Триумф тихой дипломатии

В мире
№33 (748)

Практически в одно и то же время произошли два, на первый взгляд, не связанных между собой события: возвращение на родину после пятимесячного заключения в Ливии 40-летнего израильского гражданина Рафаэля Рафрама Хадада и сообщение Госпрокуратуры Германии о том, что предполагаемый агент “Мосада” Ури Бродский не предстанет перед судом по обвинению в шпионаже. И то, и другое - несомненный успех тихой дипломатии израильского МИДа

Сообщение об освобождении из ливийской тюрьмы Рафаэля Рафрама Хадада стало центральной темой израильских СМИ. Хадад был задержан ливийскими силами безопасности в марте этого года во время съемок еврейских объектов в Ливии. Более всего его интересовало имущество, оставленное евреями, покинувшими эту страну. По всей видимости, его работа была оплачена евреями, в свое время бежавшими из Ливии и надеющимися получить компенсацию.
Министр иностранных дел Авигдор Либерман, сыгравший центральную роль в освобождении Хадада, выразил “приятное удивление” достойным поведением ливийской стороны. “Они выполнили все договоренности. После пяти месяцев отсутствия в стране израильский гражданин Рафаэль Хадад сегодня снова в Израиле, с семьей. Это – самое главное подтверждение ответственного поведения (ливийцев). Требования были очень логичными, очень умеренными. Я рад, что эта операция завершилась по истечении пяти месяцев”, – сказал глава МИДа на пресс-конференции в аэропорту имени Бен-Гуриона.
В чем заключались требования ливийцев? “Я не могу вникать в подробности, но все это, безусловно, было связано с палестинским вопросом”, - пояснил глава МИДа.
Хадад тоже не был многословен: “Я бы только хотел поблагодарить тех, кто помогал. Я очень рад, что вы пришли. Рад встретить так много людей в аэропорту. Но я бы очень хотел не отвечать на вопросы. И буду признателен, если вы удовлетворите мою просьбу”.
Впрочем, подробности сделки поспешил разъяснить депутат кнессета Ахмед Тиби, располагающий своими каналами связи на высоком уровне в Триполи. По словам Тиби, в рамках сделки ливийский Фонд Каддафи переводит 50 миллионов долларов агентству ООН по оказанию помощи палестинским беженцам (UNRWA). Эти средства пойдут на строительство 1250 единиц жилья в секторе Газы – вместо разрушенных или пострадавших в ходе операции “Литой свинец”.
Согласно другим источникам, в рамках сделки Израиль предоставил ливийскому судну возможность выгрузить гуманитарный груз для жителей Газы в египетском порту и доставить его в сектор. 
Известно, каким образом Либерману удалось освободить Хадада, который по иронии судьбы является крайне левым экстремистом, ярым ненавистником главы МИДа и неоднократно поносил его в своем блоге. Так вот, Либерман задействовал влиятельных деловых людей (австрийского бизнесмена еврейского происхождения Мартина Шлаффа, предпринимателей из Восточной Европы, ведущих дела с Ливией), представителей Туниса, Франции, Италии, США и сотрудников ООН. За три дня до освобождения Хадада Авигдор Либерман вылетел в отпуск в Кишинев, чтобы можно было в кратчайшие сроки прибыть в Вену, куда должен был быть доставлен Рафаэль Хадад. Вечером 8 августа туда прибыл Шлафф - он доставил Хадада на своем личном самолете из Ливии. Добавим, что Шлафф поддерживает тесные связи с сыном президента Каддафи.
Либерман подчеркнул, что поскольку Ливия выполнила свои обязательства, Израиль, без сомнения, выполнит свои.
Несколько меньше, чем история с освобождением Хадада, привлекло внимание СМИ сообщение о том, что Ури Бродский не предстанет перед немецким судом по обвинению в шпионаже. Обстоятельства этого дела опубликованы в новостном блоке, и нет нужды повторяться. Важно только подчеркнуть мнение комментаторов, считающих, что возвращение Бродского также стало результатом “тихой дипломатии” МИДа.
Впечатление, что ведущиеся вдали от объективов и камер переговоры куда более продуктивны, нежели столь популярная в нашей стране имитация бурной деятельности с неизменным фиаско в финале: идет ли речь о мирных переговорах или об освобождении Гилада Шалита. И кто знает: если бы отечественное правительство и СМИ позволили Либерману вести переговоры в том стиле, в каком они велись в указанных выше случаях, быть может, пленный военнослужащий давно уже вернулся бы к своим родным?
“Новости недели”