Легко ли раненому легко

В мире
№27 (742)

Наши американские друзья, собирающие деньги для оказания помощи пострадавшим в терактах и раненым израильским солдатам, рассказывают, что в тот период, когда крупные теракты не гремят и мы не хороним каждый день погибших, собрать деньги очень трудно. Те, кто еще недавно охотно жертвовал большие или малые суммы, говорят: но ведь терактов теперь нет, ЦАХАЛ нигде не воюет, раненым наверняка уже помогло государство, так зачем же мы будем давать деньги?..

Недавно, когда я в очередной раз наведалась в больницу “Тель-а-Шомер”, где отмечали день рождения одного из моих подопечных, солдата Матана Б. из Хадеры, потерявшего ногу, а полгода назад еще и перенесшего инсульт, мне передали сведения об одном из так называемых легкораненых... И здесь должна сказать следующее. На протяжении всех лет, в течение которых я помогаю солдатам, получившим ранения той или иной степени тяжести, мне много раз приходилось убеждаться в том, что в самое сложное положение попадают именно раненые легко или даже вовсе не пострадавшие физически, но перенесшие шоковую контузию и нервный стресс. На то, что “Битуах леуми” признает их инвалидами, надежды почти нет, но даже когда инвалидность все-таки признана, она всегда определяется мизерным процентом. Прожить на пособие, назначаемое таким инвалидам, невозможно. А ведь работать эти люди, как правило, не могут, да и чаще всего их просто не хотят брать на работу. Если у такого солдата есть крепко стоящая на ногах семья, его судьба все-таки не столь печальна, но если поддержки ждать не от кого, нередко ситуация становится просто трагической.
...Михаэлю 22 года, он приехал в Израиль с родителями из Ташкента, когда ему было 5 лет. Сейчас он живет в одном из городов юга страны у своего 73-летнего дедушки, так как покинул родительский дом в 14 лет, когда родители находились в состоянии длительного и тяжелого бракоразводного процесса. С тех пор Миша жил с бабушкой и дедушкой, к ним и вернулся после выписки из госпиталя. Полтора месяца назад умерла его бабушка, которая несколько лет боролась с онкологическим заболеванием.
В 2006 году Миша с прекрасными, несмотря на тяжелую семейную ситуацию, оценками окончил школу и был призван в армию, в десантные войска. Мечтая стать врачом, в рамках службы добился отправки на курсы военных парамедиков и по окончании этих курсов служил ротным парамедиком в десантной бригаде. Зимой 2008-2009 гг. участвовал в операции “Литой свинец” в секторе Газы, где в течение первой недели боев под огнем оказывал помощь раненым солдатам. На седьмой день военных действий в одном из столкновений с террористами он получил несколько осколков гранаты в руку, однако покинуть роту отказался и на протяжении 17 часов помогал раненым, несмотря на собственное ранение. К тому времени как Мишу доставили в больницу “Барзилай” в Ашкелоне, раненая рука в результате сильного кровотечения потеряла чувствительность.
Врачи ашкелонской больницы решили не удалять осколки, так как посчитали операцию по их удалению опасной. Через три недели вследствие заражения в покалеченной руке, чреватого тяжелым заболеванием, Михаэль был переведен в “Тель-а-Шомер”, где ему сделали сложную операцию. После операций и многомесячного лечения он был выписан домой с частично парализованной правой кистью.
Помимо ранения у Михаэля тяжелая душевная травма: он страдает от ночных кошмаров, ему снятся страшные сцены боев и тела погибших товарищей, которым он пытался оказать помощь. На протяжении первого года после ранения плохое состояние здоровья Михаэля посчитали временным явлением и дали ему 30-процентную инвалидность, которая позволяет получать небольшую пенсию, а также медицинскую помощь за счет министерства обороны и финансовые льготы при оплате профессиональной учебы. В поисках наиболее дешевого и признанного в Израиле места учебы Миша остановился на Минском мединституте, обучение в котором стоит 5 тысяч долларов в год (в Израиле оно обходится намного дороже). Министерство обороны, выяснив все подробности, дало разрешение на эту учебу и на выплату необходимой суммы.
Уже были подписаны все необходимые документы, когда через месяц после получения этого разрешения Миша был вызван на медкомиссию, которая определила его ранение как очень легкое и снизила ему степень инвалидности до 6%, несмотря на то, что руки он по-прежнему не чувствует, испытывает постоянные сильнейшие боли и нуждается в продолжении лечения. 6% - это значительно ниже минимума, необходимого для признания раненого солдата военным инвалидом. В результате министерство обороны сняло с себя всякую ответственность за его дальнейшую судьбу, причем не только за оплату учебы, но и за лечение. В больничной кассе каждый сеанс физиотерапевтического лечения, без которого нет надежды на восстановление функций раненой руки, стоит 119 шекелей (это личное участие больного плюс к тому, что оплачивает касса), стоимость лекарств также нужно частично оплачивать из своего кармана. Денег на это у Миши нет, поэтому сейчас он пытается разрабатывать руку самостоятельно, используя знания, приобретенные на курсе парамедиков.
В связи с частичным параличом правой руки Миша не способен работать физически, не получает никакой пенсии и живет вместе с дедом на мизерное стариковское пособие - 1980 шекелей. Несмотря ни на что, он все еще готовится к экзамену в Минске в надежде на то, что деньги найдутся и он все-таки сможет поехать учиться. Теперь он еще больше, чем раньше, мечтает стать врачом. А пока что ему просто не на что жить и лечиться.
Все, кто хочет оказать Михаэлю финансовую помощь, могут написать по адресу: [email protected].
Элеонора Шифрин,
Израиль