(ш)НоБЕЛЕВСКАЯ

В мире
№31 (746)

В одном из недавних номеров тему незаслуженных наград начал собственный корреспондент еженедельника “Секрет” по странам Западной Европы Александр Меламед. Его эстафету подхватил другой  автор Тимур БОЯРСКИЙ
В конце прошлого 2009 года президент США Барак Обама был удостоен Нобелевской премии мира. К этому времени его стаж на занимаемой должности был менее года, и он ещё никак не успел себя проявить в решении проблем войны и мира, политики и экономики. Не потому что он недостаточно талантлив или недостаточно трудоспособен. За такой короткий срок никто на его месте не решил бы накопившихся в его стране и в нашем мире проблем. Даже президент США Франклин Делано Рузвельт, который возглавлял США 15 лет и внёс решающий вклад в победу над фашизмом, не был удостоен такой чести.
Следует предположить, что президент Обама стал лауреатом не за выдающиеся заслуги, а в соответствии с занимаемой должностью. Эта традиция родилась в Москве при Леониде Ильиче Брежневе и постепенно смещается в западную сторону.
Если бы президент Барак Обама по своим личным качествам был хотя бы отдалённо похож на российского математика Григория Перельмана, он бы в традиционной нобелевской лекции, которую произносят на церемонии вручения премии, сказал бы примерно следующее:
“Ваши величества, ваши высочества, уважаемые члены Нобелевского комитета Норвегии, граждане США и люди мира. Разрешите выразить Вам свою искреннюю глубокую благодарность за высокую оценку моих замыслов. Но я должен со всей ответственностью заявить, что высокая награда, которой меня удостоили, мною пока не заслужена. У меня такое ощущение, что, приняв эту награду, я потеряю уважение американского народа и друзей Америке во всём мире. Извините меня, но я вынужден отказаться от награды. Тем не менее, я был бы счастлив, если бы комитет по присуждению нобелевских премий мира вернулся к этому вопросу в конце моей президентской каденции в случае, если мне удастся осуществить мои далеко идущие намерения”.
   Этого президент не сказал. Более того, он сказал, что в своих замыслах он, как и большинство остальных людей, тоже не знает, как достичь мира на земле: “Мы должны начать с признания того, что в обозримом будущем нам не удастся искоренить насилия и конфликты”. Одним словом, оказалось, что Перельманы на вершинах власти большая редкость.
Нобелевская премия мира учреждена на основании завещания магната и промышленника Альфреда Нобеля, в котором, в частности, сказано:
“...пятая часть призового фонда присуждается лицу, которое внесёт наибольший вклад, в дело укрепления содружества наций, в ликвидацию или снижение напряжённости противостояния вооружённых сил, а также в организацию или содействие проведению конгрессов миролюбивых сил”.
Размер нобелевской премии мира сегодня составляет 10 млн. шведских крон, или 1,4 млн. долларов США. Первая премия мира была присуждена в 1901 году Жану Анри Дюману с формулировкой “За вклад в мирное сотрудничество народов”. Его вклад выразился в создании международной организации Красного креста. Красный крест, конечно, не смог остановить войны, но он смог существенно уменьшить их негативные последствия.
А в последние десятилетия с премиями мира происходит что-то труднообъяснимое. В 2004 году Нобелевская премия мира присуждена Вангари Маатаи из Кении. Считается, что, создав общественное движение “Зелёный пояс”, которое занимается посадкой деревьев, она приостановила превращение африканских лесов в пустыни.
Разумеется, она женщина заслуженная и уважаемая, но какое отношение она имеет к проблемам войны и мира?
В 2006 году премию получил Мохаммад Юнус (Бангладеш) - владелец банка “Грамин”, автор идеи микрокредитования. Никто не спорит, он человек умный и энергичный, но он также далёк от проблем предотвращения войн, как его родной Бангладеш далёк от столицы Норвегии Осло.
А в 2001 году лауреатом премии мира стал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Какую именно войну он предотвратил? В период его каденции  разгорелись войны в Ираке, была война НАТО с Югославией, началась второе действие войны в Афганистане. Разве такая могущественная организация, как Совет безопасности ООН не смогла бы сменить взрывоопасный режим Саддама Хусейна с помощью экономических и политических санкций? Но Ирак никто даже не попытался исключить из ООН, хотя он много лет играл там деструктивную роль.
Когда-то Лига наций исключила из своих рядов Советский Союз, потому что его войска вторглись в соседнюю Финляндию. А разве Ирак исключили из ООН, после того, как его войска вторглись в соседний Кувейт? Разве ООН приостановила потоки оружия, которые текли в Ирак с разных сторон?
Разве она объявила Ирак покровителем терроризма? Так, где же признаки того мира, за укрепление которого получил свою премию Кофи Аннан?
В 2006 году Нобелевская премия мира была присуждена экс-президенту США Джимми Картеру. Он вошёл в историю бездарно организованной в 1980 году военной акцией по освобождению американских заложников в Тегеране. Если бы он тогда поставил перед собой задачу не только освободить заложников, но и ликвидировать ещё не окрепший террористический режим в Иране с помощью авианосцев и морской пехоты, сегодня международное сообщество не ломало бы голову, как избавить мир от иранской ядерной угрозы. Самым большими мирным достижением Картера считаются Кэмп-Девидские соглашения, после которых израильско-палестинский конфликт не только не утих, но, наоборот, начал набирать обороты. Активные участники этого достижения израильский премьер-министр Менахем Бегин и египетский президент Анвар Садат получили свои премии мира немедленно.
Узнав об этом, уже не игравшая в это время никакой политической роли Голда Меир сказала: “И почему им дали Нобеля? Им бы больше подошёл Оскар”.
Острая на язык Голда хотела сказать, что соглашение, заключённое в Кэмп-Девиде, носит не столько политический, сколько театральный характер. Сегодня мы уже можем уверенно судить, насколько ближе она была к оценке реальной действительности, чем американский президент того времени. Но самому Джимми Картеру премия была присуждена только через 28 лет, когда всему миру, включая Нобелевский комитет, стало ясно, что Кэмп-Девид увёл ближневосточный конфликт в сторону, очень далёкую от мира.
 Став нобелевским лауреатом, Картер продолжает бороться за мир, теми же средствами. Он руководствуется лучшими побуждениями, но при этом террористы с его подачи приобретают дополнительную легитимность. Вот одно из его высказываний последнего времени:
“Проблема не в том, что я встретился в Дамаске с представителями ХАМАСа, а в том, что Израиль и США отказываются встречаться с теми, кто должен участвовать в переговорном процессе”.
Но руководители Израиля и США не хотят разговаривать с руководством “Хизбаллы” и ХАМАСа не потому, что считают это ниже своего достоинства, а потому, что в официальных документах Израиля, США и Евросоюза эти организации объявлены террористическими. А для разговоров с бандитами нужны не дипломаты, а совсем другие специалисты.
Очень похожим образом Нобелевская премия мира присуждена в 1994 году 3-м другим миротворцам, Ясеру Арафату, Шимону Пересу и Ицхаку Рабину за Ословские соглашения. Арафат к тому времени заслужил себе репутацию террориста номер 1. Он организатор убийств израильских спортсменов в Мюнхене, многочисленных захватов самолётов гражданской авиации, зачинщик гражданских войн в Иордании и Ливане и т.д. Можно ли эту премию объяснить только близорукостью членов Нобелевского комитета? Скорее это своеобразное понимание мирного процесса, которое подразумевает непротивление злу. Удивляет сама формулировка присуждения премии: “За усилия по достижению мира на Ближнем Востоке”. Если бы я вышел на стадион с намерением выполнить норму мастера спорта по бегу на 100-метровую дистанцию, а сам при этом показал бы результат ниже нормы 3-го спортивного разряда, присвоили бы мне звание мастера спорта? Нет, не присвоили бы, хотя мои усилия тоже были налицо.
Примеры незаслуженно присуждённых Нобелевских премий мира можно умножать и умножать. Вот перед нами многолетний руководитель международного агентства по атомной энергии Мохаммед эль Барадеи, которому премия присуждена в 2005 году. Он много лет вокруг Ирана варил манную кашу с сиропом, в результате чего иранский режим сегодня находится на пороге создания атомного оружия.
Или Марти Ахтисаари. Это финский дипломат, которому Нобелевская премия присуждена в 2008 году за разработку и продвижение плана отделения Косово от Югославии. По мнению множества авторитетных международных экспертов, план Ахтисаари противоречит Уставу ООН, и резолюции её Совета Безопасности номер 1244. более того, германская разведслужба BND распространила информацию, что будущий лауреат за разработку и осуществление своего плана получил крупную взятку от косовских сепаратистов. Что получилось в результате? Получилось нежизнеспособное государство, основой экономики которого является производство и распространение наркотиков. Получился опасный прецедент, в результате которого по этому же скользкому и авантюрному пути двинулись Южная Осетия и Абхазия, а вслед за ними некоторые уже примеривают эти сомнительные доспехи на себя.
Мне кажется, если бы Альфред Нобель был жив, он присуждал бы премию своего имени совсем другим людям и совсем за другие действия.
Сам того не желая, Нобелевский комитет в Осло сдвинулся с позиций борьбы за мир, с позиций сокращения вооружений и вооружённых сил на позиции, с которых разжигание внутригосударственных и международных конфликтов стало удобно выдавать за действия по борьбе за мир.
 Нужно создать чёткие и недвусмысленные критерии, которым должен соответствовать каждый кандидат в лауреаты Нобелевской премии мира, с таким расчётом, чтобы звание мастера заслуженного мастера спорта ни при каких обстоятельствах не могло быть присвоено тому, кто ещё не сдал нормативы на значок ГТО.
Например, тот, кто ликвидирует или арестует лидеров “Аль-Каэды”, независимо от того, является ли он главой государства или бойцом спецназа, должен быть готов к тому, чтобы покупать билеты в Осло. Те, кто покончит с “Хизбаллой” и ХАМАСом должны быть основными претендентами на эту почётную премию. Тот, кто поставит непреодолимые преграды для торговли оружием, тоже должен иметь право на эту премию рассчитывать. А террористы, их сторонники и покровители должны готовиться не к получению премии в Осло, а к суду в Нюрнберге, или в Гааге.
 Еженедельник «Секрет»
Рисунок Сергея СЫЧЕНКО