Кровавые ужасы Александра Ажа

Культура
№35 (750)

Начиная с конца августа кинозрители Америки, рискнувшие пойти на “Пираньи 3D”, вжимаясь от страха в кресла и одновременно корчась от омерзения, инстинктивно пытаются уклониться от рвущихся на них из глубин экрана доисторических монстров и хлещущей крови, вперемешку с внутренностями и кусками человеческого мяса, поскольку фильм-то, плюс ко всем прелестям, еще и трехмерный.
Его режиссер, Александр Ажа, прозванный “королем ужасов”, просто обожает пугать зрителей и сам упивается постановкой сцен страданий и гибели людей – настолько жестокими и извращенно-натуралистичными, что они не могут вызывать никаких иных эмоций, кроме безграничного отвращения. А Ажа не смущаясь сообщает журналистам, как он рад тому, что имеет возможность реализовывать “свое сокровенное кино о кровавых ужасах и женской груди”. И добавляет, что во всех этих кадрах иногда он отождествляет себя с пираньями, а иногда – с обглоданными ими жертвами.
Непонятно чем руководствуясь, он привез свой ужас ужасов в Сан-Диего, на международный фестиваль, на котором показывают семейное кино (для всех возрастов, включая детей). Естественно, его “кровавую баню от начала до конца” (как характеризует ее сам режиссер) туда близко не подпустили.
Ажа в содружестве со студией Dimension Films, сделал не просто триллер, а нечто многократно более мерзкое, садистски гипертрофированное, изощренное и вульгарное одновременно, к тому же до предела насыщенное сексуально-эротическими непристойностями, вдвойне омерзительными за счет их выпуклости. “Я хотел снять самое крутое кино с атмосферой времен моей юности. Кино как запретное удовольствие, страшное и веселое одновременно. Кино, в котором много крови и голого тела. Кино как увлекательную и ошеломляющую прогулку”. Уж куда увлекательнее!
Авторы фильма, чтобы, не дай бог, не наскучить зрителю монотонностью поедания 20 тысяч человеческих тел, постарались разнообразить этот процесс, отсняв массу вариантов и способов, которых, по признанию Ажа, хватило бы на четырехчасовой показ. “Так что нам пришлось оставить в картине всего 30 уникальных смертей и проследить, чтобы они не повторялись”, – с явным сожалением добавляет он.
Кто вообще такой Александр Ажа и откуда он взялся? Алжирец Александр Аркади – кинорежиссер, живущий в Париже, и француженка Мари-Жо Жуан – кинокритик, 32 года назад произвели на свет мальчика, назвав его Александр Жуан Аркади. Мальчик вырос в очень симпатичного молодого мужчину, с ликом святого и меланхоличным взором, и стал, как папа, кинорежиссером, к 25 годам заявив миру о своем существовании триллером “Кровавая жатва”. В жены он взял элитную марокканскую мусульманку Лейлу Марракчи, тоже кинорежиссера. Видимо, чтобы его не путали с коллегой-отцом, он придумал себе странноватый на первый взгляд псевдоним, составленный из начальных букв своего настоящего имени – АЖА (Aja). 
Примерно раз в два года Ажа исправно выпускает на экраны свои страшилки. Из них только “Кровавая жатва” была отснята во Франции, а последующие – “Зеркала”, “У холмов есть глаза” и “Пираньи 3D” уже в Штатах. Голливуд приметил француза, по достоинству оценив его неуемную фантазию в области продуцирования насильственных смертей, и начал приглашать в качестве хорормейкера.
Создавая свой новый фильм, Ажа рассчитывал заставить зрителей после его просмотра хорошенько подумать, прежде чем соваться в воду, иными словами – зародить у них страх перед водой. “Вы должны попасть в тот мир и побывать под водой, ощутить, как все эти рыбы атакуют вас... Снимая фильм ужасов, всегда размышляешь, а какой именно вид страха ты программируешь, – говорит он. – Когда я работал над “Зеркалами”, я очень надеялся (и, полагаю, у меня получилось) создать некое подобие фобии, связанной с зеркалами у вас дома.”
“Пираньи 3D” – третий фильм из серии ихтиологических ужасов с оглядкой назад, на недавние 80-е. Ажа задумывал свой объемный вариант, как ремейк “Пираньи” Джо Данте, и крайне неудачной “Пираньи 2: Нерест”, еще только начинавшего тогда свой творческий путь Джеймса Камерона (1981). Но уже в процессе съемок заявил, что сделает нечто большее, чем ремейк, потому как напридумывал столько всего нового и интересного, что рассчитывает перещеголять не только двух своих предшественников по пираньям, но и “Челюсти” Стивена Спилберга (1975). Режиссерам, создавшим эти три фильма около 30 лет назад, “и впрямь не удалось даже близко подойти к тому новому, захватывающему уровню страха, что открыл для зрителя Александр Ажа”, считают некоторые рецензенты.
Сегодняшний Камерон, как известно, стал своего рода “законодателем мод”, точнее – законодателем технологий и спецэффектов в современном кинематографе. И Ажа пригласил его в качестве ведущего консультанта. “Мои “Пираньи” задумывались как жанровая 3D-противоположность “Аватару”, – признает режиссер. Все выходит за рамки экрана, все движется прямо на вас, да и сам сюжет был ориентирован на создание подобного эффекта... Технологии 3D нам были нужны, чтобы сделать его незабываемым”.
  В самом начале фильма дается визуальное объяснение, откуда взялись вдруг посреди Америки пираньи: На дне озера Виктория в штате Аризона в результате землетрясения в земной коре образовался разлом. Как выяснится, озеро имело второе дно, вторую замкнутую емкость, в которой сохранились доисторические рыбы-людоеды, исчезнувшие с лица Земли два миллиона лет назад. Через образовавшуюся щель тысячи кровожадных хищниц устремились на свободу в поисках пищи.
В планах Ажа было провести съемки именно на озере Виктория, но местные жители, существующие в основном за счет туризма, не позволили режиссеру превратить свою достопримечательность в арену кровавого пиршества, дабы не распугать отдыхающих – ведь не ровен час, поверят в то, что в озере обитают хищные пираньи, и станут обходить его стороной. Так что в фильме использовано другое озеро, местонахождение которого намеренно не упоминается. 
Сюжет всей истории, как водится в триллерах, предельно прост и примитивен, апеллируя к самым низменным человеческим инстинктам – насилию и похоти. На озере собрались десятки тысяч молодых людей и подростков, полуголых или почти голых, веселых и беззаботных – на ежегодный Праздник Начала Лета, заканчивающийся массовой демонстрацией мокрых маек, вернее того, что они так рельефно облегают – конкурсом Dying to get wet. На этот эротический праздник спешит порнорежиссер на своей яхте и со съемочной группой и исполнителями.
Добрую половину фильма Ажа вместе с оператором Джоном Леонетти упивается показом обнаженных тел во всех мыслимых и немыслимых ракурсах и позах, демонстрируя соблазнительные женские прелести юных красоток.
Для индивидуализации примитивных сюжетных коллизий в них введена судьба шерифа Джулии Форестер и ее сына подростка Джейка. Заступая на дежурство, она просит сына-подростка присмотреть за младшими братом и сестрой. Но желание не пропустить праздник на пляже пересиливает чувство долга, и Джейк отправляется на яхту проводником – ту самую, где снимают порнофильмы, пьянствуют и нюхают кокаин, а потом, минут этак 5-7, устраивают подводное лесби-шоу в ластах. Чем это кончается для них, догадаться нетрудно.
Всю вторую половину фильма идет методичное поедание людей, и зритель наблюдает, как только что пленявшие округлые формы молоденьких девиц и мускулистых юношей превращаются в лохмотья, в разрозненные части тела, в куски внутренностей, плавающих в окрасившейся их кровью бурлящей воде.
Определенной категории людей и соответственно кинокритиков-профессионалов фильм пришелся по душе, вернее, как они сами классифицируют свои эмоции, по спинному мозгу (головному-то там явно делать нечего). Иные даже ласково величают его кинолакомством. Вот, скажем, такое мнение: “Что нужно зрителям от кровавого ужастика? Больше молодых голых тел, а потом – мяса и кровищи! В этом плане “Пираньи” – роскошный шведский стол”. (Рецензента зовут Дмитрий Жигалов, в разделе “о себе” он написал: “Умер в юности, но кто-то оставил дверь ада открытой – и вот я здесь”.)
В “Пираньях 3D”, как в своеобразном ретро, снялось, по задумке Ажа, несколько известных актеров, звездный период которых пришелся на 80-е годы. Так, фильм начинается со сцены, где рыбака, случайно оказавшегося в эпицентре землетрясения, пожирает кто-то, находящийся под водой. Ажа решил, что для этого эпизода может подойти только один персонаж – Мэтт Хупер из “Челюстей”, уцелевший пенсионер, которого сыграл Ричард Дрейфус. И он его заполучил.
 “К своей роли Ричард подошел максимально тщательно, – рассказывает Ажа. – Его одежда полностью повторяла костюм Мэтта Хупера. Для него даже подобрали те же самые очки, что он носил в “Челюстях”. Все было идентичным. В сцене, открывающей наш фильм, он поет знакомую по фильму Спилберга песню “Show me the way to go home”. Его роль вышла за рамки эпизода, оказавшись чем-то большим: как если бы герой одного фильма перешагнул в другую картину и вернулся обратно.”
Ажа долго искал в Голливуде актрису на роль главной героини Джулии Форестер – шерифа курортного городка и матери-одиночки с тремя детьми, сильной и слабой одновременно, потому что всё это безумие – от молодежного праздника Начала Лета до обрушившейся на всех беды, оказалось на ее плечах. После попыток спасти отдыхающих ей предстоит еще спасать собственных детей. И он решил, что именно Элизабет Шу обладает всеми необходимыми ему качествами.
“Пожалуй, мое главное воспоминание со съемок картины – мой первый трюк, – вспоминает актриса. – Мне было очень страшно его выполнять, но я ужасно хотела, чтобы у меня получилось. Я сильно нервничала, сердце бешено стучало в груди. Это было как раз после кровавой сцены, в которой сотни молодых людей, тусовавшихся на празднике, были съедены рыбами-убийцами, и в этот момент мне звонит мой сын и говорит, что он сейчас в лодке с другими моими детьми. Он должен был сидеть с ними дома, но они все в лодке, и лодка тонет. Я быстро соображаю, что и в моей лодке 10 детей, истекающих кровью, и мне необходимо найти способ их спасти. Осмотревшись, я вижу плавающие обломки, которые указывают в направлении моторки. Я выпрыгиваю из лодки и бегу по обломкам до моторки.”
Эли Рот, автор “Хостела” (где он сценарист, режиссер и актер), появился в фильме в роли ведущего того самого конкурса мокрых маек. Секс-символ 90-х Джерри О’Коннел – в роли порнорежиссера, заканчивающего свой грешный промысел в челюстях пираний.
На роль мистера Гудмана, ученого-ихтиолога, был приглашен 72-летний Кристофер Ллойд, создавший в свое время необычайно колоритный и запоминающийся образ чудаковатого гения-изобретателя в трилогии “Назад в будущее”. “Мистер Гудман – тип сумасшедшего ученого, – говорит Ажа, – и, конечно, существует только один Док – Кристофер Ллойд. Но я не представлял себе, что можно заполучить такого актера. Он приехал всего на один день, но этот день оказался равносилен целой неделе съемок.”
Под занавес мистер Гудман произносит финальную – для фильма и для себя – реплику. Его герой успел выяснить, что пожиравшие людей пираньи были всего лишь мальками. Какими они станут, когда вырастут, любознательному ученому-ихтиологу суждено узнать уже из желудка пираньи-гиганта, невесть откуда выпрыгнувшей на него.
Вот на этой оптимистической – для потребителей хоррора – ноте и заканчиваются третьи “Пираньи”. Это значит, воодушевленно восклицают они, всё самое интересное еще впереди. Ведь Ажа уже объявил, что намерен снять продолжение, что уже анонсирован его сиквел.
А пока его острозубые людоеды отправились в вояж по экранам мира, собирая миллионы зрителей и долларов, Ажа уже погружается с головой в новый проект, разумеется, снова трехмерный – “Космический пират Кобра” (Cobra The Space Pirate). Кобра Ажа не имеет никакого отношения к Кобре Сильвестра Сталлоне. Это будет экранизация классической манги, права на которую он с большим трудом сумел выкупить у автора, Терасавы Буйти. (Манга – японские комиксы для всех возрастов, пользующиеся большой популярностью не только в Японии, но и за ее пределами, особенно в США,
- Я вырос в мечтах о “Кобре”! – вспоминает режиссер. – После школы бежал домой и прилипал к телевизору, для меня он был кумиром... То же самое в начале 80-х делали дети во Франции, Италии, Испании и всей остальной Европе... Странно, что в США он так и не обрел заслуженной популярности. О нем выпущено 60 книжек и мультсериал с пиратами, приключениями, плохими парнями... По-моему, этот герой достоин того, чтобы познакомить с ним младшее поколение. Фильм с ним вполне может стать допингом для поклонников космических саг и своеобразным ренессансом несколько подзаржавевшего жанра.
Главный герой – “Одинокий волк”, живет в отдаленном будущем, насыщенном космическими полетами, пиратами и фантастическими приключениями. За ним охотятся, с одной стороны, Гильдия Пиратов, с другой – Галактическая Федерация. Чтобы выжить, ему приходится изменить внешность и стереть память – иначе его легко вычислят методом сканирования воспоминаний. Отбиваясь от своих врагов, герой объединяется с космической охотницей за головами по имени Джейн, у которой на спине вытатуирована половинка карты, указывающей место, где сокрыты сокровища. Но чтобы понять, где это находится, нужно отыскать вторую половину – на спине сестры Джейн.
В “Кобре” Ажа намерен отойти от своего привычного метода самовыражения в кино – от кровавых ужастиков, и попробовать силы в другом жанре. Набравшись опыта у Камерона и отточив зубы на “Пираньях” – по части новых технологий, он мечтает превратить свой новый проект в трехмерный эпический tent pole (своего рода “верняк” с высоким бюджетом), создав фантастический мир будущего, не беднее планеты Пандора в “Аватаре”. Сценарий к фильму, уже можно считать по традиции, будет написан им совместно с Грегори Лавассером, с которым он сотрудничает, начиная с “Кровавой жатвы”.
- Это надо снимать только в 3D! – говорит Ажа. – Научная фантастика и трехмерное изображение – хороший микс. Вот сейчас я засяду за сценарий и наконец-то выплесну все, что накопилось во мне за 30 лет.
Выходит, он еще не всё выплеснул!
Что появится на экранах раньше – “Пиранья 4” или космическая “Кобра”, пока неизвестно.


Комментарии (Всего: 1)

Элеонора! Напишите про фильм "Жак Месрин: инстинкт убийцы". У вас великолепно получится. Картина не новая, но только в сентябре на амеркианские эераны вышла. Заслуживает внимания больше, чем что-либо.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *