Человек-легенда

История далекая и близкая
№38 (753)

В минувшую среду перестало биться сердце генерал-майора Исраэля Таля (Талика), одного из самых знаменитых израильских военных, человека, чье имя стало своего рода синонимом мощи танковых войск ЦАХАЛа

Вклад этого человека в обороноспособность страны иначе как колоссальным не назовешь. Исраэль Таль никогда не был ни начальником генерального штаба, ни министром обороны, но его роль в становлении израильской военной мощи, развитии военной промышленности и стратегической мысли невозможно переоценить.
Родился Исраэль Таль в Маханаим в 1924 году, а вырос в кибуце Беэр-Тувия. Его военная карьера началась в 1942 году после вступления в ряды британской армии. В составе Еврейской бригады он участвует в сражениях на итальянском фронте. В 1946-м Таль вступает в “Хагану”. Во время Войны за Независимость он командир взвода в бригаде “Гивати”, а затем командир роты в пехотной бригаде “Одед”. После войны начался его стремительный карьерный рост, причем долгое время Таль не имел прямого отношения к танкам. Во время синайской кампании 1956 года он успешно командует пехотной бригадой и лишь после этого переходит в бронетанковые войска.
В 1964 году полковник Исраэль Таль становится командующим бронетанковыми войсками и занимает эту должность до 1969 года. Именно в этот период израильские бронетанковые войска совершили настоящий качественный и количественный скачок вперед. Параллельно с модернизацией старых машин на вооружение принимались новые. Численность танковых войск существенно возросла, но главное - и в этом основная заслуга Таля - несказанно вырос профессионализм израильских танкистов, и это стало залогом будущих побед.
В новой должности Исраэль Таль всерьез взялся за дело буквально с первых дней. Причины для этого у него были самые что ни на есть весомые. Всего через несколько дней после его назначения, в ноябре 1964 года, на Голанах возле Тель-Дана произошла перестрелка израильских танкистов с сирийцами. Результаты потрясли Таля, и отнюдь не в хорошем смысле этого слова: сидевшие в современнейших на тот момент английских “центурионах” израильские танкисты, выпустив с убойной дистанции огромное количество снарядов, ни разу не попали ни в один из участвовавших в бою сирийских Т-4 немецкого производства времен Второй мировой. С этого момента начались революционные перемены.
Идеальное знание матчасти, высочайшую дисциплину и, наконец, точную стрельбу из танкового орудия – эти направления Исраэль Таль поставил во главу угла. Поставил - и полностью преуспел. В профессиональном отношении наши танкисты достигли выдающихся результатов. В армиях стран Запада в те времена многие из стандартов Талика были просто недостижимы. Шестидневную войну бронетанковые войска ЦАХАЛа встретили, будучи великолепно слаженным боевым механизмом. Сам Исраэль Таль во время войны командовал “Стальной дивизией”, прорвавшей оборону египтян в районе Газы, а затем занявшей Эль-Ариш и в дальнейшем вышедшей к Суэцкому каналу.
Выдающаяся роль Таля в сражениях той войны во многом повлияла на решение руководства американского бронетанкового музея в Форт-Ноксе еще при жизни увековечить его имя на мемориальной стене, посвященной пяти самым выдающимся в мировой истории полководцам-танкистам. Наряду с Талем этой чести удостоились генерал-майор ЦАХАЛа Моше (Муса) Пелед, немецкий фельдмаршал Эрвин Роммель и американские генералы Джордж Паттон и Крейтон Абрамс.
В 1969 году Таля должны были назначить командующим Южным округом, но он не пожелал брать на себя ответственность за строительство укрепленных пунктов вдоль Суэцкого канала. Впоследствии они получили название “линия Бар-Лева”, а ход Войны Судного дня подтвердил ошибочность данной концепции и правоту Таля. Он вынужден был перейти в министерство обороны и в 1970 году возглавил проект создания нового израильского танка, но в 1972 году эта работа была прервана - Таль по просьбе министра обороны Моше Даяна возвращается в армию в должности начальника оперативного управления. Летом 1973 г. он становится заместителем начальника генштаба, а после Войны Судного дня - командующим Южным фронтом. Несмотря на то, что расследовавшая обстоятельства Войны Судного дня комиссия Аграната не подвергла Таля критике, начальником генштаба он так и не стал. Основная причина тому – разладившиеся отношения с министром обороны.
В 1974 году он уходит из армии и становится помощником министра обороны, отвечающим за создание и производство различных вооружений. Именно в этой сфере его способность отличать главное от второстепенного и выбирать правильное направление среди множества неправильных проявилась самым ярким образом. Возглавляемый им проект создания танка “меркава” стал своего рода вершиной деятельности Таля в данной сфере. Именно он выработал принципиально новую на тот момент концепцию, согласно которой во главу угла ставилась защита экипажа. Талю и конструкторам удалось воплотить ее в жизнь. Двигатель спереди, конфигурация, конструкция и толщина брони, место для перевозки бойцов или раненых – все это и сейчас отличает “меркаву” от других современных танков. На данный момент именно “меркава”, первая модель которой была принята на вооружение в 1979 году, составляет основу танкового парка ЦАХАЛа.
Но будет ошибкой считать, что вклад Таля в развитие военной промышленности и в военное строительство ограничился лишь танками. Он дважды становился лауреатом Государственной премии Израиля в сфере безопасности, причем отнюдь не за “меркаву”. Примеров его выдающегося вклада в нашу обороноспособность можно привести множество, но остановлюсь лишь на трех.
Детище Таля - знаменитый понтонный мост, без которого стало бы невозможным форсирование Суэцкого канала в 1973 году.
Когда в Ливане начались серьезные потери от атак террористов на легкие БТРы М-113, Исраэль Таль инициировал перестройку старых танков “центурион” в тяжелые бронетранспортеры. Так появились на свет машины, благодаря которым остались в живых десятки бойцов. Концепция тяжелого БТР в дальнейшем получила широкое распространение. Так, в наши дни армия массово переходит на новый такой БТР, НАМЕР, созданный на основе танка “меркава”.
Наконец, в конце 80-х годов именно Таль, возглавлявший специальную комиссию, настоял на приобретении новейших немецких подводных лодок. Тогда многие считали это напрасной тратой средств, но сейчас очевидно, что он был абсолютно прав.
В 1978 году Талик ненадолго вернулся в армию и подготовил проект реформ, главным шагом которых должно было стать создание штаба сухопутных сил. К сожалению, в тот момент это предложение было отвергнуто и осуществлено на практике министром обороны Моше Аренсом лишь много лет спустя.
Таль продолжал работать, но в 1999 году во время спора с генералом Дороном Альмогом о ходе Войны Судного дня у него произошел инсульт. Легендарный танкист смог в значительной степени восстановиться, но через 10 с лишним лет медицина оказалась бессильной. Один из самых выдающихся военачальников в истории еврейского народа умер за неделю до своего 86-го дня рождения.
Давид Шарп