Почему Пакистан плодит террористов?

Америка
№22 (737)

25 января 1993 года молодой пакистанец с мирным именем Мир Аймаль Каси подъехал на «Датсуне» к повороту на Лэнгли и начал расстреливать с обочины из «Калашникова» остановившихся на светофоре водителей. В общей сложности он сделал 10 выстрелов.
Работая развозчиком, Каси много раз проезжал мимо этого места и знал, что там в основном останавливаются на красный сотрудники ЦРУ, следующие в его штаб-квартиру. Мир не ошибся: он убил двух цэрэушников и ранил троих водителей, один из которых был невинным инженером, а другой работал в телефонной компании АТТ. Каси стрелял бы еще, но на перекрестке больше никого не было.
Цэрэушники, как правило, не носят при себе оружия. Я узнал об этом в середине 70-х, когда один из них возил меня по Вашингтону, и я с удивлением обнаружил, что он опасливо избегает криминогенных негритянских районов, занимающих значительную часть нашей столицы. Приехав незадолго до этого из Союза, я воображал, что американские шпионы всегда вооружены до зубов.
Разделял это заблуждение и Каси. Как он показал впоследствии на допросе, он ожидал, что его арестуют на месте или застрелят. Но никто в него не стрелял и за ним не погнался.  Каси заехал домой, спрятал оружие за диваном и снял номер в гостинице «Дэйз инн». Узнав по Си-эн-эн, что полиция ищет не ту машину, он спокойно сел с утра в самолет и вернулся в Пакистан.
Он приехал в США в 1991 году, везя изрядную сумму денег, доставшуюся ему в наследство от отца. Каси летел с купленными в Карачи фальшивыми документами, в которых его имя было написано как Канси. Впоследствии он купил себе в Майами грин-карту. Будущий террорист поселился в Вирджинии со своим земляком Захедом Миром и вложил деньги в курьерский бизнес.
Впоследствии Захед показал на допросе, что Каси осерчал на янки под влиянием репортажей Си-эн-эн, в которых рассказывалось об американских столкновениях с Ираком, о деятельности ЦРУ в мусульманских странах и об израильских репрессалиях против палестинцев.
Согласно некоторым источникам, отец Каси работал агентом ЦРУ, но потом был брошен американцами на произвол судьбы и впоследствии ими убит. Неясно, так ли это, но Каси верил, что именно так, и решил свести счеты с цэрэушниками.
Следствие быстро вычислило его через оружейную лавку, но поделать ничего не могло, поскольку Каси укрывало его пуштунское племя. Со временем племя, очевидно, соблазнилось на многомиллионное вознаграждение, объявленное американцами за поимку убийцы. В мае 1997 года в американское консульство в Карачи пришел местный обыватель, который предложил сдать Каси.
Убийцу соблазнили выгодной сделкой – контрабандой в Пакистан российской электроники – и арестовали в пенджабском отеле «Шалимар». Военно-транспортный самолет С-141 спецрейсом доставил Каси в США.
Его судили за убийство сотрудников ЦРУ 66-летнего Лансинга Беннета, врача по образованию, исследовавшего состояние здоровья иностранных лидеров, и 28-летнего Франка Дарлинга, занимавшегося тайными операциями. Каси стрелял в Дарлинга первым, а когда больше стрелять было не в кого, вернулся и всадил ему несколько пуль в голову.
Пакистанец не стрелял в сидевших в машинах женщин, объяснив на допросе, что «это противоречило бы моей вере».
За день до оглашения вердикта по делу Каси в Карачи застрелили четырех американских нефтяников и везшего их таксиста-пакистанца. Считают, что террористы отомстили так за Каси.
Его казнили в Вирджинии 14 ноября 2002 года. Тело убийцы отправили в Пакистан, где на его похоронах была вся администрация Белуджистана, командующий местным армейским корпусом и тогдашний пакистанский посол в США Ашраф Джахангир Кази.
Таковы Пакистан и пакистанцы.
Эта давняя история вспомнилась мне в связи с тем, что горе-бомбист Файсал Шахзад, пытавшийся взорвать самодельную бомбу у нас на Тайм-сквере, тоже был пакистанцем и, между прочем, сыном вице-маршала пакистанской авиации. Как и Каси, он планировал скрыться в Пакистане, но за несколько минут до отлета его арестовали в самолете  таможенники, в том числе один мой русский приятель. Мир тесен.
В студенческие годы я довольно сносно знал урду и работал с этим языком в ЦК КПСС и КМО у Геннадия Янаева, будущего вождя ГКЧП. В середине 90-х я встретил Янаева в Москве на митинге красно-коричневых и взял у него интервью для Би-би-си. Как поведал мне московский журналист Григорий Нехорошев, Янаев потом подошел к нему и похвастался, что у него только что брал интервью бибисишник, который когда-то у него работал.
Урду всегда нравился мне больше, чем хинди, бывший моим главным восточным языком. Сравните звучание термина «ашраф уль-махлюкат» (это «всевышний» на урду) и «кршипрадхан ор артхик дршти се» (это «с сельскохозяйственной и промышленной точки зрения» на хинди). Это, конечно, не самый корректный пример, поскольку «всевышний» и «с сельскохозяйственной точки зрения» звучит по-разному и на одном и том же языке, то есть русском. Но другой пример сейчас не приходит мне в голову.
Я много общался в молодости с пакистанцами, но они были коммунистами, а не исламистами. Поэтому тридцать лет спустя я был удивлен, что среди них оказалось так много террористов.
Не далее как в октябре в чикагском аэропорту арестовали пакистанца Дэвида Хедли (в девичестве Дауда Сайеда Гилани). В марте он признался в причастности к терактам 2008 года в Мумбаи. Рамзи Юсеф, который организовал первый взрыв Всемирного торгового центра в 1993 году, родился в Кувейте, но в пакистанской семье.
Организатор второго взрыва Центра Халид Шейх Мохаммед является пакистанцем. Пакистанец и Омар Сайид Шейх, похитивший корреспондента «Уолл-стрит джорнэл» Дэниэла Перла, которому отрезали голову. В июле 2005 года бомбы взорвались в лондонском метро и автобусе. Трое из четырех бомбистов оказались пакистанцами. Как сказал бы Ленин, список этот так же неисчерпаем, как и атом.
В Индонезии больше мусульман, чем в Пакистане. Пакистан дальше от ближневосточного змеюшника, чем Турция. Но он породил гораздо больше международных террористов, чем они.
Иран и Сирия относятся к Америке и Западу вообще куда враждебнее, но их граждане не пытаются взорвать нам Тайм-сквер и не засветились по части террора в Германии, Дании, Испании и Голландии, как пакистанцы.
В чем дело? Распространена теория, что Пакистан превратился в джихадское гнездо в 80-х годах, когда американцы и саудовцы сделали его плацдармом войны против советского оккупационного корпуса в Афганистане. Эта теория содержит рациональное зерно, но ряд наблюдателей смотрят дальше и ведут порчу от самого создания Пакистана, который англичане выкроили в 1947 году из мусульманских районов Индии.
Будучи по образованию индологом, я хорошо знаком с чудовищной религиозно-общинной резней, которая разразилась тогда в Индостане и унесла миллионы жизней.
Пак – это «чистый». Пакистан – это страна чистопородных мусульман. Это первое современное государство, основанное исключительно на исламе. Его столица называется Исламабад. На государственном флаге красуются звезда и полумесяц. Сборная по крикету выступает в зеленом.
 С самого начала Пакистан был заражен идеей мессианского панисламизма. Одним из первых представителей Пакистана в ООН был Мохаммад Асад, в девичестве Леопольд Вайс. Этот сын львовского юриста и внук черновицкого раввина перешел в середине 20-х в ислам и сделался одним из самых знатных толкователей Корана.
 В 1949 году Пакистан создал первую в мире транснациональную исламистскую организацию – Всемирный исламский конгресс. Ее президентом был назначен Мохаммед Амин Хусейни, главный муфтий Иерусалима, слывший патологическим антисемитом.
Пакистаном по очереди правили гражданские и военные режимы, но центральное место в жизни страны неизменно занимал ислам. Пакистанский премьер  Зульфикар Али Бхутто похвалялся своей «исламской бомбой», а ее отец, «пакистанский Сахаров» Абдул Кадир Хан, передал ее секреты Ирану.
В 80-х в Пакистане радушно принимали бен Ладена, его правую руку Аймана Завахири и теоретика глобального джихада палестинца Абдуллу Аззама. Афганские талибы являются выкормышами пакистанской спецслужбы, которая любит пестовать боевиков и запускать их к своим соседям, прежде всего в Индию, воспринимаемую в Исламабаде как «главного противника».
В последнее время Исламабад частично изменил курс, но его армия борется лишь с талибами в южном Вазиристане, где они угрожают самому Пакистану. По большей части она оставляет в покое талибов в северном Вазиристане, где они строят козни против Афганистана и Запада. Именно там проходил курс молодого террориста Шахзад, который, слава Аллаху, так и не выучился толком собирать взрыватели.
Даже получив 18 миллиардов долларов американской помощи, Пакистан с трудом преодолевает свое исламское нутро.
Значит, нам надо ждать оттуда новых гостей.


Комментарии (Всего: 1)

Немного непонятно - этот Каси значит взял все деньги убитого отца,прилетел в США,затарился пушкой и на перекрестке (в пьяном виде что-ли?) начал стрелять по остановившемся машинам,удачно подстрелил двух ЦРУшников (случайно?!) и в ужасе улетел обратно к сородичам,которые его благополучно продали.Вопрос - если он не фанатик или сумасшедший,зачем ему это? Или я чего-то не догоняю?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *