Баклажаны "Notre dam"

Будни Большого Яблока
№45 (341)

Кое-что о загадочной зарплате россиян и сомнительном российском среднем классе, совсем не похожем на американский

Департамент труда Соединенных Штатов Америки регулярно публикует в Интернете данные о средней зарплате американцев, работающих в различных сферах, причем по каждому штату в отдельности. Так что заглянув в Интернет, легко узнать, например, что среднестатистический американский врач получает 43,8 доллара в час, электромонтер – 22,59 доллара, финансовый менеджер – 44,76 доллара, учитель Secondary School – 32,36 доллара (для сравнения: московский школьный учитель получает в час 0,81 цента.) Не буду продолжать.
Выходит, таким образом, что давнее утверждение Ильфа и Петрова «Статистика знает все» вполне применимо и к сегодняшней Америке. К великому сожалению, в нынешней России, переживающей период «первоначального накопления капитала», статистические данные настолько далеки от реальной действительности, что верить им, опираться на них серьезные люди давно перестали. Особенно, когда дело касается заработной платы. Ответить на вопрос, кто сколько получает за свой труд, много ли в России богатых и бедных, образовался ли за годы демократических преобразований средний класс, опираясь на статитстические данные, совершенно невозможно. Пожалуй, только о пенсионерах российская статистика может сказать что-то вразумительное. Да и то лишь потому, что серьезного разброса в пенсионном обеспечении россиян в зависимости от стажа и получаемой в период трудовой деятельности заработной платы нет. Всем, кроме разве что депутатов Государственной думы и высоких чиновников, платят примерно одинаковую пенсию. И для высоколобого профессора и для рядового электромонтера она составляет максимум примерно семьдесят долларов в месяц, что, естественно, ни для кого не секрет.
Ну а заработная плата – это тайна. Заработная плата миллионеров – просто «государственная тайна.» Почему же? Да потому, что «черный нал», то есть неучтенные никакими документами ежемесячные дополнительные вознаграждения, в десятки, а то и в сотни раз превышают официальную зарплату. Недавно, например, председатель правления РАО ЕС России небезызвестный всему мируАнатолий Чубайс, которого относят к числу олигархов, обнародовал размер своей заработной платы – 120 тысяч рублей в месяц. Это означает, что она не дотягивает до четырех тысяч долларов в месяц или составляет 22 доллара в час, то есть меньше зарплаты рядового американского элетромонтера (напоминаю: она составляет 22,59 доллара). Что ж, возможно, это было бы естественно: Америка богатая страна, Россия пока живет бедно. Но вот что интересно: когда в прессу просочились данные из российской Федеральной комиссии по ценным бумагам о заработках верхушки РАО ЕС, то все узнали, что заработная плата членов правления этой практически государственной структуры составляла в прошлом году 18 тысяч долларов в месяц. Ну а господина Чубайса – чуть меньше тридцати тысяч долларов, то есть примерно 350 тысяч в год. Что и говорить, лукавая статистика! Поэтому, чтобы понять истинное положение дел с материальным обеспечением россиян, приходится обращаться не к статитстическим данным, а к ученым, изучающим эту проблему с помощью социологических исследований и хитростей. Таких, например, как включение в вопросники не прямых, а косвенных данных, о годовых расходах семьи, или, иначе говоря, о приобретениях, покупках, отдыхе, обучении детей...
Так вот, по данным Института социально-экономических проблем народонаселения Академии наук России, сегодняшнее российское общество насчитывает семь уровней материальной обеспеченности граждан:
Сверхбогатые – с доходом на одного члена семьи в месяц свыше 10 000 тысяч долларов – 1 процент населения страны;
Богатые – от трех до десяти тысяч долларов – 4 процента;
Состоятельные – от одной до трех тысяч долларов – 15 процентов;
«Середина» – от ста до тысячи долларов – 20 процентов;
Малообеспеченные – от пятидесяти до ста долларов – 20 процентов;
Бедные – ниже пятидесяти долларов – 40 процентов, включая социальное дно – 10-12 процентов.
Беседую с директором Института, одним из крупнейших социологов страны, Натальей Михайловной Римашевской:
– Кто же из «простых советских людей», как когда-то нас именовали, причисляя сюда по сути все население страны, неожиданно превратились в состоятельных, богатых и даже сверхбогатых? Что им для этого потребовалось?
– Как и следовало ожидать, те « простые советские люди», которые прекрасно жили и при советской власти, на поверку оказались самыми непростыми. Наше исследование, которое охватило шесть больших городов - Москву, Санкт-Петербург, Воронеж, Иркутск, Нижний Новгород, Екатериенбург, показало: по крайней мере, две трети тех, кто стали сверхбогатыми и богатыми, уходят корнями в бывшую партийно-государственную номенклатуру либо так или иначе связаны с криминальными структурами (коррумпированное чиновничество, наркобизнес). Лишь одну треть, да и то с большими оговорками, можно отнести к так назывемым честным предпринимателям. Чаще всего это выходцы из областных центров, где есть преуспевающие предприятия либо отрасли со своей экспортной продукцией – нефтью, алюминием, лесом, асбестом.
– Нельзя ли более подробно очертить профессиональную структуру сверхбогатых, богатых и состоятельных? Это же не только нефтяные и металлические короли...
– Не только. Это банкиры, главы разнообразных фондов, чиновники из сферы распределения, представители шоу-бизнеса, директора и менеджеры крупных предприятий, в том числе государственных...
– В то же время вы говорите: первое, что повлияло на достижения богатыми людьми своего нынешнего положение, - это принадлежность в прошлом к партийно-государственному аппарату. Но тот же г-н Чубайс никакого отношения к государственным и партийным структурам в советское время не имел, был научным работником.
– Да, но на втором месте по значимости, напоминаю, стоят связи – родственные, дружеские, с иностранными фирмами.
– Действительно, Чубайс дружил с Гайдаром. Тот его, как известно, и вытащил из Санкт-Петербурга, когда начал формировать правительство. Ну а что же стоит на третьем месте? Образование?
– Ничего подобного. Почетное третье место среди возможности россиян разбогатеть занимают предпринимательские способности, их уровень, что нормально. Ненормально,однако, что образование находится в самом конце списка приоритетов при достижении богатства. Оно - лишь некое условие, которым часто принебрегают. Хотя многие из новых богатых имеют не только дипломы, но и ученые звания, миллионерами стали не благодаря этому.
– А благодаря тому, что не чтут уголовный кодекс?
– Да, главное сегодня, зная все слабости уголовного кодекса, обойти его, чтобы как можно меньше отдать обществу, включая работников собственного предприятия, и как можно больше, грубо говоря, прикарманить. Доход, состояние – вот идолы, на которые молятся те, кого называют новыми русскими.
– И молитвы, похоже, им помогают.
– Во всяком случае факт остается фактом: новые русские владеют заводами, фабриками, землей, жилыми строениями и природными ресурсами. Эти люди - с месячным доходом на члена семьи в три – пять - десять тысяч долларов (и много-много больше) -живут своей, особенной жизнью. Наши исследования показали, что один из главных признаков богатого человека – наличие охраны. Ну и, конечно, элитное городское жилье плюс загородние и даже зарубежные коттеджи, престижные автомобили на каждого члена семьи, соответствующий отдых. Если есть дети, то им предпочитают давать хорошее образование за рубежом. Если же здесь, в России, то в частных гимназиях, «дефицитных», то есть элитных, вузах, в основном московских.
– Моральные принципы богатых вне их производственной деятельности подвергались исследованиям?
– Подвергались. Выводы такие: психология богатых – это психология жестких индивидуалистов, в том числе в отношении собственной семьи. В кризисном центре нашего Института звонки сверхобеспеченных материально жен, жалующихся на жестокость мужей, измены, наплевательское к себе отношение, – далеко не редкость.
– Политические пристрастия?
– Они политизированы, но готовы финансировать любые партии, с которыми можно найти общий язык. Короче говоря, слой богатых стал неким кланом, попасть в который без солидного первоначального капитала либо очень серьезных связей сейчас практически невозможно.
– А так называемый средний класс, что можно сказать о нем? Я беседовала с предпринимательницей из Сибири, относящей себя к «middle class». Закономерность, с ее точки зрения, прослеживается четкая: чем тверже у людей принципы, тем меньше у них денег. К числу представителей “middle class” можно относить семьи с доходами не ниже пятисот долларов на человека в месяц. А вовсе не «от ста долларов», как считают социологи. «С такими доходами, сказала она мне, не сможешь ни приобрести престижную квартиру в элитном районе, ни соответствующим образом одеваться и выглядеть, ни позволить себе даже такой пустяк, как регулярное посещение ресторанов, рекламирующих свои блюда вроде лососины в соусе «Мадера» вкупе с баклажанам «Notre dam» как «необыкновенные изыски для среднего класса». "На сто долларов в месяц, - продолжила она, - тебе будет не до «изысков». Как бы вы расценили такую критику ?
– Сложный вопрос. Потому что всерьез разговор о российском среднем классе, в том его качестве, каким он является в развитых странах Запада, в первую очередь в США, на мой взгляд, вести вообще еще рано. Фактически «средний класс» у нас пока не состоялся. Нельзя же считать им некую прослойку мелких предпринимателей.Чаще всего это так называемые «челноки» (то есть люди, закупающие товары в зарубежных странах для продажи их россиянам) и те, кто продает их товары. Отсюда и приоритеты: престижная квартира в элитном районе, какая-то особого рода «соответствующая» одежда, те же ресторанные «изыски». Все это больше похоже на достаточно жалкую попытку хотя бы внешне походить на представителя клана богатых, чем на суждения работящего, самостоятельного, не рассчитывающего ни на кого, кроме как самого себя, и к тому же вовсе не «ресторанного» представителя "middle class" любой развитой страны, и прежде всего тех же США.
– Вы довольно точно уловили пристрастия моей собеседницы. «Я очень люблю бриллианты, - призналась мне она,- особенно старинные, антикварные. Меня они так радуют...». Рассказала, помню, она и о том, что в большинстве достаточно просторных квартир представителей среднего класса, где в каждой комнате по фирменному телевизору, совсем нет книг. «Что, их, представители «среднего класса»нынче «не носят»? – спросила я. И услышала в ответ: «Именно»не носят». Книги как бы вышли из моды, не вписываются в современный интерьер квартир.»
– Все это говорит о том, что проблема становления в новой России среднего класса заслуживает куда большего внимания, чем ей сейчас уделяется. В том числе и со стороны социологов. "Middlе class", как изящно называет себя и таких же, как она, мелких предпринимателей ваша сибирская собеседница, явно заслуживает нашего отдельного исследования. Ведь именно средний класс должен стать, в конце концов, опорой и надеждой будущей процветающей России.
– Мой последний вопрос касается цифр, связанных уже не с богатыми и состоятельными, а с теми, кого вы в своих исследованиях назвали малообеспеченными, бедными и социальным дном. Кто эти люди?
– Прежде всего пенсионеры, конечно. Но не только. В число малообеспеченных и даже бедных попадают, увы, ученые, в том числе имеющие высокие звания - профессоров, докторов и кандидатов наук. То же касается учителей, медицинских работников...