"Он в каждого вселяет страх"

Криминал
№1 (297)

“Мы ничего плохого не сделали. Мы альтруисты. И, может быть, поэтому о нас сложилось извращенное мнение“ - эти слова были произнесены на уголовном процессе в Чикаго Дерриком Мак-Клейном, официальным представителем политической организации гангстеров “21st Century VOTE“.
Этот процесс над самым крупным в стране подпольным кланом, торгующим наркотиками, “Последователи гангстеров”, начался три года тому назад. Когда впервые стали известны масштабы деятельности этой организации, то даже бывший президент нашей страны был ошеломлен размахом ее деятельности, и Билл Клинтон при подготовке своего билля по борьбе с организованной преступностью сослался на чикагских “Последователей гангстеров” как на классический образец опаснейшей мафии современности. [!]
За прошедшие три года по разным причинам прерывавшегося уголовного процесса были осуждены более трех десятков главарей местных организаций “Последователей гангстеров”. И вот совсем недавно очередь, наконец, дошла до самого Лэрри Хувера, легендарного босса этой тайной организации, который, как утверждают историки мафии, затмил славу даже Ал Капоне. “Он в каждого вселяет страх, даже сидя за решеткой тюремной камеры”, - так сказал о Лэрри Хувере один из его бывших ближайших помощников-лейтенантов, согласившийся на сотрудничество с агентами ФБР. И, видимо, не случайно суд над “Председателем” чикагского клана, известного всем мировым дилерам наркотиков, стал называться уголовным процессом века.
Первым доказательством, представленным жюри присяжных, была тайно сделанная запись разговора в тюрьме “Vienna Prison” между Хувером и навестившим его в тот день Вильямом Эдвардсоном. Это был день рождения Хувера, 30 ноября 1993 года. Эдвардс спросил:
- Сегодня твой день рождения. Что бы ты хотел получить?
- Мой день рождения каждый день, - в ответ прохрипел Хувер, - каждый должен дарить мне свой день. Каждый знает, что понедельник - это мой день. На следующей неделе моим днем рождения будет вторник. А потом через неделю среда, а потом четверг. Понимаешь?

В тот день Лэрри Хувер изложил своему лейтенанту один из своих планов. С декабря 1993 года каждый член “Последователей гангстеров” обязан был еженедельно платить в казну этого подпольного клана 2 доллара “обязательного налога”, затем 5 долларов “политического” налога “, расходуемого на проведение различных собраний, митингов и демонстраций, и 35 долларов “уличного налога”, дающего право уличным продавцам на торговлю наркотиками из фондов “Последователей гангстеров”. Кроме того, в пользу “Директората” клана Лэрри Хувера каждый член его организации обязан был один день в неделю продавать по сто маленьких пакетиков кокаина, стоимостью по десять долларов каждый. В прослушанной на заседании суда пленке Хувер сказал: “Мой план должен приносить в нашу казну ежемесячно по миллиону долларов”.
Другим и не менее интересным доказательством явилась еще одна тайная запись, сделанная членом “Последователей гангстеров” Робертом Кроуфордом, который к тому времени был уже завербован агентами ФБР. “Я с восемнадцати лет был королем”, - прозвучал чуть приглушенный густой голос Лэрри Хувера.
Роберт Кроуфорд, один из уличных боссов “Последователей гангстеров”, на протяжении шести недель посещал Лэрри в тюрьме и записывал циркуляры, которые давал ему его всесильный босс. Крохотный радиопередатчик находился в бумажном пакете осведомителя и сразу же, автоматически, передавал всю эту информацию в штаб ФБР. Но в конце шестой недели один из лейтенантов Хувера, случайно присутствовавший при встрече, обнаружил передатчик, и на следующий же день мертвое тело Роберта Кроуфорда было найдено на дальней западной окраине Чикаго.
Лэрри действительно с восемнадцати лет стал возглавлять тогда только еще формировавшуюся уличную банду. Спустя шесть лет Хувер был арестован по обвинению в убийстве и с тех пор “безвыездно” находится чуть более двадцати пяти лет в тюрьме особого режима. Он был приговорен к 200 годам заключения. И вот оттуда, из тех краев, отгороженных от всего мира колючей проволокой, все эти годы Лэрри “железной рукой” до последнего дня руководил своей подпольной организацией, расширяя и совершенствуя ее структуру. А в тюрьме из числа заключенных Лэрри создал еще одно важное подразделение “Последователей гангстеров”, ставшее штабом этой организации “в изгнании”.
По свидетельству арестованных членов “Последователей гангстеров” Лэрри до недавнего времени жил в тюрьме лучше, чем иные на свободе. Хувер имел ключи от всех дверей тюрьмы, кроме входной. Охранники боялись ему перечить и никогда не сообщали своему начальству о тайных поставках в тюрьму больших партий наркотиков и денег от продажи кокаина и героина на воле, ночных оргиях членов хуверской организации, наказаниях, которые они применяли к своим ослушникам, тайных связях с внешним миром и о многом- многом другом, что составляло по существу жизнь самого Хувера и его лейтенантов, попавших за решетку тюрьмы особого режима. Некоторые из ее охранников из страха за свою жизнь стали даже соучастниками организации Лэрри Хувера. Они-то и позволили ему чувствовать себя в тюрьме настоящим королем, предоставив “Председателю” возможность жить в отдельной камере, в “резиденции”, как любил говорить сам глава гангстеров, окруженный почетом и уважением и покорностью всех заключенных.
Лэри, безусловно, обладает талантом лидера. Он достаточно умен, в то же время чрезвычайно жесток и надменен. Вероятно, все эти качества, по словам одного из агентов ФБР, принесли Лэрри столь блистательную славу, о которой в тридцатые годы не мог мечтать даже Ал Капоне. Легенда о Хувере вышла не только за пределы тюрьмы, в которой он провел ровно половину своей жизни, отпраздновав в ноябре прошлого года свое пятидесятилетие. Слава о нем достигла и Капитолийского холма, а демоническая репутация предводителя чикагских гангстеров не на шутку встревожила политиков в Вашингтоне.
За двадцать пять лет жизни в тюрьме, видя мир через колючую проволоку, Лэрри выпестовал из небольшой уличной банды подростков великолепно построенную по строгому принципу иерархии самую крупную в стране подпольную и хорошо вооруженную организацию. В ее рядах - свыше тридцати тысяч “бойцов”, больше, чем в двух пехотных дивизиях. Отделения “Последователей гангстеров” действуют в шестидесяти городах страны. А годовой доход хуверской организации от продажи наркотиков и налога, коим она обложила огромное количество различных бизнесов, составлял за последние пять лет в среднем не менее ста миллионов долларов.
В зале суда в числе многих других доказательств преступной деятельности организации Хувера фигурировала отпечатанная типографским способом “организационная глава” одного из чикагских подразделений гангстеров, описывающая структуру, численность и характер деятельности отряда, возглавлявшегося боссом Кейсом МакКейном. “Организационная глава” была найдена агентами ФБР в архиве одной компании, годами устраивавшей концерты современной музыки для детей, а хозяином ее являлась жена Лэрри Хувера. Её фирма, как стало теперь ясно, служила ширмой легализации незаконным образом полученных денег организацией ее супруга путем инвестирования их в банки.
Но музыкальная фирма жены Хувера была отнюдь не единственным каналом, через который легализовывались миллионы долларов. Несколько месяцев тому назад перед судом предстала Софья Ирвин, офицер особого отряда чикагской полиции, осуществлявшего слежку за гангстерами. София была любовницей Грегори Шелла, доверенного лица Хувера, одного из лейтенантов штаба, находившегося до суда на свободе. Опытный лейтенант завербовал ее, а вместе с ней прибрал к рукам и принадлежавший Софии большой и пользующийся хорошей репутацией ресторан. Впоследствии он стал важнейшим каналом, по которому официальным путем стекались в банки Чикаго миллионы долларов, полученных от торговли наркотиками. Эти деньги использовались и для покупки бизнесов, которыми руководили гангстеры из могучего клана.
Однако самым хитроумным, а я бы даже сказал, гениальным изобретением Хувера явился его политический проект, о котором писали все газеты страны в тот период, когда в 1995 году в Чикаго проходила очередная избирательная кампания. Неожиданно о Лэрри Хувере заговорили тогда не как об убийце, отбывающем наказание в тюрьме особого режима, не как о лидере банды“Последователей гангстеров”, терроризирующей население многих районов огромного Чикаго - был пущен слух о том, что Лэрри Хувер - невинная жертва и страстный борец за права всех обиженных, обездоленных, всех бедных и несчастных людей, у которых нет иного выхода, как вступать в ряды организации Лэрри Хувера. Умный мафиози обещал всем новым членам “Последователей гангстеров” работу, деньги и процветание.
Разумеется, не ради голосов избирателей затеял гангстер всю эту политическую аферу. Не для победы на выборах выдумал Лэрри свой комитет “21st Century VOTE”. Он нужен был ему для других целей. В дни избирательной кампании комитет послужил ему крайне надежным и официальным “инструментом” легализации незаконных денег. Под видом дотаций и пожертвований ежедневно на счетах этого фиктивного органа оседало, как свидетельствуют документы не так давно закончившегося уголовного процесса, до трехсот тысяч долларов, вырученных, разумеется, от торговли наркотиками и сделок с колумбийскими и мексиканскими поставщиками героина и кокаина.
Затем Хувер обратился к Интернету. Его помощники создали информационную систему “United Peace”. С помощью Интернета легендарный мафиози обращался в те дни к “совести” каждого, испрашивая пожертвования на оплату дорогого труда адвокатской команды, якобы защищающей бедных.
Процесс века закончился почти полгода тому назад. Дополнительно к двум сотням, полученным им прежде, судьи добавили еще несколько десятков лет. Судили Хувера за то, что, сидя в своей камере, он сумел создать неслыханный по своему могуществу подпольный синдикат наркобизнеса.
Я встречался с Лэрри лет пять тому назад, в годы его бурного расцвета и всевластия над тюремными надзирателями и охранниками. И вот еще раз, совсем недавно, когда он уже начисто потерял свои привилегии в “Vienna Prison”.
«Ха-ха, - рассмеялся он, как всегда, хриплым, грудным голосом, - я еще совсем молодой. Жизнь ведь и здесь хороша».