте, и почему лично вы позволяете себе на таком представительном форуме, как нынешний, антиизраильские заявления? Причем, для того, чтобы мой вопрос был предельно ясен для иранского дипломата, я задал его на фарси, попросив на это разрешение присутствующих.
Ответа не последовало и в зале воцарилась тишина. Тогда ведущий сессии обратился к Мехманпарасту с просьбой дать ответ. Иранский дипломат, не глядя в зал, сказал, что такой страны как Израиль он не знает, Иран ее не признает, а посему нет адресата ответа.
Такое, кстати, достаточно часто случается на международных форумах, когда израильтяне пытаются вступить в прямой диалог с иранцами. Так вот, в зале опять напряженная тишина, которую я решил разорвать аплодисментами. Достаточно, впрочем, ехидными.
Больше иранцев возле нашей делегации не наблюдалось, а на следующие заседания, когда обсуждались вопросы свободы СМИ, в первую очередь - интернета, они не пришли вовсе.
- Не считаете ли вы, что участие Израиля в подобных форумах - идеальный способ подставиться, стать мальчиками для битья, как, например, это случилось в Дурбане?
- Нет, не считаю. Нам как раз нужно как можно более часто участвовать в таких форумах, чтобы донести позицию Израиля по многим вопросам. Уже не раз было сказано о наших явных провалах в пропагандистской работе. Мир слушает не нас, а иранцев и палестинцев. Так давайте же скажем, как обстоит дело на самом деле. Причем, скажем сами, а не дадим знакомиться с нашим видением проблем в иранской или палестинской интерпретации.
- Вы постоянно слушаете Ахмадинеджада, аятолл, официальные сообщения из Ирана. Каковы ваши ощущения - сбавился ли воинственный пыл?
- Наоборот, иранцы становятся все более воинственными, убеждаясь в безнаказанности. Взгляните на ситуацию с ужесточением санкций по атомной программе. В течение последнего полугодия в этом плане ничего не делается. Все обсуждения идут в вялотекущем режиме. Для иранцев важен каждый день, каждая неделя, ибо они все ближе приближаются к точке невозврата. А мир дарит им месяцы и годы...
- По вашей оценке, если Иран все-таки обзаведется ядерным оружием (в чем лично я практически не сомневаюсь из-за вялой реакции Запада на персидскую наглость), то рискнет ли он пустить его в ход против Израиля?
- Трудно однозначно ответить на такой вопрос. Важно все же то, что у Ирана появится мощный козырь устрашения, который там будут считать важным элементом регионального, а может быть и глобального лидерства. И в таком раскладе может появиться соблазн пустить его в дело. А адресатом может быть не только Израиль. В сегодняшнем Тегеране достаточно много лихих и безрассудных голов.


Комментарии (Всего: 1)

В Евразийском медиа-форуме принимали участие многие сторонники Ирана, в том числе российский журналист М.Шевченко и американский гражданин иранского происхождения Х.Амирабади. А где американские граждане израильского происхождения? Где российские журналисты, занимающие прозападную позицию? Вот так и проигрываем на всех направлениях.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *