Фестиваль музейной мили

Америка
№24 (739)

Уже в тридцать второй раз любители искусства со всего гигантского Нью-Йорка, да что там говорить – из всех, даже самых отдалённых штатов, съезжаются  во второй июньский вторник сюда, на Пятую авеню. Потому что здесь, в той части знаменитого проспекта от 82-й до 104-й улицы, который официально уже с 1978 года зовётся Музейной Милей, проходит праздник, который приравнивается ко дню американских музеев.
Всякий раз торжественное открытие фестиваля происходит перед входом в другой музей. То у самого старого на Миле 185-летнего Музея академии художеств, то у Еврейского музея в честь славного его столетия, то у музея Соломона Гуггенхайма, знаменуя его 50-летний юбилей. Ну а в день, когда Америка отмечает 40-летие латинской культуры в Соединённых Штатах, конечно же у сияющего свежими красками после длительного ремонта вновь открывшегося Эль Мюзео дель Баррио, музея латинского искусства, того самого, где бывали мы с вами на объёмнейшей выставке Фриды Кало, где знакомились с творчеством великих мексиканцев, бразильских и аргентинских художников...
В Эль Мюзео дель Баррио открывается ретроспектива Рафаэля Феррера. Родившийся в Пуэрто-Рико, он стал одной из ключевых фигур латинского искусства ХХ века, отразив все его веяния – дадаизм, сюррреализм, в Америке рождённый абстрактный экспрессионизм и хорошие образцы фигуративной живописи. А потому работы его, самобытные и невероятно разнообразные, так интересны.
Пересечём 104-ю улицу и войдём в Музей города Нью-Йорка,  пропагандиста его истории. Здесь проходит выставка-исследование «Автомобили, культура и город». Много нового и более чем полезного и взрослым, и детям. А ещё представлены нам в вещественном выражении два рассказа о замечательных ньюйоркцах – блестящем газетном и журнальном художнике Чарлзе Адамсе, ироничном, остроумном, наделённом неисчерпаемой фантазией, и о знаменитейшем мэре нашего города Джоне Линдсее, начавшим «битву за Нью-Йорк», поражавшем своей энергией, целеустремлённостью, умением доводить каждое дело до конца и получившем прозвище «Американский Мэр».
Но в путь! По дороге, где вооружённые цветными мелками ребятишки трудятся, разрисовывая асфальт, нас поджидает знаменитый Пол Лабарбера со своим ансамблем Рокбит.
Наконец мы на 92-й. И тут, у стены 106-летнего Еврейского музея сами будто приросли к мостовой: прекрасная, поистине храмовая, из давних веков вернувшаяся музыка чарует и возносит. Играет кубинский «всех еврейских звёзд» квартет Родригес. А в музее, в котором мы с вами бывали не раз? Кроме богатейшей постоянной экспозиции иудейских древностей, здесь выставка работ тех, кто привнёс в архитектуру и дизайн синагог элементы модернизма, – Готлиба, Мазеруэлла, Фербера. И рисованный рассказ о забавных приключениях обезьянки Джорджа. Неужто вы ещё не водили детей и внуков? Ведь мы вам об этих экспозициях рассказывали.
А сейчас вместе с Дэвидом Голдблатом мы можем побывать в ЮАР, увидеть подлинный мир этой страны, который этот одарённый фотохудожник показал обнажённо и беспощадно.
Музей Академии художеств, которой здание это подарила преподававшая в академии скульптор Анна Хангтинтон, всегда демонстрирует только неординарные работы своих талантливых питомцев. Сейчас здесь экспозиция современного американского искусства.
О Национальном музее дизайна, расположенном в великолепном, тоже музею подаренном особняке Карнеги, о выставленных в его декорированных резным дубом залах коллекциях мебели, посуды, одежды, предметов бытовой техники, массы полезных мелочей наша газета писала. Нынче музей задался вопросом «Каков дизайн теперь». Ну и каков? Ответ, по совести говоря, невразумительный: модерн, зашкаливший  за грани мало-мальски разумного...
Чтобы войти в будто ввинчивающееся в небо уникальное, построенное специально для музея великим архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом по заказу влюблённого в искусство супербогача Соломона Гуггенхайма здание, пришлось бы выстоять громадную очередь. Но тряхнув журналистским удостоверением, в который раз я взвилась по пандусу-спирали, вдоль вогнутых стен которой выставляется всякий раз очередная подборка образцов из лучших произведений современности, самых разных по стилистике, идейной направленности и технике исполнения – это ведь и есть сверхзадача всемирно известного музея Гуггенхайма. На этот раз представлена «добыча» охотников за фактами и впечатлениями, вооружённых фото- и кинокамерами. Бог дал им острый глаз и талант всевидения.
И ещё одна небольшая, но многоценная выставка: «В фокусе Малевич». Из модернистских полотен великого новатора, предложившего и разработавшего радикально новый художественный язык, выделены его супрематические композиции. Особенно впечатляет, действительно остро впечатляет, «Мистический супрематизм»: чёрный крест, который несём мы всю нашу жизнь, на фоне красного яйца как начала всего сущего. Т.е. нести свой крест – неизбежность, и принять её надо как данность.
Ещё пара кварталов сквозь густеющую возбуждённую толпу (здесь ведь не только завсегдатаи музеев, но и любители музыки, ещё бы – популярнейший Хайес Гринфилд джаз) опять, уже на углу 86-й, упираюсь в безразмерную очередь жаждущих проникнуть в самый на Миле молодой, но невероятно востребованный музей австрийского и немецкого искусства «Новые галереи», который вводит нас в мир корифеев бунтарского искусства первой половины ХХ века, их взрывчатых идей и авангардистских стилей. Кокошка, Климт, Геккель, Киршнер... Их самобытные, талантливые работы из крупнейшей в мире коллекции австрийских и немецких мастеров-модернистов, переданной музею Лодером и Збарским (это они приобрели и отреставрировали роскошный особняк Вандербильтов), чередой экспонировались в музее. А сейчас здесь царит Отто Дикс, его живопись, рисунки, гравюры...  Военный его альбом просто потрясает – будто иллюстрации к романам Ремарка, порой ещё глубже. Его женщины – сколько портретов, столько характеров, столько судеб... Его автопортреты – апофеоз самоанализа... Это Дикс! 
По всему проспекту бесчисленные мини-спектакли и цирковые представления. Музыка, смех, веселье. И толпы, вливающиеся в музейные двери. А нас ждёт Главный (это и есть значение слова Метрополитен) музей Америки. Естественно, познакомиться с обширнейшими его многотемными экспозициями в один присест не удастся, сюда нужно и хочется ходить многократно. А ещё регулярно сменяющие друг друга «временные» выставки, как правило, вызывающие острый интерес.
Сегодня их несколько. Потрясающе, с необычайным вкусом и фантазией декорированные залы, причём каждый интерьер соответствует требованиям своей эпохи... Элегантнейшие, безусловно, сверхдорогие платья от лучших дизайнеров... Зрелищно, красочно, привлекательно. Но это мода для богатых, даже очень богатых. Между тем выставка заявлена как анализ пристрастий американской женщины и её национальной идентификации. Тогда почему речь идёт только о самом верхнем слое общества, остальные куда подевались? Чуть-чуть согласуются с названием экспозиции двух последних залов. А до того? Где она, американка?
Дальше тоже новинки очень значительные – рассказ о методах современной фотографии; трагическая повесть о смерти юного египетского фараона Тутанхамона; конструкции из бамбука братьев Стэрн на музейной крыше и – Пикассо.
Выставка Пикассо уникальная. Всё из неисчерпаемых запасников Метрополитен, всё, что было приобретено или подарено и завещано музею за долгие годы, – 34 живописных полотна, 58 пастелей, акварелей и рисунков, 2 скульптуры и более четырёх сотен литографий и всяческих принтов гениального преобразователя искусства. Вот он на снимках начала прошлого века: молодой, крепкий, отчаянно сексуальный, дерзкий, полный идей и надежд. Таким я видела его только в бережно хранимых в музее, в который обращён дом, где он родился и вырос, в родной его Малаге. Вот один из первых ставший знаменитым портрет писательницы Гертруды Стайн, в 1946-м она подарила его нашему музею. Вот трагичнейший «Ужин слепца» голубого периода, вот розовый гениальный, до неправдоподобности пластичный страдающий «Актёр»...Кажется, что не достичь такой глубины психологизма земному человеку. А автопортрет с разросшимся чёрным зрачком одного глаза – всё увидеть мне недоступно? Но он видел, понимал, осязал! Иначе откуда эти творения, умные, аналитичные, порой фантастически иррациональные, подчас спорные, заставляющие думать, сопоставлять, копаться в собственном естестве. Не побывать на такой выставке просто грешно. Идите в музей! А на празднике Музейной Мили мы с вами снова встретимся. Через год.


Комментарии (Всего: 1)

Так увлекательно и легко рассказано о таком тяжелом деле - посещении музеев.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *