СЕРГЕЮ ДОВЛАТОВУ – по прошествии 20 лет

Культура
№34 (749)

Прошло 20 лет со дня смерти Сергея Довлатова. Смерть была нелепой, ее можно было избежать, но «судьба так решила», оставив нам небольшое, но мощное литературное наследие и несколько загадочный и противоречивый образ самого писателя.
Довлатов писал, что после смерти писателя начинается слава. Слава началась до смерти Довлатова. Сейчас в русской прессе почему-то принято утверждать, что Довлатов не дожил до своей всероссийской славы. Это неверно. Незадолго до смерти Довлатова я ездила в Россию. В каждой компании цитировали довлатовскую прозу. Встретившись с Сергеем, я рассказала ему об этом. «Знаю, - ответил Довлатов, - но поздно».  Поздно – потому что это в молодости так страстно хотелось публикации и славы...
Словом, Довлатов до своей славы дожил и о ней знал.
Я не берусь исследовать все причины всероссийской славы Довлатова. Но перечислю лишь те, которые мне кажутся очевидными.
Герои первой напечатанной в Америке книги «Соло на Ундервуде» - это главным образом творческая интеллигенция, зарисовки друзей, это действительно «Записные книжки», как он называл этот сборник позднее. Но не только блистательные зарисовки ленинградских друзей и писателей зарубежья (каждое из которых – маленький шедевр) принесли Довлатову любовь читателей. Наряду с журналистами, писателями и их судьбой в Америке героями произведений являются люди, профессия которых – будничная. Но именно эта, наблюдаемая и так ярко написанная жизнь и психология  выхваченного из толпы персонажа и его скромные будни и вызывали такую всенародную любовь к произведениям Довлатова. Потому что что может быть важнее жизни каждого отдельного человека? Довлатов показал, что незаметные судьбы на самом деле являются событиями, из которых и состоит жизнь человечества в целом. Как в капле воды из водосточной канавы в сказке Андерсена отразилась жизнь большого города, так и в произведениях Довлатова отразилась его время.
В разделе «Литература продолжается » («Речь без повода, или Колонки редактора» Москва, Издательство «Махаон», 2006 год) в эссе «Кумиры нашей молодости» Довлатов написал о писателях Аксенове и Гладилине: «Аксенов и Гладилин были нашими личными писателями». Довлатов – тоже наш личный писатель, мы знаем его героев, это наши бывшие соотечественники, мы жили такой же жизнью.
Редчайшее качество писателя – умение не только написать о своих героях, но и изобразить своего псевдодвойника, от лица которого ведется повествование, с юмором и даже сарказмом. И мы, читатели, смеемся... и любим этих героев. И мы любим писателя Довлатова за его великий талант, который создал это грандиозное свидетельство эпохи.
Но частью посмертной славы являются не только любовь читателей, но и воспоминания современников, не всегда добросовестные и доброжелательные. Уже написаны КНИГИ, посвященные личности Довлатова, не говоря об отдельных статьях. Каждый автор излагает свою версию личности автора. То есть началось мифотворчество. Я просто не могу вспомнить никого, о ком из русских авторов сразу после смерти появилось бы такое количество мемуарной литературы. Как бы ни относиться к отдельным воспоминаниям, сам факт мифотворчества говорит о значительности личности, которую стараются понять, с которой продолжают старые споры, с кем сводят счеты или используют знакомство с ним  для придания веса собственной персоне...
По-видимому, не будет преувеличением сказать: прошедшие 20 лет подтвердили то высокое положение, которое занял Довлатов в русской литературе второй половины ХХ века.
В современных русских публикациях постоянно проскальзывает утверждение, что судьба Довлатова сложилась в Америке несчастливо. Мнение не выдерживает критики. Счастье писателя – в его творчестве и признании читателей. Уехав в Америку, Довлатов получил возможность, которой у него не было в России, – печататься.  А затем,  в своих книгах, он вернулся в Россию, стал любимым российским писателем. О каком еще счастье может мечтать творческая личность?
 «Будем вечны именами и сокрытые в пыли».


Комментарии (Всего: 4)

Очень люблю фото Довлатова , сделанные Ниной Аловерт.

Но все-таки уточню. Довлатов писал, что после смерти
начинается история.
(В тексте вместо "история" написано по ошибке: "слава").

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Купил два трехтомника Довлатова. Один даю почитать - если "зажилят" второй останется.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Возразить нечего. Трехтомник Довлатова читается детьми - значит, он выдержал тест времени. Такого точного в деталях и чувствах бытописателя я (ни в коем случае не филолог и не эксперт) не помню со времен Лескова и Чехова. Сейчас кажется смешным, что он завидовал каким-то модным ленинградцам...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Немного осталось людей,хорошо знавших Сергея Довлатова.Нина Аловерт - одна из них.Очень люблю ее "довлатовские" фотографии и воспоминания.Большое спасибо.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *