ВСТРЕЧА СО ЗВЕЗДОЙ

Литературная гостиная
№39 (754)

Как автор пообщался с великой Барброй Стрейзанд

Юбилей известной газеты отмечался в одном из музеев Манхэттена.
Вдалеке, на небольшой эстраде, музыканты чуть слышно наигрывали какой-то незнакомый блюз. Мягкий свет бра создавал интимную обстановку в искусно оформленном банкетном зале, уже наполовину заполненном знаменитостями и гостями. Расставленные вдоль стен столы с разнообразной снедью, ароматными разносолами и выпивкой аппетитно манили...
Я увидел её сидящей в кресле.
Нельзя сказать, что она была красива, но это было само совершенство пропорций и форм, сама гармония женственности. Знакомая улыбка, внимательный открытый взгляд и строгий брючный костюм, подчёркивающий стройную фигуру, позволили мне интуитивно угадать в ней не только известную актрису и певицу, но и женщину необычайно скромную и одинокую. Она чем-то притягивала меня, словно от неё исходили какие-то загадочные флюиды... Гости, толпившиеся вдалеке, бросали на неё любопытные взгляды.
Но её это, по-видимому, не очень и волновало. Она сидела, положив ногу на ногу, не обращая на окружающих никакого внимания и не моргая, с интересом рассматривала музыкантов. Долгие годы работы на эстраде и в кино, полученные “Оскары” и десятки других известных наград выработали у неё привычку не обращать внимания на любопытные взгляды многочисленных поклонников.
Мне даже показалось, что она, словно уловив мои мысли, как-то по-особому взглянула на меня, будто почувствовав во мне своего собеседника.
“Да, вероятно, и знаменитости бывают порой одиноки”, - подумал я и сел рядом, стараясь не нарушить её раздумий.
Несмотря на исполнившиеся недавно 64 года, выглядела она прекрасно. По-видимому, это результат вегетарианской диеты и увлечения гимнастикой и теннисом. Но мало кто знает, сколько труда и усилий в жизни приложила она, чтобы в конце концов стать мировой знаменитостью!
Вечер подходил к концу. Я хотел предложить ей выпить со мной хотя бы чашечку кофе, чтобы услышать её замечательный голос, но она молчала, целиком погрузившись в музыку, а мне было как-то неловко мешать ей.
Уже начали гаснуть светильники, музыканты укладывали инструменты, и публика медленно покидала зал. Уходил и я.
А она, моя молчаливая собеседница - Барбра Стрейзанд, продолжала одиноко сидеть в большом опустевшем зале Нью-Йоркского Музея восковых фигур мадам Тюссо.
Рисунок автора


Комментарии (Всего: 1)

Уважаемая редакция "Русского Базара"!
Был весьма тронут, увидев мою миниатюру на страницах Вашей газеты.
Хочу сделать только маленькую поправку - в памяти осталось не только моё общение с Барброй Стрейзанд, но и с замечательным человеком, редактором РБ Натальей Шапиро и другими журналистами газеты.
Сейчас, вдалеке от Нью-Йорка, с удовольствием вспоминаю те дружеские и теплые отношения, которые были между Вашими читателями и работниками "Русского Базара".
С уважением и наилучшими пожеланиями
Ваш Ян Кауфман

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *