Почему “русские” не пошли к левым?

В мире
№21 (736)

Среди множества забавных тусовок, на которых мне довелось побывать в последнее время, выделяется, безусловно, дискуссия в штаб-квартире “Женевской инициативы” под названием “Почему русскоязычная община Израиля не примкнула к левым движениям”. Она состоялась на днях в Тель-Авиве и продолжалась более трех часов, что вполне понятно. Это же вечный вопрос для израильской политики, если не считать того замечательного факта, что за годы нашего пребывания в Израиле от левого лагеря уже почти ничего не осталось, так что примыкать, собственно говоря, особенно не к кому. И тем не менее соблазн влить новое “русское” вино в старые мехи и тем самым вернуть их к жизни по-прежнему владеет умами стратегов. Вот на их собрание я и попала...
Как всегда, когда речь идет о провале, кое-кто попытался найти виновных. Как ни странно, собравшиеся покатили бочку... на иврит. Депутат кнессета от “Кадимы” Орит Зоарец рассказала о том, как она пробивалась в жизни: ей пришлось пройти гиюр, родителям изменить профессии и изучить иврит, она поднималась по карьерной лестнице, тяжело одолевая ступеньку за ступенькой. Теперь она устроена. И хотя по-русски Орит практически не говорит, жизнь удалась.
Бывшая глава парламентской комиссии по алие и абсорбции Колетт Авиталь отметила, что в израильских больницах врачи и медсестры предпочитают решать все вопросы, пользуясь исключительно русским языком. Постоянно расширяется сеть детских садов, где дети учатся говорить по-русски, игнорируя иврит...
Понимать ее выступление следовало так: если бы репатрианты полностью перешли на иврит, они стали бы мыслить в духе местных идеологов, имеющих влияние в СМИ, и шансов придать им правильную ориентацию было бы больше.
Бывшему депутату кнессета Роману Бронфману выступить на этом собрании не пришлось – для него просто не хватило времени. А жаль. Создатель партии “Демократический выбор”, которая по начертанному плану должна была со временем стать основой для “Демократической партии”, но безвременно почила, став частью МЕРЕЦа, теперь, проведя несколько лет вне парламента, мог бы, наверное, много чего рассказать об отношении дважды соотечественников к левым движениям. Но любопытно другое. Респектабельный Бронфман хорошо известен русскоговорящему израильскому народу, хотя и не особенно любим им. Помимо лозунгов по достижении скорого мира с палестинцами он всегда предлагал социальную программу (пенсии из Украины и из стран бывшего СССР, гражданские браки и так далее) и тем был интересен публике. Ныне же деятельность “русского” МЕРЕЦа сводится исключительно к борьбе за права палестинцев, что под корень рубит последнюю надежду организаторов наскрести по сусекам с “русской” улицы голосов хотя бы на один депутатский мандат.
Офир Пинес (“Авода”), не так давно ушедший из Кнессета в знак протеста против деятельности Эхуда Барака как лидера партии, говорил: не оправдалась вера в то, что репатрианты постепенно, естественным образом, вольются в старые израильские партии, а секторальные объединения вымрут, когда репатрианты выучат иврит. Жизнь опровергла эти прогнозы. Репатрианты в большинстве своем выучили иврит, по крайней мере до рабочего уровня, но при этом уперлись, отстаивая русский. Великий и могучий не собирается отмирать, несмотря на трудности абсорбции. Более того, именно хорошо интегрировавшиеся в израильскую жизнь олим теперь могут позволить себе роскошь отдыхать, покупать и развлекаться по-русски.
Так вот, высказав огорчения по поводу того, что репатрианты так и не стали частью “Аводы”, Офир Пинес все-таки признал: причина этого явления кроется еще и в том, что сами коренные израильтяне отказали родной партии в доверии. В свое время, сказал он, именно русскоязычные репатрианты помогли прийти к власти Ицхаку Рабину, а потом Эхуду Бараку, но надежды, которые мы возлагали на лидеров “Аводы” как в плане безопасности, так и в отношении социальных вопросов, не оправдались.
На фоне всего прежде сказанного заявление это прозвучало довольно смело. Но так и не прозвучали слова покаяния, которые лично я очень надеялась услышать.
Удивительно, но факт: левые теоретики по-прежнему предпочитают не замечать убийственного эффекта так называемого одностороннего размежевания. В процессе подготовки к осуществлению этого плана наши люди в массе своей не проявили к нему резко негативного отношения, зато впоследствии весьма и весьма многие пожалели о своем “непротивлении”. Усилившиеся ракетные обстрелы Сдерота, городка с высокой долей русскоязычного населения, а затем городов компактного проживания наших – Ашкелона, Ашдода и даже Беэр-Шевы - вызвали решительный пересмотр позиций в отношении идей одностороннего размежевания вообще и передачи территорий палестинцам без реальных гарантий безопасности - в частности.
Именно выход израильтян из Газы, повлекший за собой многие трагические последствия, и стал тем, что требовалось доказать. На корню была подорвана идея передачи палестинцам земель в обмен на мир, где их благодарность воспринималась как нечто само собой разумеющееся, не требовавшее жестких обязательств. Палестинцы нанесли жестокий удар по этой идее, даже не потрудившись хотя бы создать видимость мирного труда на своей земле. Там, где были еврейские теплицы, плодами которых можно было накормить пол-Европы, теперь пустыри, на которых нет больше ничего, кроме ракетных установок. И дело конечно же не в том, что северные страны потеряли поставщика фруктов-овощей, произведенных по самым современным технологиям, в конце концов одних поставщиков просто поменяли на других. Дело в том, что палестинцы, годами работавшие в теплицах, потеряли честные заработки, потеряли профессии и вынуждены были переквалифицироваться в могильщиков, чтобы зарабатывать на рытье тоннелей.
Этот эффект мало-помалу начинает замечать международное сообщество, но наши левые всё никак не прозреют. За годы, прошедшие с момента размежевания, с их стороны так и не прозвучало ни одного заявления о признании собственных заблуждений. Наоборот, “Кадима” надеется продолжить движение в том же направлении, потому что другого у нее просто нет, а мятущаяся, расколотая “Авода” все еще верит в то, что “русская” алия достаточно созрела для того, чтобы начать с ней разговор на равных, иными словами, на полноценном иврите, а не на “секторальном” русском. И тогда все сразу будет хорошо. И раз все это не изменилось, остается искать объездные пути.
- А есть ли в вашем движении именитые “русские”? - спросил у представителей “Женевской инициативы” Яков Кедми, который тоже все никак не может найти свою нишу на израильском политическом Олимпе. - Если нет, может быть, есть хотя бы деньги?.. Что ж, как говорили на нашей бывшей родине, нет денег - не будем строить коммунизм!

Виктория Мартынова
“Новости недели”


Комментарии (Всего: 1)

Все дело в том, что приехали люди,детство и яность которых прошли в "левой" России и они хорошо помнят,что это за гадость.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *