Цели Ясны, задаЧи определены

В мире
№36 (751)

Центральный совет евреев Германии заявил о приостановке своего участия в деятельности Совета немецкого фонда «Бегство, изгнание, примирение».
Фонд «Бегство, изгнание, примирение» (нем. аббр. SFVV) был учрежден на основании специального закона, принятого Бундестагом еще 30 декабря 2008 года. Главной задачей фонда, как указано в § 16 Концепции, утвержденной правительством ФРГ, является объективное освещение проблемы беженцев в историческом контексте Второй мировой войны и последствий национал-социалистической политики экспансии и уничтожения. Во исполнение этой задачи фонд организует тематические выставки, проводит научно-исследовательскую работу, собирает, архивирует и производит научную оценку соответствующей документации, сотрудничает с профильными немецкими и зарубежными музеями и научно-исследовательскими учреждениями, и др. В Совет фонда, состоящий из 21 члена, 19 из которых избираются Бундестагом, входят депутаты немецкого парламента, министры Федерального правительства, представители Католической и Лютеранской церквей Германии, Центрального совета евреев Германии (ЦСЕГ), а также немецкого Союза изгнанных.
Во вторник, 7 сентября, генеральный секретарь Центрального совета евреев Германии Штефан Крамер заявил о приостановлении членства ЦСЕГ в Совете SFVV. Причиной такого решения стало введение в состав Совета двух одиозных делегатов от Союза изгнанных, представляющего интересы немецких беженцев, в принудительном порядке перемещенных с территорий, отторгнутых у Третьего рейха после Второй мировой войны
Как я писал в статье «Потерявшие родину: сочувствовать ли им?» в «РБ» № 34/748,  в конце Второй мировой войны и в первые годы после ее окончания изгнание этнических немцев с мест их постоянного проживания в странах Восточной Европы  сопровождалось масштабнейшим насилием – самосудами со стороны населения освобожденных стран, конфискацией имущества, заключением в концлагеря  и массовыми депортациями. И это при том, что уже в августе 1945 года Устав международного военного трибунала в Нюрнберге признал депортацию народов преступлением против человечества. Наибольшего размаха этот террор достиг в Польше и тогдашней Чехословакии.
На территории послевоенной Польши проживало свыше 4 млн. этнических немцев – в  основном на германских территориях, переданных Польше в 1945 году: в Силезии (1,6 млн. человек), Померании (1,8 млн.) и Восточном Бранденбурге (600 тыс.). Весной 1945 года целые польские деревни занимались грабежами убегающих немцев, массово убивая мужчин и насилуя женщин. С лета 1945 года эти стихийные акции сменили мероприятия государственного характера: взрослое немецкое население сгоняли в концлагеря, рассчитанные на 3 - 5 тыс. человек, используя их на принудительных работах. Детей же при этом отнимали у родителей и передавали в приюты или в польские семьи, где они подвергались абсолютной полонизации. «Эффективность» использования немецких заключенных польских концлагерей можно охарактеризовать такой, например, цифрой: в зиму 1945/46 года смертность в лагерях достигала 50%. Второй страной после Польши по масштабности решения «немецкого вопроса»  была Чехословакия, где немцы составляли свыше 3 млн. человек – более четверти населения страны. В основном это были так называемые судетские немцы  - этническая группа, с древности до 1945 года компактно проживавшая на территориях Богемии, Моравии и части Силезии.
Письмо с уведомлением о том, что ЦСЕГ приостанавливает свое членство в Совете SFVV, генсек Крамер направил министру культуры ФРГ, объяснив и причину такого решения: по мнению ЦСЕГ, участие в работе Совета известных своими реваншистскими взглядами Арнольда Тельга и Хартмута Зенгера противоречит задаче примирения, которую фонд ставит перед собой. (Председатель баден-вюртембергского земельного объединения Союза изгнанных Арнольд Тейг ранее заявил, что развязанная Гитлером война дала другим странам возможность реализовать свои давнишние намерения и избавиться от проживающих на их территории этнических немцев, а его коллега из федеральной земли Мекленбург – Передняя Померания Хартмут Зенгер в одной из своих статей поддержал точку зрения уволенного в 1996 году из Бундесвера за свои публичные ревизионистские высказывания генерал-майора Герда Шульце-Ронхофа, заявлявшего, что «у Второй мировой войны было несколько отцов, в том числе Франция, Великобритания, США и СССР». В современной Федеративной Республике подобная аргументация используется правыми радикалами из Национал-демократической партии Германии и родственных ей по духу организаций.)
Министр культуры ФРГ Бернд Нойман, согласившись с тем, что «высказывания Тельга и Зенгера неприемлемы», тем не менее, выразил сожаление о решении ЦСЕГ, назвав его ошибочным.  По словам Ноймана, «плюралистичный состав Совета фонда уже сам по себе гарантия того, что проблема беженцев и изгнанных будет рассматриваться в духе примирения». Также Нойман выразил надежду на то, что представители ЦСЕГ вернутся к работе в Совете фонда. В том же духе высказался и представитель Католической церкви в Совете, гамбургский викарий, доктор теологии Ханс-Йохен Яшке.
Состав Совета фонда «Бегство, изгнание, примирение» изначально является предметом острых споров и дискуссий. Еще при учреждении фонда в состав Совета планировалось ввести председателя немецкого Союза изгнанных Эрику Штайнбах. Но это предложение сразу же вызвало крайне негативную реакцию Польши, власти и СМИ которой что называется на дух не переносят Штайнбах, обвиняя ее в реваншистских устремлениях. В итоге вице-канцлер Германии, глава МИД Гидо Вестервелле, осенью 2009 года своей властью заблокировал членство Штайнбах в Совете фонда. Позднее удалось достигнуть компромисса, в соответствии с которым число представителей Союза изгнанных в Совете SFVV было увеличено до шести, но без Штайнбах.
Как и когда разрешатся нынешние разногласия в Совете, сегодня не скажет никто. Но думается, что конфликтующие стороны прислушаются к словам викария Яшке, заявившего: «Совет должен, наконец, начать работу... У нас ясный устав и ясные цели нашей деятельности. И чем скорее мы к ней приступим, тем будет лучше для общего дела примирения».