Мы говорим Ливан подразумеваем Хезболла

В мире
№31 (746)

Третьего августа, на границе между Израилем и Ливаном произошел вооруженный инцидент. Подразделение израильской армии по согласованию с командованием миротворческих сил UNIFIL, отвечающих за безопасность в районе границы, проводило инженерные работы, когда с ливанской стороны был открыт снайперский огонь по офицерам, один из которых был убит, другой получил ранения. Ливанская версия такова: «перестрелка началась, когда Израиль попытался выкорчевать дерево на суверенной территории Ливана. Ливанская армия сделала несколько предупредительных выстрелов, а ЦАХАЛ открыл ответный огонь».
Более смехотворным поводом для начала военных действий можно назвать лишь результат футбольного матча между командами Сальвадора и Гондураса, который вызвал в 1969 году шестидневную кампанию, закончившуюся лишь когда  у противостоящих армий закончилось горючее. В отличие от того конфликта, нынешний может оказаться прелюдией полномасштабной войны. Ведь за Ливаном стоят Сирия и Иран, которые не скрывают своих планов – уничтожить Израиль.
А что же Ливан? Неужели у этого государственного образования, которое уже несколько десятилетий существует лишь в качестве плацдарма джихадистской политики исламских стран, достанет сил для противоборства с Израилем? Отнюдь нет. Ливан втянут в опаснейшую игру, задуманную в Тегеране и Дамаске, которая подожжет страну для того, чтобы в этом огне сгорело то, что Иран и Сирия очень хотели бы уничтожить. Речь идет о результатах расследования убийства премьер-министра Ливана Рафика Харири в 2005 году.
Внимательный читатель уже насторожился, уловив сходство имен убитого пять лет назад главы правительства Ливана и нынешнего премьера. И он прав. Здесь не только сходство имен, здесь кровное родство. Нынешний премьер-министр приходится сыном погибшему в 2005 году премьеру.
Что за прелесть этот Ближний Восток! Здесь до сих пор кипят страсти, воспетые Шекспиром. Здесь сын, зная имя убийцы отца, мучится выбором: что делать. И, в отличие от шекспировского Гамлета, решает не делать ничего.
Искусствоведы подсчитали: призрак короля Гамлета появляется в пьесе четыре раза, и каждый раз его появление наводит ужас на остальных. Тень убиенного Рафика Харири до сих пор присутствует на политической сцене Ливана, и все это время «остальные» испытывают ужас разоблачения.
 Хотя международное расследование убийства под эгидой ООН было инициировано Ливаном, это был, скорее, вынужденный шаг – необходимо было показать, что ни одна из многочисленных политических сил страны не причастна к убийству. В то время было желательно, если бы в убийстве можно было обвинить силы внешние, пусть даже «дружественную» Сирию. Так было надо. И следствие поначалу, действительно, пошло по «сирийскому следу». Однако, в последнее время в результате различных утечек информации из кругов, близких к расследованию, стало известно, что виновными в убийстве Харири могут быть объявлены четыре высокопоставленных функционера Хезболлы. Это и вызвало панику как среди руководителей «партии Аллаха», так и в Дамаске и Тегеране.
Почему указание на Хезболлу оказалось страшнее, нежели обвинение в адрес Сирии? Сирия, как известно, давно уже числится в разряде маргиналов. Недостроенный реактор, разрушенный израильской авиацией, доказанные факты поставки оружия Хезболле –  что еще могло бы ухудшить имидж этой страны? Пережили бы и обвинение в убийстве премьера Ливана. Но вот выход на членов Хезболлы, как считают покровители этой партии в Иране и Сирии, подорвал бы влияние «партии Аллаха» в самом Ливане, где, как известно, Хезболла уже вошла в государственный истэблишмент, став даже партией власти и получив в ливанском кабинете несколько министерских постов.
С тех пор, как изгнанные из Иордании боевики Арафата взорвали хрупкое государственное устройство Ливана, прошло много лет. За это время выросли новые поколения политиков, которые, как говорится, с молоком матери всосали идеи «сопротивления Израилю». Израиль давно вывел войска из южного Ливана, где преследовал террористов. Давно уже территориальные споры между Ливаном и Израилем обязаны лишь неразберихе в том, кому принадлежат так называемые фермы Шебаа, часть территории которых контролируется Израилем, – Ливану или Сирии, но Хезболла до сих пор твердит о своем праве на «сопротивление». На самом деле она стремится получить полный контроль над государственным устройством Ливана. А так как Хезболлу, партию ливанских шиитов, поддерживает шиитский Иран, а вслед за ним и аллавитская Сирия, то речь идет о расширении шиитской ветви ислама, что никак не связано ни с проблемой «палестинских беженцев», ни с Израилем.
Став некоторое время назад премьер-министром Ливана, сын Рафика Харири, оказался перед дилеммой – либо содействовать расследованию обстоятельств убийства отца, и, таким образом, способствовать действительной независимости Ливана, либо под прикрытием лживых лозунгов о «единстве ливанского народа» стать на сторону лидеров Хезболлы, защищая их всеми доступными руководителю государства способами. Тень отца, очевидно, не убедила сына. В отличие от принца Гамлета Харири-младший сделал выбор, гарантирующий не только его политическое долголетие, но и физическое существование вообще. Предупреждения руководителей Хезболлы о том, что обвинения в адрес партии вызовут гражданскую войну, возымели свое действие.
История, конечно, знает немало примеров, когда общественный или политический деятель в процессе трудного выбора руководствуется не личными мотивами, а интересами общества или государства. В случае Харири-сына об этом говорить не приходится. Здесь, сколько бы вы ни смотрели, увидеть приоритет общественного блага невозможно – перед нами самый обыкновенный мальчиш-плохиш, продающий свою страну за бочку варенья и ящик печенья. И конец его будет таков же, как у плохиша.
А что же пограничный бой, случившийся во вторник? Это явная, плохо подготовленная и топорная провокация, призванная подготовить мировое общественное мнение к возможному (а для многих в Ливане и желательному) развитию событий. Стоит международным следователям обвинить Хезболлу в причастности к убийству Рафика Харири, как тут же оно, сообщество, станет свидетелем очередного конфликта между Ливаном и Израилем, и о результатах расследования забудут. Харири-младший превратился в рупор Насраллы, и из этого рупора слышатся угрозы тем, кто до сих пор не понял, что  когда «мы говорим Ливан, то подразумеваем - Хезболла».


Комментарии (Всего: 1)

Конечно, провокация на границе была заранее подготовлена. В пользу этого предположения говорит тот факт, что среди ливанцев не случайно оказалась пресса ( один из корреспондентов погиб). Кроме того, подозрительной выглятит просьба ливанцев об отсрочке начала работ на границе.
Удивительно другое, что ЮНИФИЛ на этот раз занял безоговорочно позицию, на которой настаивает Израиль. Неужели ООНовские военные, помогающие втихую Хизболле, перевоспитались. Что-то не верится. Теперь о причинах конфликта. Мне кажется, что дело не в расседовании убийства Харири. За событиями стоит главный игрок в регионе. Кукловод, дергающий за ниточки ливанские власти, это Иран. Мысль простая-отвлечь от Ирана международную общественность.
Анатолий.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *