Мемориальная фабрика

История далекая и близкая
№25 (740)

Выставка на бывшей фабрике Оскара Шиндлера воскрешает в памяти Краков времён нацизма
В январе 1994 года один американский турист вылез из такси в холодный, моросящий дождь и вошёл в еврейский книжный магазин “Жарден”, расположенный на другом конце площади в еврейском квартале Кракова. На прилавке он развернул газету “Нью-Йорк Таймс” недельной давности перед владельцем книжного магазина Здиславом Лесом.
 - Указывая пальцем на снимки цехов предприятия, показанных в фильме “Список Шиндлера”, этот человек требовал объяснить, где они находятся, - вспоминает Здислав. - Но он не понимал, что тогда этот фильм как премьера ещё не демонстрировался в Европе. Мы и сами не знали, где находятся многие из этих цехов.
 Дебют фильма Спилберга в декабре 1993 года вызвал ошеломляющий наплыв туристов в Краков, который продолжается по сей день. Многие пускаются в паломничество, чтобы засвидетельствовать своё уважение Оскару Шиндлеру, бывшему осведомителю нацистов, который, рискуя карьерой и даже жизнью, спас более 1000 евреев. Семнадцать лет спустя после того, как этот фильм прославил фабрику, она открылась вновь - но уже как музей. Произошло это 11 июня.
 Исторический музей города Кракова превратил фабричную площадку в то, что теперь называется “мемориальным предприятием”, в первую постоянно действующую экспозицию, посвящённую оккупированному нацистами Кракову.
 - Мир уже знает о Шиндлере, - рассказывает Марта Сметана, пресс-секретарь музея. - Теперь мы можем показать, каким был Краков, когда на него работали евреи.
 Реконструкция стоимостью 4,3 миллиона долларов продолжалась три года. Выставка “Краков в период нацистской оккупации с 1939 по 1945 г.г.” представляет жизнь во время войны поляков и евреев, сконцентрировав внимание на некоторых фактах о разрушении польско-еврейских отношений на фоне немецких зверств.
 Этот проект не избежал споров: некоторые были раздражены тем, что Шиндлер оказался в центре внимания на фоне всей истории Кракова военного периода.
 - После реконструкции фабрика, кажется, потеряла некие черты своего былого характера, - сказал Здислав. - Я думаю, что посвящение этой выставки периоду немецкой оккупации вовсе не означает, что восторжествовала справедливость в отношении Шиндлера и других людей, подобных ему.
 Кое-кто утверждает, что Шиндлер был лишь одним из многих героев Холокоста в Польше, а музей, посвящённый исключительно одному человеку, прославленному голливудским фильмом, исказит историю.
 - Если вы сосредоточите внимание на одной персоне, то как насчёт всех остальных героев? - вопрошает Джонатан Орнштейн, директор еврейского общинного центра Кракова. - Если вы рассказываете о людях, которые спасали евреев на польской земле, то не забывайте, что Шиндлер - не единственный. Возьмём, например, польских учителей и работников детских домов, которые спасли 2000 евреев. Их много, но мир просто не знает о них.
 Фабрика “Эмалия”, где Шиндлер производил жестяные изделия, располагается на просторном участке у дороги, изгибающейся между многими предприятиями в промзоне Кракова. Будучи одной из самых больших, она весьма заметна. После войны фабрика, освобождённая советскими войсками, была национализирована и перепрофилирована на выпуск телекоммуникационного оборудования. Но в конце концов эта фабрика обанкротилась, а в 2005 году была куплена муниципалитетом Кракова.
 Туристы на протяжении почти двух десятилетий приезжают на Липовую улицу, чтобы увидеть, наконец, эту фабрику. Туристические автобусы мотаются по торговой зоне, запруженной людьми, только для того, чтобы добраться до никак не отмеченных ворот предприятия, а затем повернуть назад, а экскурсанты, стоя на цыпочках, безумно щёлкают затворами своих фотокамер. В новом музее современные экспонаты предназначаются для того, чтобы вернуть посетителей в прошлое с использованием фотовитражей с людьми в полный рост, аудиоэффектов, дигитальных дисплеев и мультимедийных экранов, действующих от прикосновения. Музей также предлагает “Зал выбора” со скульптурными инсталляциями с подсветкой, на тему этических дилемм, с которыми сталкивались люди во время войны.
 Некоторые посетители, возможно, будут шокированы чёрной на белом фоне, свастикой на напольных кафельных плитках в одной из комнат. Компания, которая сделала эти плитки, отказывалась от их производства без предварительного получения гарантии от правительства, что она не будет признана преступившей закон, если выполнит этот заказ, так как в Польше запрещены нацистские символы.
 - Мы использовали символ свастики, потому что он так много говорит об оккупации, - сказала г-жа Сметана. - Сначала вы думаете, как это банально. Потом вы начинаете понимать, насколько это опасно.
 Эта выставка призвана пробудить, как и в случае с плитками, людскую память, но для многих “Мемориальная фабрика” станет и памятью о Шиндлере.
 - Пару месяцев назад одна израильтянка пришла ко мне, чтобы узнать, правда ли, что именно её дедушка продал эту фабрику Шиндлеру, - рассказывает Сюзанна Мисталь, руководитель проекта нового музея. - Я смогла ей сказать: “Да”. Это было прекрасное ощущение, и было впервые, когда я поняла, насколько важна моя работа.
 Владелец книжного магазина Здислав вряд ли поспешит в музей, предпочитая вместо него свои собственные воспоминания о поколениях людей, выживших благодаря Шиндлеру, тех, кого он видит, как они вырастают, посещают его магазин из года в год, а теперь уже и приводят своих детей.
 - Для меня Оскар Шиндлер - это как бог, - говорит он.

  Пэтти МАККРАНЕН, JTA
Перевёл с английского
 Игорь Файвушович,
“Секрет”