Президенту пора заняться безопасностью

Америка
№24 (739)

Почти три недели назад президент Барак Обама наконец-то избавился от своего советника по разведке, вернее от человека, занимавшего эту должность, потому что в последние месяцы к его советам уже никто в администрации не прислушивался. Случилось то, о чем давно уже шептались в кулуарах Конгресса, – директор Национальной разведки, объединяющей все 15 спецслужб, или, как окрестили журналисты эту должность, «царь разведки» - адмирал Деннис Блэр, пришедший в администрацию Обамы с обширными планами реформирования всего разведывательного сообщества, подал в отставку. Блэр ушел после двухчасового разговора с президентом, который, по неподтвержденным сведениям, проходил на высоких тонах.
В отставке «царя разведки» не было ничего удивительного. Только за шесть последних месяцев его руководства разведсообществом наши спецслужбы пропустили три террористические атаки. Что полностью доказало - свои функции как координатор спецслцжб Блэр не выполняет. Впрочем, нельзя сказать, что адмирал не пытался - еще в прошлом году он отдал несколько распоряжений для упорядочения работы спецслужб, однако натолкнулся на активное сопротивление нынешнего директора ЦРУ Леона Панетты, которого такое «перетягивание одеяла на себя» не устроило. Блэр даже жаловался президенту, однако поддержки не нашел. Причина, скорее всего, в том, что обамовская администрация рассматривает место «царя разведки» не как административный пост,  а как политическое назначение. То есть в функции этого чиновника входит преподносить законодателям и общественности провалы наших спецслужб как их успехи. Блэр с этой ролью не справился. 
Последние же провалы спецслужб просто вопиющи.  После трагедии на техасской военной базе Форт Худ мы узнали, что ФБР знала о психологических проблемах майора Нидаля Хасана, а также о том, что он переписывается с муллой Анваром аль-Алваки, одним из функционеров «Аль-Каеды». Однако ничего предпринято не было.
Потом нам сообщили, что террорист-неудачник Умар Абдулмуталлаб, вовсю дававший показания сотрудникам ФБР и закладывавший всю йеменскую цепочку террористов,  после того как ему зачитали «правила Миранды», дающие подозреваемому право не отвечать на вопросы следователей, замолчал. (Сейчас, слава Богу, это положение после решения Верховного суда изменилось - подозреваемый должен сам выразить отказ от дачи показаний.) Но и это еще не все, оказалось, что первоначально все расследование велось без использования досье, собранного на нигерийского террориста агентами ЦРУ.
И, наконец, последний случай, когда пакистанец Фейсал Шахзад, еще один террорист-неудачник, пытавшийся взорвать бомбу на Тайм-сквер, чуть было не сбежал из страны, после того как о нем как о потенциальном террористе  начали сообщать СМИ. И все это произошло еще до того, как спецслужбы приняли решение о его аресте. Все это говорит о том, что наши спецслужбы напоминают «решето» - утекает любая информация. 
Это лишь последние примеры, а ведь их можно множить и множить. Даже после неудачного рождественского теракта обамовская администрация заверяла нас - система работает, все хорошо. А в это время провал следовал за провалом. Нас убеждали в том, что все эти перечисленные выше случаи не имеют никакой связи с сетью международного терроризма, но на самом деле все оказалось в точности до наоборот.
Нам говорили, что наши следователи настолько профессиональны и обладают таким количеством равединформации, что им и 50 минут достаточно, чтобы все узнать о предполагаемом террористе и его связях с исламистами. Демагогия и практика подтвердила все это. Когда арестованный Абдулмуталлаб заговорил вновь, по некоторым данным, на него оказали влияние родственники, оказалось, что он может рассказать нашей разведке и контрразведке много чего нового.
Последние попытки терактов не удались не потому, что хорошо сработали  спецслужбы,  а потому, что террористы оказались недоделанными. Что, естественно, вызвало шквал возмущения, в особенности со стороны законодателей-республиканцев.
Так что Обаме ничего не оставалось, как отыскать в своей команде «козла отпущения», на которого можно было бы свалить все эти провалы. Конечно, лучше бы президент остановил свой выбор на министре юстиции Эрике Холдере или на главе министерства национальной безопасности Джанет Наполитано. Все же во всех этих провалах они повинны гораздо больше, чем Блэр. Но выбор был сделан не в пользу адмирала, и выбор этот, кроме всего прочего, говорит о том, что система безопасности и работа спецслужб не устраивает самого президента.
Есть и другие  признаки этого недовольства.  Если в первые дни администрация всячески преуменьшала связи Шахзада с международным терроризмом, то буквально через неделю ее представители скорректировали эту позицию и сообщили общественности, что пакистанский террорист не был безумцем-одиночкой.  Кстати, изменения в подходе произошли и на более глубоком уровне. Похоже, что обамовские подчиненные озаботились тем, чтобы следователи все же могли получать информацию у подозреваемых. Во всяком случае  именно нынешняя либеральная администрация настаивала на том, чтобы Верховный суд изменил применение «правила Миранды» , и в первую очередь это касается подозреваемых в связи с террористами. Так что именно либералы пробивали в суде то, что считается достижением консерваторов.
Это еще не все - министр юстиции Эрик Холдер пообещал законодателям, что приложит все усилия для того, чтобы дать возможность следствию легально получать больше информации от подозреваемых в терроризме.
Нельзя не признать эти позитивные признаки, которые, несомненно, смогут сделать жизнь американцев безопаснее. Но команда Обамы и сам президент не должны останавливаться на этом. И первым шагом на пути изменений к лучшему стало бы закрытие расследования допросной практики ЦРУ, которое проводит сейчас министерство юстиции.
Последствия этого расследования ужасны. Агенты ЦРУ и так постоянно подвергаются риску по роду своей деятельности. 

Теперь же они отказываются во время своих тайных операций предпринимать сомнительные, «незаконные», с точки зрения либералов, действия, которые могут привести к дисциплинарным или даже уголовным наказаниям.  То есть разведчики перестали делать то, что от них требуется, – добывать информацию любыми средствами. Вместо расследования их деятельности президент лучше бы поручил своему министерству юстиции выяснить, каким образом имена агентов ЦРУ, проводивших допросы подозреваемых в терроризме на базе Гуантанамо, стали известны сначала адвокатам, представляющим их интересы, а потом и всей международной сети террористов.  Ведь это всем проколам прокол.
Другим необходимым шагом администрации могло бы стать реформирование функций «царя разведки». В конце концов он должен стать именно координатором усилий всего разведсообщества. Следовательно, политикам не следует вмешиваться в повседневные операции различных спецслужб и пытаться ими руководить, а предоставить дело профессионалам.
И, наконец, президент должен поставить перед разведсообществом четкую и внятную задачу. И нужно прекратить стесняться слов. Мы находимся в состоянии войны с террором и террористами. Мы боремся с представителями радикального ислама, негосударственными террористическими группами и государствами, которые эти группы поддерживают. И если это война, то и способы ее ведения должны быть как на войне. И если главнокомандующий произнесет это, его подчиненным будет легче исполнить свой долг. Америка и американцы от этого только выиграют.


Комментарии (Всего: 1)

Сейчас даже ребенок может собрать бомбу,чтобы взорвать вокзал или чего еще.Терроризм имеет свои причины и цели - прежде всего социально-политические.Со времен Афганистана и Израильского принципа 'смерть от тысячи царапин' агенства ISI - борьба малых держав против больших прошло уже почти тридцать лет,и не стоит путать отдельные теракты всяких психов с ударами сепаратистов Афганистана и прочих южан,недовольных политикой США и их присутствием в странах юга.Я считаю что Обаме стоило согласовать действия разведки и манипуляции с ней с МИДом.А ЦРУ - так это вообще закрытая тема.Мои сочуствия Блэру....

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *