Как Либерман обустроит Газу

В мире
№30 (745)

Правительство Израиля объявило о своей готовности коренным образом пересмотреть подход к проблеме сектора Газы
Решительными мазками увесистой кисти Либермана создается образ новой Газы. Согласно планам, здесь должны быть построены мощная электростанция, опреснительные установки, водоочистные сооружения, кроме того, должно начаться массовое жилищное строительство. И (не могу поверить строчкам коммюнике) Израиль полностью снимает морскую блокаду сектора. Это вам уже не Ближний Восток по Шимону Пересу, это Ближний Восток по Авигдору Либерману.
И старый план по превращению мышеловки Газы в сверкающий Сингапур выглядит совершенно по-иному. Пусть Либерману не удалось поменяться народами и территориями, зато, может быть, он войдет в историю как архитектор Газы, в противоположность Ципи Ливни, которая заработала себе титул ее разрушительницы.
Лично меня столь замечательные планы заинтересовали, и очень. А впечатлились ли по этому поводу наши соседи палестинцы?
Один народ–одно сЧастье
Только я сняла трубку телефона, чтобы позвонить пресс-секретарю палестинского правительства Гасану Хатибу и задать интересующие меня вопросы, как мой компьютер просигналил: прибыло новое сообщение. Оказалось, как раз вовремя подоспел пресс-релиз из канцелярии палестинского правительства.
“Правительство ПА отвергает любые попытки разделения между Западным берегом и сектором Газы. Правительство ПА призывает международное сообщество сосредоточить все усилия на том, чтобы предотвратить попытки израильского правительства отказаться от плана “два государства для двух народов” и содействовать завершению оккупации”.
Текст настораживал. А где же комментарий по поводу экономического процветания братьев-палестинцев в Газе? И я набрала-таки номер Хатиба.
- Можно ли считать данное пресс-сообщение официальной реакцией на выдвижение плана Либермана?
- Да. Мы не ссылаемся конкретно на Либермана и нигде не упоминаем его имя, потому что считаем этот план детищем всего израильского правительства и соответствующим образом реагируем на него. 
- Сформулируйте, пожалуйста, в чем, по-вашему, состоят положительные и отрицательные стороны новой политики Израиля по отношению к сектору Газы, которая, по словам Либермана, означает поворот на 180 градусов.
- Мы не видим в нем никаких положительных аспектов, просто никаких. Правительство Махмуда Аббаса и Салама Файяда видит в этом плане логическое продолжение традиционной политики Израиля по отношению к Газе.
- То есть как?! Отмена блокады не просто разрешение на ввоз строительных материалов, а еще и массовое жилищное строительство, - и это все еще не новый поворот?
- В наших глазах нет. Израиль еще со времен Осло взял курс на разделение Газы и Западного берега. План Либермана работает на дальнейшее разделение. И речи не идет о налаживании сообщения между Газой и Западным берегом, хотя на этом руководство ПА настаивает уже много лет. Израиль отделяется от Газы, снимает с себя всю ответственность, не объявив конец оккупации. Газа воспринимается как совершенно отдельное образование, хотя речь идет о необходимости создать единое палестинское государство. Мы один народ, у нас одна система образования. И мы хотим добиться возможности передвижения людей и грузов из Газы на Западный берег и обратно.
- Может быть, палестинцы и представляют собой народ, которому нужно одно государство на всех, но вот свежее сообщение в СМИ: “Руководство ФАТХа осудило террористическую организацию ХАМАС за отказ разрешить представителям Революционного совета ФАТХа выехать из Газы в Рамаллу для участия в заседании. Представитель ФАТХа Фахми Заарири заявил агентству “Маан”, что это решение ХАМАСа свидетельствует о нежелании исламистов идти на компромисс с ФАТХом. По его словам, Движение исламского сопротивления сделало стратегический выбор не в пользу восстановления палестинского единства. Он также сравнил ХАМАС с Израилем, так как израильские власти отказались пропустить в Рамаллу представителей Революционного совета ФАТХа, проживающих в других странах”. Не лучше ли сначала разобраться во внутренней палестинской драке между ХАМАСом и ФАТХом, а потом требовать от международного сообщества принять меры по предотвращению попыток расколоть палестинский народ? Он расколот и без нас.
- Мы не отрицаем: проблемы между ФАТХом и ХАМАСом существуют, но должен сказать, что международное сообщество, прежде всего американцы, содействовали углублению этого раскола.
- Поясните, пожалуйста.
- Когда с помощью Саудовской Аравии было создано правительство национального единства под руководством Исмаила Хании, американцы не оказали ему достаточной поддержки, и правительство развалилось. В прошлом году при посредничестве египтян мы вели переговоры с ХАМАСом о восстановлении внутрипалестинского единства. Тогда члены ХАМАСа, участвовавшие в переговорах, задавали вопрос о том, можно ли гарантировать, что если они войдут в правительство, то ЦАХАЛ не будет их арестовывать. ХАМАС готов был дать обязательство по поддержке арабской мирной инициативы и декларировать отказ от насилия, но нам не удалось добиться от Израиля соответствующих обещаний, и план провалился. И так каждый раз. Такая политика работает на раскол.
ЛуЧше ХАМАС, Чем ЦАХАЛ
Пообщавшись с выразителем официальной точки зрения, я обратилась к представительнице общественной организации Вафе Абдаальрахман, директору феминистской организации в Иудее и Самарии.
- Вафа, вы не боитесь, что если будет создано единое палестинское государство и к власти, почти наверняка, придет ХАМАС, со светскими свободами будет покончено?
- Во-первых, я думаю, наивно считать, что в ПА действительно наступил расцвет светской жизни. Рамалла – это еще не вся Палестина. Образ жизни в Рамалле, Хевроне и Дженине совершенно различный. Я наслаждаюсь светскими свободами, живу в “Вавилоне”, то бишь в Рамалле, но при этом четко осознаю, что в других палестинских городах жизнь другая.
Что касается страха оказаться под “религиозным диктатом”, я прекрасно понимаю, что для меня потеря преимуществ светского образа жизни – это действительно потеря. И тем не менее, я отказываюсь от своих преимуществ. Для меня лучше ХАМАС, чем ЦАХАЛ. Потому что ХАМАС – это палестинское движение. Для меня нет ничего хуже сионизма. Я устала чувствовать себя, словно в тюрьме. Западный берег – это тоже тюрьма, и мы не можем передвигаться свободно. Я человек общественный. Мне важно участвовать в форумах, дискуссиях... Всего этого я лишена из-за оккупации. На мой взгляд, проблема может быть решена только комплексно: Газа, Западный берег, израильские палестинцы.
- Много ли в Газе феминисток?
- Больше, чем вы думаете. Речь идет о нескольких сотнях активисток, которые разделяют наши мысли.
- Вы считаете, что они не поддержат план Либермана, хотя он обещает им конкретные улучшения в жизни?
- Я считаю, что сначала должна быть решена политическая проблема. Без этого реальной свободы не добиться.
А Чей Порт?
Экономический взгляд на проблему мне удалось выяснить во время беседы с руководителем палестинского лагеря мира Нидаль Фукага.
- Скажите прямо, зачем более современному и умеренному Западному берегу сектор Газы - с ее религиозным населением и крайне отсталой, точнее полностью разрушенной после размежевания, экономикой?
- Во-первых, мы не можем согласиться на разделение палестинцев. Во-вторых, с точки зрения экономики, Газа – это морской порт, и этот фактор нельзя не учитывать. Правительство Салама Файяда не согласится на подобное разделение.
ХАМАС теперь уже не тот
Ишам Абдалла - палестинский журналист. Много лет работал на агентство France Press. Уже два года фрилансер - в агентствах тоже сокращение кадров.
- Неужели в ПА не обрадовались, услыхав о планах строительства электростанции, и ведь явно за счет спонсоров?
- Палестинцы не верят в реальность этого плана, хотя предложение по строительству электростанции своевременное. Основная проблема Газы – электроэнергия. Но наши люди считают, что Либерман предлагает свой план не для них, а для себя, в пику Ципи Ливни, пытаясь заработать очки и преодолеть кризис в отношениях с Нетаниягу. А потому никто не поверил сказкам Либермана. Что касается ХАМАСа, то он меняется. С того момента, как он пришел к власти, в Газе больше порядка, и я думаю, что с ним можно договориться.
Виктория Мартынова