ВЫБОР В ОТСУТСТВИЕ ВЫБОРА?

В мире
№26 (741)

  

Слабостью и глупостью Запад поощряет ближневосточных хищников, содействует падению арабских умеренных режимов и ставит Израиль перед альтернативой: Холокост или “опция Самсона”
“Когда говорят о правах человека, каждый имеет в виду свои собственные”, - писал немецкий ученый и публицист Вильгельм Швебель. Это высказывание в полной мере отражает ситуацию с “прорывом” блокады Газы. К правам человека акции правозащитников имеют такое же отношение, как “борьба за мир” Иосифа Сталина. В Газе до сих пор от голода не умер ни один человек. Они умирают в другой точке мира, в Киргизии, но этого... никто не замечает. Права палестинцев выше прав киргизов. Равно, как и суданских христиан, иракских курдов, буров в Южной Африке, сторонников движения “Ахмадия” в Пакистане и бахаев в Иране. Палестинцы - привилегированная каста человечества, ибо, к своему счастью, имеют дело с Израилем, и здесь у мира свои права и свои интересы. Какие? Они достаточно прозрачны, за исключением лишь одной стороны - Запада.
   Цель Ирана - укрепить свой плацдарм на берегу Средиземного моря с тем, чтобы продолжить экспансию против Израиля и арабского суннитского мира, а заодно отвлечь внимание мира от собственной ядерной программы.
   Цель турецкой Партии справедливости и развития во главе с Эрдоганом - набрать очки в преддверии выборов, превратить Турцию во флагмана суннитов и возродить национальные амбиции, утраченные с падением Оттоманской империи.
   Цель России, поддерживающей Иран и турок, - вернуться на Ближний Восток в качестве доминирующей силы, выдавив отсюда американцев, и вернув стране былое имперское величие.
   Цели этих держав полностью противоречат целям двух других ведущих игроков региона: Израиля и умеренных арабских режимов.
   Цель Израиля - обеспечить безопасность, максимально ослабив ХАМАС и лишив его жизнеобеспечения в виде оружия, ракет и строительных материалов для создания фортификационных сооружений.
   Цель умеренных арабских режимов совпадает с израильской. Арабы боятся иранских шиитов и не хотят усиления турок, которых недолюбливают и боятся. Они менее всего заинтересованы в усилении палестинского анклава, где будут хозяйничать иранцы и турки. Это касается, прежде всего, режима Мубарака, опасающегося популярности Мусульманских братьев, чьим дочерним отделением является ХАМАС.
Теоретически и Израиль, и умеренные арабские режимы - союзники Запада и можно было бы предположить, что Запад защитит их от региональных хищников.
Этого не происходит. Здравый смысл и политическая целесообразность не работают.
Причин две: уникальная для мировых цивилизаций потеря духовных и культурных ориентиров и банальная политическая трусость.
Радикальная лево-либеральная часть западной элиты сознательно лишила себя собственного наследия, ценностей и идеалов. Она отказалась от права на существование, смирилась со своей второсортностью и даже ненужностью. “Альянс цивилизаций” Сапатеро и Обамы - не что иное, как добровольное согласие со статусом “дхимми”, приглашение чуждой доминантной и агрессивной цивилизации на место собственной обанкротившейся и деградировавшей. Поклоны Обамы саудовскому королю Абдалле, мечеть на месте башен-близнецов, куфия на шее Сапатеро, освобождение “по состоянию здоровья” террориста, взорвавшего самолет над Локерби - проявление этого мировоззрения.
Поскольку Израиль является главным раздражителем мусульман, он лишается права на существование. Сапатеро это признает практически открыто, Обама менее явно, но суть это не меняет. Его недавнее требование к Израилю открыть для инспекторов МАГАТЭ ядерную программу и снять блокаду с Газы красноречивее любых слов.
   Второй части политической элиты, европейским “правым” и социал-демократам, такое мироощущение чуждо. Впрочем, ей чуждо любое мировоззрение вообще: правое и левое, светское и религиозное. Единственная цель в том, чтобы удержаться до следующих выборов и не “раскачивать лодку”.
Идеология прозябания выражается в политике умиротворения. Саркози (“Непропорциональное применение силы”) и Кушнер (“Признать независимость палестинского государства еще до подписания соглашения между Израилем и ПА”), Браун (“У лейбористов с мусульманами много общего”) и Милибэнд (“Больше уважать” мусульман), Кэтрин Эштон (“Политика блокады сектора Газа неприемлема”) и Берлускони (вспомним целование им руки Муаммара Каддафи) - вроде, не антисемиты. Некоторые из них даже евреи. Они ничего не имеют против Израиля, как такового. Но их не слишком огорчает даже тот факт, что мусульманское море затапливает их собственный дом, размывая его устои. Что тогда говорить об Израиле, Мубараке и Хашемитской династии? Вообще, зачем говорить, если удобно молчать? Тем более, если надо противостоять концессиям, чиновникам ЕС, “зеленым” и антиглобалистам, правозащитникам и собственной культурной элите? И они покорно плетутся в хвосте “Альянса цивилизаций”.
   Чем более трусливо и беспомощно ведет себя Запад, тем агрессивнее становятся Ахмадинеджад и Эрдоган. США и Западная Европа подталкивают этих, и без того истеричных политиков, на сумасбродство, а сумасбродство способно привести к неконтролируемым последствиям.
   Если ситуации не изменится (что крайне маловероятно), мы станем свидетелями двухактной драмы. В первом акте мы увидим падение умеренных арабских режимов в Египте, Иордании и княжествах Персидского залива. Если это произойдет, наступит второй акт драмы, когда зажатый в угол Израиль окажется перед лицом всеобщей исламской истерии, в окружении своры сорвавшихся с цепи обезумевших режимов. Он будет наблюдать, как сжимается кольцо его врагов, как турки, сирийцы, Иран, их марионетки в Ливане и Газе объединяют с “революционными” режимами Египте и Иордании. Он будет видеть молчаливое равнодушие Запада в лучшем случае и торжествующее улюлюканье в худшем. Очередной Холокост перестанет быть абстракцией и станет реальностью.
   У Израиля может остаться две опции: погибнуть в муках без боя или погибнуть, уничтожив своих врагов. Опция геноцида и опция Самсона. Сапатеро и Обама рассчитывают, что Израиль выберет первое. Учитывая мучительную и болезненную историю евреев, от Маккавеев и иерусалимских зелотов I века н.э. до Варшавского гетто и Шестидневной войны, я не стал бы торопиться с выводами. И в этом случае никто не окажется в роли любопытствующего зрителя...
 Александр МАЙСТРОВОЙ, Иерусалим