Устроитель судьбы

Литературная гостиная
№22 (737)

 

Спустя несколько дней после рождения Ральфа старик Вальденштейн собрал всю свою родню и обратился к близким с речью:
 - У разных народов, как и у разных семейств, существуют свои обычаи дарить что-то первенцам по мужской линии. Я хочу преподнести малышу вот эту визитную карточку и готов оплатить все расходы, которые предстоит понести в случае вашего заказа.
 Более он не стал распространяться, - прадед слыл молчуном, и столь много слов, высказанных за короткое время, было для него редкостью, - а просто передал счастливым родителям тисненый золотой прямоугольник, на котором было выведено черным несколько слов.
 - Джорджо Кальяро, устроитель судьбы, - вслух прочел Уолтер, отец ребенка, и с недоумением уставился на дарителя. - А кто это? Судя по названию специальности, скорее всего, сват? Но нашему мальчику еще рано иметь невесту!
 Но старик уже замкнулся в себе, а к родителям подошел его сын, Манфред, и, взяв их под руки, отвел в детскую.
 - Дорогие мои, - сказал он, - не стоит утруждать себя излишними подробностями. Мой отец, пусть и несколько чудаковат, еще не выжил из ума, тем более, когда сообщил, что готов нести все финансовые затраты. Я никогда не интересовался подобными вещами, но знаю, что эта визитная карточка хранится в нашей семье уже не одно поколение и, как видите, ничего плохого о своей жизни мы сказать не можем...
 - Но если вы, уважаемый, и добились важного положения в обществе, то исключительно своим способностям и труду, - заверил Уолтер Раут, - и мы с вашей дочерью Эльзой прекрасно понимаем это.
 - Было еще кое-что, - заверил Манфред. - В любом случае настоятельно рекомендую вам позвонить по указанному на карточке номеру и поговорить с обладателем проставленного там имени. Не помешает!
 И он оставил молодую пару возле колыбели малыша.
 - Странно, - заметил Уолтер, - никогда о таком не слышал. А ты?
 - Я тоже, - пожала плечиками Эльза, - но ведь я никогда не относилась к “первенцам по мужской линии”. С другой стороны, все, что говорит прадед, обычно не лишено смысла. Очень странный старик, возражать не буду, но в нашей семье принято одно правило: каждое его слово - на вес золота. Не забудь, именно благодаря его усилиям мы сейчас оказались там, где находимся, почти в элите...
 - Не стоило напоминать мне о моем социальном происхождении, - обиделся Раут, - если я не обладаю титулом, то это еще ни о чем не говорит!
 - Прадед как раз и получил титул, точнее добился его благодаря самоотверженному поступку в бою, - напомнила его молодая супруга, - а до этого был простым унтер-офицером, не более, из довольно бедной семьи угольщиков. Но не тех угольщиков, которые владеют шахтами, а из тех, кто там трудится, добывая его...
 - Не спорю, я хорошо знаю биографию твоего прадеда - внимательно проштудировал ваши семейные летописи, - кивнул Уолтер. - Ты считаешь, мне надо позвонить по приведенному тут номеру?
 - Обязательно. Но не уверена, что тебе ответят - ведь прошло столько лет с тех пор, как ей воспользовались в последний раз, а в мире слишком быстро все меняется...

 * * *
 Но ему ответили. А на следующий день перед молодыми родителями стоял бледный человек в шляпе и, приглаживая левой рукой свои тонкие усики, представился:
 - Джорджо Кальяро, устроитель судьбы!
 - Именно так и написано на старой визитке, - с удивлением подтвердил Уолтер. - Вы настолько хорошо сохранились за все прошедшие годы?!
 - Ах, что вы?! - замахал на него обеими руками гость и рассмеялся пронзительным тенором. - Не надо делать столь далеко идущие выводы, уважаемый хозяин и, надеюсь, наш будущий клиент. Данное ремесло передается в нашей фамилии из поколения в поколение, так сказать, семейный бизнес. Потому незачем удивляться столь точному сходству - все повторяется в природе, в истории и в наших судьбах. Коль речь зашла о конкретной судьбе, то какое будущее хотелось бы вам для вашего сына? Вы уже думали об этом?!
 Хозяева переглянулись.
 - Но он еще младенец! - воскликнула Эльза. - Как мы можем сейчас что-то загадывать?!
 - Именно сейчас все и надо делать, - почти по-приятельски улыбнулся ей Кальяро, - характер человека меняется, меняются обстоятельства жизни, и только запланированные нами события протекают так, как им и следует, согласно выбранному сценарию. Всё, что вы пожелаете, будет исполнено.
 - Позвольте, в столь малом возрасте, - не понял Раут, - вы знаете, сколько дней нашему крохе?
 - В данном случае это не имеет принципиального значения, - заметил гость. - Если вас не убеждают мои слова, то прибегну к простейшему примеру, опубликованному недавно в одном популярном столичном журнале по психологии. Два близнеца-младенца, родившиеся в одно и то же время, лежат на одной простыне в одной комнате для новорожденных. Но под одним простыня - прямая и гладкая, а под другим - спонтанно образовалась складка. И что вы думаете? Это складка, мелочь, пустяк, ерунда, уже вносит коренные изменения в характер будущего юноши. Вот на каком уровне и как начинают происходить события... Так что со своим Ральфом вы уже несколько, как бы сказал мой отец, припоздали. Но мы с удовольствием наверстаем упущенное, будь на то ваша воля!
 - А что вы можете нам предложить? - осведомилась Эльза, будучи с детства внимательной и осторожной к любого вида неожиданностям и новшествам.
 - Ну... - развел руками Кальяро, - учитывая исходные данные, у вас почти замечательные позиции для любого старта. Можете без труда выбирать карьеру политика, военного, ученого или просто богатого бездельника, весело прожигающего жизнь. Но при этом он будет только богатеть и избежит всевозможных осложнений, встречающихся на пути у каждого, ведущего подобный образ существования. Наша фирма готова выполнить любое ваше желание!
 - Но это мне совершено непонятно! - продолжал недоумевать Раут. - Вы обещаете будущее, которое нельзя предвидеть!
 - Будущее можно предвидеть, просто тут следует применить свою особую механику. Не будем говорить о пророчествах Нострадамуса, чьи катрены далеки от реальных событий и напоминают лишь смутные картинки больного шизофренией. Коснемся более близкого к нам и вполне достоверного факта.
 Во времена французской империи, под знаменами славного Наполеона, было сокрушено полмира, а оставшаяся часть трепетала, глядя на поступь колонн его усатых гвардейцев. В этот период в районе Карибского бассейна, где-то на Ямайке, тосковал в глубокой провинции некий офицер, техник по основной профессии. Он устал от безденежья, от тупости местных чиновников, назойливости чернолицых красавиц и всего того бедлама, в который погружен окраинный мир колониальной державы. Его мечтой было выбраться в блистательный Париж, дабы зажить там той самой жизнью, к которой он привык на протяжении ряда лет, начиная чуть ли не с самого рождения. И офицер, немного подумав, отправляет письмо своему непосредственному руководству в Париж, где сознается, что ему известна тайна распознавания событий будущего и, если будет возвращен с Ямайки и получит достойное его дарования место, то откроет свою систему и будет рад послужить Франции в новом амплуа.
 Дни были слишком яркие, чиновники, сидя в своих кабинетах, упивались победами и триумфами, и один из них, мельком просмотрев рапорт офицера, небрежно сунул его в дальний ящик, где хранилась корреспонденция из колоний, не имеющая первостепенного значения. И его вполне можно было понять: зачем знать события грядущего, когда будущее творится при помощи кавалерии Мюрата и величайшим полководческим талантом императора?!
 Но все преходяще, как и сама история. Храбрые французские кавалеристы полегли на заснеженных полях России, там же потеряли свою прыть усатые гвардейцы, и сам Наполеон вынужден был бежать во Францию, спасаясь от плена, но и этого ему в свое время избежать не удалось. От былой славы остался всего лишь дым...
 Новые чиновники, находящиеся в оппозиции к бывшему режиму, или вообще к нему непричастные, стали занимать пустые кабинеты министерства, и один из них, наткнувшись на рапорт колониального офицера, заинтересовался им. Тем более что приложением к письму был перечень возможных событий, расписанный на десять лет вперед. Прошло пять лет, но большинство из названных фактов с удивительной точностью совпадали с приведенными в листке.
 Чиновник бросился докладывать о своей находке более ответственным лицам, а те немедленно послали запрос об офицере: срочно вернуть в Париж, предоставить все необходимые условия, обеспечить всевозможными привилегиями и так далее. Но было поздно. Офицер с Ямайки, заболев тропической лихорадкой, скончался два года назад, а тщательный обыск в его доме не дал никаких результатов. А ведь механика узнавания событий была! Она и сейчас есть на самом деле. Просто мы научились не только определять ее, но и корректировать по своему усмотрению в отношении определенных личностей. Я понятно объяснил суть вопроса, господа?
 Молодые родители переглянулись и, пожав плечами, кивнули. Им-то как раз мало что было ясно.
 - Тогда мы можем приступать к реальному разговору. Я оставлю вас на пару дней, чтобы вы могли определить будущее своего сына, и сообщу о стоимости наших услуг. Если вас удовлетворят наши тарифы - милости просим в грядущее!
 И незнакомец исчез, оставив после себя на столе новую визитную карточку с выведенной на ней цифрой.
 - Ничего себе! - покачал головой Раут, взяв визитку в руки.
 - Много, - вздохнула, заглянувшая к нему через плечо Эльза. - Но речь идет о нашем сыне, к тому же прадед обещал оплатить все расходы Кальяро.
 - Ну, если так, - развел руками Уолтер. - Я все равно в это не верю, но давай присядем и попытаемся что-то набросать. То, чтобы мы хотели бы для малыша Ральфа.
 - Давай, - согласилась его супруга. - Мне лично кажется, что офицерское звание на первых ступенях служебной лестницы лишь поднимет авторитет человека в дальнейшем, когда он уйдет с военной службы...
 - Я с тобой в этом вполне солидарен, - согласился Раут. - Большинство наших “больших шишек” прошли армейскую школу. Конечно, без участия в боевых действиях и в каких-либо локальных конфликтах, не говоря уже об операциях ООН, куда очень любят привлекать именно наших солдат.
 - Это - само собой! - вывела Эльза. - А дальше...

 * * *
 Директор торжественным взглядом обвел преподавателей и сказал:
 - А теперь, господа, позвольте мне зачитать список курсантов, рекомендуемых нами для дальнейшего обучения в высшую военную академию Генерального штаба!
Он медленно читал фамилии, делая ударение на каждой, как бы сверяя реакцию присутствующих с собственной. Да, тут были весьма достойные кандидатуры - лучшие из лучших!
 В конце списка стояла еще одна фамилия и директор с недоумением прочел:
 - Ральф Раут...
Преподаватели удивленно переглянулись: юноша не отличался хорошими знаниями, ни нормальной дисциплиной, наоборот, за годы учебы они с ним изрядно помучились.
 - Странно, - заметил директор, - даже и не знаю, как сюда попала эта фамилия, надо ее...
 - Если она стоит в списке, значит, там ей и место! - улыбнулся худощавый усатый мужчина - представитель академии. - Мы ведь берем то, что нам требуется!
 Он взял список из рук растерявшегося директора и положил в свою папку.
 - Благодарю вас, господа, за проявленное понимание и верную службу отечеству!

 * * *
 Банкет был в самом разгаре, когда к капитану Рауту подошел майор Зайглиц.
 - Капитан, мне сообщили, что вы нелицеприятно охарактеризовали присутствующую со мной даму?
 - Я всего лишь констатировал очевидное, господин майор, не более. Извольте взять свои слова обратно, иначе своим поступком вы меня оскорбите. Не ее, а меня!
 - Суждение вполне справедливое и не нуждается в корректировке, я говорил только то, что видел.
 - Замечательно, сударь! Тогда в качестве оскорбленного офицера, честь дамы которого задета нелепым описанием, вызываю вас на дуэль!
 - Но дуэли в стране отменены уже два века!
 - Дуэли отменены, их нет, но вместо них непримиримые противники выезжают на охоту. А ведь на охоте может случиться всякое, в том числе и несчастный случай...
 - Это занимательно...
 - Вы принимаете мой вызов, капитан?
 - Да, я считаюсь неплохим охотником. Не стоит портить свою репутацию.
 Дуэлянты сошлись в тридцати шагах друг от друга. Один из секундантов раздал противникам старые одноствольные пистолеты (традиции - превыше всего!), и они замерли, готовые к стрельбе.
 - Еще раз заверяю, что всякий, будь он сейчас убит или ранен, станет жертвой несчастного случая на охоте, - заверил распорядитель дуэли. - Таким образом, стороны не понесут никакого наказания в любом случае. Вопрос, почему один из вас будет убит из пистолета, а не охотничьего ружья, легко объясняется странной прихотью охотиться при помощи старинного оружия. Вы готовы, господа? Огонь!
 Пуля капитана Раута чирикнула над головой майора, угодив в ствол многолетнего дуба. А пуля его противника... она исчезла.
 - Черт возьми, - возмутился тот. - Мне кажется, будто я стрелял холостым патроном!
 - У всех были одинаковые возможности, всё проверялось заранее, и мы можем подтвердить это, - сказал распорядитель дуэли, тощий подполковник с узкими усиками. - Не так ли, господа секунданты?
 Те послушно закивали.

 * * *
 Каролина выглядела строптивой и недовольной.
 - Вы все вокруг говорите о Ральфе Рауте, словно на земле нет других мужчин!
 - Но он прекрасная партия для тебя, - заверяла ее сестра. - Блистательный офицер, которого ждет великолепная карьера. К тому же молод и хорош собой.
 - Но о нем рассказывают такое!
 - Если было бы правдой все то, что о нас рассказывают, - усмехнулась сестра, - то нам бы ничего не оставалось, как утопиться. Но и на самом деле лучшего жениха тебе не подыскать. К тому же господин Кальяро, папин кредитор, настоятельно говорил о нем...
 - Джорджо разбирается в людях, - задумалась Каролина, - кто знает, может быть, вы все и правы...
 - Еще как правы, дорогая! Мы ведь хотим тебе только добра...
 - Я знаю...

 * * *
 Министр выбрал подходящий момент для беседы с лидером партии, когда поблизости никого не оказалось.
 - По-моему, самая хорошая кандидатура для нас - Ральф Раут, - произнес он. - Бывший военный, сравнительно молод, задорен, женат на девушке из достойной семьи, отец двух близняшек и к тому же недурен собой - чем не наживка для лицевых страниц субботних изданий?! Партия только выиграет, если он окажется в первой десятке.
 - Но у нас много весьма достойных людей, доказавших свою преданность и имеющих многолетний опыт работы на местах, - в народе их хорошо знают!
 - Народ с радостью встретит любого, кто будет ему симпатичен, тем более новое, незапятнанное слухами и скандалами лицо. Ральф Раут здесь на первом месте, что бы ни говорили ваши советники.
 - Они как раз ничего особенного не говорят, - усмехнулся лидер, - у каждого свой кандидат.
 - Вот именно: у каждого - свой! А нам нужен - один-единственный, способный оживить утерянный интерес к партии, которая уже, вы знаете сами, погрязла в рутине. К тому же за Раута высказались некоторые из наших спонсоров.
 - Кто именно?
 - Их немало. Но достаточно будет назвать фамилии Луфандорха или Баумана...
 - Это - другое дело, с подобного и надо было начинать. Мне и самому нравится такой начинающий политик, как Раут. Надо будет проследить за нашей внутренней избирательной кампанией и направить ее в нужное русло.
 - С вашего позволения, этим я и займусь, - заверил министр. - Раут в первой десятке?
 - В первой шестерке, - уточнил лидер. - Нам и на самом деле не помешают новые лица.
 - Можете уносить кофе, - заметил прислушивающемуся к разговору официанту, длинноногому мужчине с черными усиками, министр, - нам сегодня не до него.
 * * *
 Уолтер и Эльза внимательно наблюдали, как их сын постепенно делает свою карьеру, осиливая одну ступень за другой, и удивлялись точности исполнения своего сценария. Но итоги парламентских выборов, которые Уолтер расписал как нечто невыполнимое, дабы специально почудить над Кальяро, потрясли их полностью.
 - Я не могу в это поверить, - признался Раут своей жене, - если бы я знал, что все это возможно по-настоящему, то...
 - Не надо говорить лишнего, - усмехнулась Эльза, - разве у нашего мальчика плохая судьба? Такой могут позавидовать многие.
 - А ведь мы не единственные клиенты фирмы Кальяро, - внезапно дошло до Уолтера, - значит...
 - Тут лучше не предаваться догадкам, - остановила его супруга. - У старушки Европы в запасе много странных тайн и не стоит выносить их на свет божий. Главное, чтобы они устраивали тех, кто их заказывает и оплачивает.

   Майкл КОРРИНДЖ
Перевод с английского и подготовка к публикации
Тимура КРЫЛЕНКО
 Еженедельник “Секрет”