Главный израильтянин Нью-Йорка

Нью-Йорк
№22 (737)

Должность генерального консула в Городе Большого Яблока – знаковый период карьеры государственного служащего любого государства. С учетом специфики израильско-американских отношений кандидатура на этот пост отбирается куда тщательней, чем на должность посла в какое-нибудь европейское государство. Вот уже более двух лет израильскую дипмиссию в этом городе возглавляет Аси Шарив. До этого он возглавлял пресс-службу премьер-министра Ариэля Шарона. Юрист по профессии, имеет адвокатскую лицензию. Во время службы в ЦАХАЛе редактировал армейскую газету “Бэ Маханэ”, затем работал редактором газеты “Глобс”

Генеральное консульство Израиля в Нью-Йорке расположено в престижной восточной части Манхэттена, на 42-й улице, рядом с комплексом ООН. Часть этой улицы носит имя Ицхака Рабина.
- Г-н консул, Израиль декларирует свой еврейский характер, при этом в нем проживают представители самых разных национальностей. Кого представляете вы как израильский дипломат?
- Я – посланник Государства Израиль и представляю в Нью-Йорке израильское правительство. Нью-Йорк занимает особое место на еврейской карте мира, поэтому я чувствую себя еще и посланником евреев Израиля в мегаполисе, доля еврейского населения в котором – одна из самых больших в мире. Кстати, вовсе не каждый израильский дипломат – еврей по национальности.
- США весьма специфичная страна в плане определения политического центра. Всем известно, что американская столица – Вашингтон, однако даже по своим размерам этот город не идет ни в какое сравнение с Нью-Йорком, основным центром американской политической, культурной и экономической жизни. Существует ли негласное соревнование между посольством Израиля в Вашингтоне и генконсульством в Нью-Йорке - мол, кто важнее?
- Ответ однозначный: нет никакого соперничества, поскольку посольство важнее. Это мировая практика. Разве что штат нашей миссии по понятным причинам больше чем штат посольства.
- За время вашей нью-йоркской каденции в МИДе Израиля произошла смена руководства. Вы почувствовали какие-то кардинальные изменения в работе?
- Не скрою, помогало и помогает то, что и с тем, и другим министром у меня прекрасные личные контакты. С Ципи Ливни мы знакомы еще со времен моей работы в канцелярии премьер-министра Ариэля Шарона. Что касается Авигдора Либермана, то, будучи адвокатом, я представлял его интересы по ряду дел. Глобальных изменений в плане развития израильско-американских отношений нет. Что же касается большой политики, то у каждого правительства свой характер, своя стратегия, свои цели. Некоторые - подчеркну, некоторые - изменения легко определить, читая прессу. Так, раньше главной темой была палестинская проблема, сегодня основная тематика – иранская угроза. Если раньше главы израильского МИДа отправлялись с заграничными визитами чаще всего в Вашингтон, то сегодня министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман ставит перед собой задачей открыть Израиль всему миру. Он уже побывал в Южной Америке, в других регионах.
- Пресса твердит, что нынешняя администрация Белого дома не уделяет должного внимания своему другу Израилю. Это так?
- Это не так. Изменились подход, степень решимости, видение способов разрешения израильско-палестинского конфликта. Активность спецпосланников президента Барака Обамы лишь подчеркивает активность нынешней американской администрации на ближневосточном направлении. Кстати, в этой администрации самое большое количество евреев за всю историю американской демократии. Те, кто недоволен нынешним американским президентом, любят повторять: “Обама сформировал не президентскую администрацию, а миньян”.
- В США, в частности в Нью-Йорке, постоянно проживает много израильтян. Для консульства это уже американцы?
- Это израильтяне. Причем без определения “бывшие”. Отношение израильских властей по отношению к тем, кто по тем или иным причинам покинул нашу страну, тоже претерпело изменения, причем в лучшую сторону.
В Израиле жить непросто, но это наша страна. У большинства израильтян, проживающих в США, крепкие связи с родиной – частые поездки, денежные пожертвования, участие в разнообразных культурных мероприятиях... В наши задачи не входит способствовать алие или возврату “йордим”. Эти функции выполняют Сохнут и “Нефеш бэ-нефеш”. Израильтян в Америке много. Это и постоянно проживающие здесь люди, и те, кто приехал в США на время, учиться и работать. Я решил использовать столь мощную силу в интересах нашей страны. Мы организовали группу активистов, примерно 700-800 человек, которые собираются раз в месяц. Вся программа встреч – строго на иврите. Темы обсуждений самые разные – культура, политика и пр. В гостях у нас уже побывали президент Шимон Перес, практически все министры. Таким образом, мы получили почти тысячу своеобразных послов нашей страны, которые рассказывают у себя на работе, в компании друзей и т.п. об израильских реалиях, культурных традициях, истории еврейского народа.
- Если бы ваша карьера продолжалась сейчас в Иерусалиме, шанс встретить коллегу-дипломата из Ирана или Сирии у вас был бы нулевым. Приходится ли вам лавировать, дабы избежать встреч с представителями враждебно настроенных по отношению к Израилю стран?
- Знаете, палестинцев я встречаю в Нью-Йорке чаще, нежели на родине. Мы следуем дипломатическому протоколу и не встречаемся с представителями некоторых стран. Как-то израильский премьер прибывал на заседание Генассамблеи ООН, и мы готовили программу его визита. Среди прочего нам необходимо было заказать для делегации номера в отеле. Мы сделали это заблаговременно, но буквально за неделю до приезда в службе приема гостей нас спросили: “Не будет ли проблемой то, что в это же время в отеле разместится такая же делегация из одной арабской страны?”. Мы ответили: “Нет никаких проблем, если только это не, предположим, Ахмадинеджад”. Оказалось, что таки он. Мы на секунду представили себе случайную встречу вооруженных охранников израильской делегации с их иранскими коллегами где-нибудь в лифте и решили, что такая встреча даже для видавшего виды Нью-Йорка будет, мягко говоря, нежеланной. Встречи не произошло.
В ООН все по-другому. Там разного рода столкновений лицом к лицу избежать сложно. Частенько в конференц-залах можно почувствовать одно отношение друг к другу, а в кулуарах – противоположное. Например, некоторые дипломаты соседних с Израилем стран на трибуне нередко крайне негативно высказываются по отношению к политике официального Иерусалима, а вот где-нибудь в буфете чуть ли не братаются со своими израильскими коллегами.
- Америка говорит на самых разных языках, в том числе и на русском. В израильском генконсульстве есть русскоговорящие сотрудники?
- Наш пресс-атташе Йоэль Лион владеет русским. Каждый раз, когда у нас открываются вакансии, мы указываем, что преимущества будут отданы тем претендентам, которые владеют русским. Забавный факт: один из охранников генконсульства – йеменский еврей. До приезда в Нью-Йорк он работал в нашей московской миссии. Так вот, за год этот парень выучил русский и говорит на нем почти без акцента!
- Об Америке мечтают. Считается, что в Новом Свете можно осуществить все, что пожелаешь. Вы свою мечту осуществили?
- Я принадлежу к той категории людей, которые, добившись чего-то, сразу же ставят перед собой новую цель.

Алексей Осипов
“Новости недели”