Война и мир глазами “Аль-Джазиры”

В мире
№42 (757)

Узнать, каковы настроения палестинцев сейчас, когда переговоры, едва начавшись, тут же и прервались, очень любопытно, и я обратилась с вопросами к Валиду Омари, руководителю иерусалимского офиса арабского телеканала “Аль-Джазира”.
- Валид, пожалуйста, несколько слов о себе. Откуда вы так хорошо знаете иврит?
- Я родился и вырос в Израиле, в небольшой арабской деревне под Афулой, поэтому иврит знаю с детства. Первую академическую степень получил в Еврейском университете Иерусалима. Вторую, по политологии, - в Тель-авивском университете, а третью - совсем недавно, в Голландии, где защитил докторат по журналистике.
- Русскоязычная публика имеет весьма поверхностное представление о вашем канале, выделяя главное его качество - исключительную враждебность по отношению к Израилю. Что, на ваш взгляд, отличает этот канал?
- Я верю, что нам удалось совершить настоящий переворот в телевещании для стран арабского мира. Раньше все зарубежные станции предпочитали первым делом сообщать о том, что сказал какой-нибудь король, шейх или известный политик, а события, которые действительно волновали весь мир, отходили на второй и даже третий план. Наш канал изменил этот порядок: теперь наше телевещание соответствует мировому уровню.
- У вас есть “черный список” тех людей, которым нельзя предоставлять эфир?
- Нет, такого списка у нас нет. Мы снимали сюжеты и о подкупах, и о взятках, и о коррупции в арабском мире, что до нашего появления было абсолютным табу.
- Телезрители любят “Аль-Джазиру”?
- Ненавидят и плюются. Нашим журналистам приходится сносить оскорбления и нападки со стороны всех, в том числе палестинцев и израильтян. Мою машину несколько раз поджигали в Шхеме. Когда я приехал в Ашдод, чтобы снять репортаж о доставке судна “Мави Мармара”, меня избили. ФАТХ обвиняет нас в том, что мы помогаем ХАМАСу. ХАМАС, наоборот, считает, что наши репортажи на руку ФАТХу. В чем только не обвиняли нас! Говорили даже, что мы работаем на укрепление режима Саддама Хусейна. Такая реакция, на мой взгляд, свидетельствует о том, что наши программы поднимают очень острые темы, которые действительно интересны публике.
- Что представляют собой палестинские средства массовой информации?
- Существует несколько категорий СМИ. Часть принадлежит руководству ПА, другая часть - партийные издания, которые финансируются ФАТХом или ХАМАСом. Есть и частные СМИ, их становится все больше. Если говорить объективно, то работать становится все труднее. Если до 2006 года мы освещали противостояние Израиля и палестинцев, объясняя позиции обеих сторон, то после того как ХАМАС победил на выборах в Газе, нам пришлось перефокусировать внимание на противостояние между этими двумя партиями. Теперь уже и в ФАТХе существует несколько течений, между которыми идет непримиримая борьба, и естественно, представители всех этих направлений стремятся получить время в телеэфире.
Если же говорить об общих тенденциях, то за последние годы в палестинском обществе стали гораздо сильнее ощущаться экстремистские настроения, а это, конечно, отражается на стиле телерепортажей, на лексике, да буквально на всем. Нам все сложнее представлять мнение израильской стороны, хотя мы считаем это абсолютно необходимым, потому что имидж Израиля в глазах арабского телезрителя очень негативный.
- Всем известен настрой в руководстве ПА по отношению к мирным переговорам с Израилем. Но насколько сами палестинцы верят в мирный процесс? Какова, с вашей профессиональной точки зрения, реакция простых людей на происходящее?
- Отвечу на примере своего недавнего двухчасового репортажа, в ходе которого мы опросили 10 жителей сектора Газы, 10 жителей Иудеи и Самарии и столько же жителей Восточного Иерусалима об их отношении к мирным переговорам.
Самыми оптимистичными оказались респонденты, проживающие в секторе Газы, они высказывались в поддержку мирных переговоров, говорили, что бесконечно нынешнее положение продолжаться не может, что лучший выход из сложившейся ситуации - приступить к переговорам. В Иудее и Самарии мнения разделились: приблизительно половина опрошенных высказались в пользу мирного процесса, но другие говорили, что никакие переговоры с Израилем невозможны и единственное, что остается, - начать третью интифаду. Наиболее резкие отклики были у жителей Восточного Иерусалима. Они говорили, что не верят никаким переговорам, что все это обман и единственное, что остается, начать борьбу как можно скорее. Так выглядит сегодня расклад мнений на палестинской улице. 
- Мирный процесс Осло разворачивался на ваших глазах. В чем, на ваш взгляд, причина его безрезультатности?
- Я помню время начала мирных переговоров и могу сказать, что сама атмосфера была тогда иной, люди действительно верили в возможность перемен. Я думаю, что переломный момент наступил с убийством Рабина. Ясир Арафат доверял Рабину и не доверял Пересу. Поэтому когда Рабина не стало, все сразу изменилось. Хочу отметить, что, несмотря на отсутствие мира, существует целая отрасль, своего рода индустрия мира, приносящая огромные доходы и той, и другой стороне. Некоторые - как палестинцы, так и израильтяне - стали на этом миллионерами, а мирный процесс как застрял на месте, так и стоит. 
- Кажется, вы не скрываете, что у вас существует совершенно определенный настрой по отношению к конфликту, и объективным журналистом вас назвать трудно...
- Конечно, нет. Я думаю, что понятие “объективный журналист” абсолютно искусственное. У всех, кто приходит в медиа, есть своя личная история плюс историческо-культурный фон, то есть история страны, откуда человек происходит, существующие в ней конфликты. Если вам скажут, что все это можно отбросить и быть стопроцентно объективным, не верьте, это ложь. Все это в жилах, и приходится считаться с индивидуальным отношением людей. Но наш канал всегда старается соблюдать сбалансированность, предоставляя телеэфир не только одной, но и другой стороне.
- Кто из израильтян чаще всего удостаивается чести появиться в эфире “Аль-Джазиры”?
- Думаю, пресс-секретарь ЦАХАЛа. Мы стараемся давать израильской стороне время для комментария после каждого эпизода, связанного с обстрелом палестинских территорий, вооруженными столкновениями и так далее.
- Вы часто интервьюируете арабских депутатов кнессета?
- Мы их периодически интервьюируем, и каждый из них стремится попасть в эфир. При этом между ними возникает настоящая ревность.
P.S. Автор благодарит руководство “Женевской инициативы” за помощь в организации встречи 
 Виктория Мартынова
“Новости недели”