ВДОВА

Дела житейские
№42 (757)

Такая женщина не может быть одна...

По случаю юбилея Сан Саныча стол был накрыт, как в лучших домах высшего общества. Правда, никто из приглашенных там не бывал, но все знали, что черная икра и осетр со всеми украшениями должны присутствовать обязательно. Официанты, приглашенные по этому случаю, сновали между гостями, предлагая то одно, то другое блюдо. По секрету доложу вам, что все яства приготовлены были белыми ручками жены юбиляра. Прошу вас, не распространяйтесь по этому поводу. В высшем обществе все должно быть по высшему разряду - если есть официанты, значит и повара.
Гости разъезжались поздно, сытые, пьяные и очень довольные тем, что теперь будет о чем поговорить.
- Еленочка, садитесь с нами, мы вас с удовольствием подвезем, - позвала Галя.
Они жили по соседству, но виделись редко.
- Спасибо, я на машине, - Лена сверкнула белоснежной улыбкой.
- Но вы же, наверное, выпили за обедом? - сказал ее муж.
- Я не пью. Спасибо за заботу.
Дверь машины захлопнулась, в открытое стекло вылезла пухлая ручка и помахала.
- Заботливый ты мой, - проворчала Галя, убирая руку. - “Наверное, выпили?”- передразнила она мужа.
- Что с тобой? Ты же сама предложила ее подвести.
- “Предложила, предложила...”. Не понимаешь, это долг вежливости. Я знала, что она на машине и не поедет с нами. А ты думал, что я буду подвозить всех, на кого ты глаз положил? - Галя открыла сумочку, вынула помаду и “наизусть” подкрасила губы. - Ты видел, какие у нее белые, ровные зубы, как будто “Орбита” объелась.
- А может быть они вставные? - пошутил муж.
- Ну да, в ее-то годы.
- А сколько ей?
- Ой, будто ты не знаешь? Тридцать пять ей, вот сколько.
- Это уже семь лет, как Леня умер?
- Семь. Безумно жаль его. Какой парень был - умный, красивый. Они очень подходили друг другу.
Елена не любила ездить ночью. На нее накатывала тоска одиночества. Приятная музыка не успокаивала, а наоборот, бередила незаживающую сердечную рану. Она выключила приемник. Впереди светились огни какой-то машины. Елена заметила, что машина замедлила скорость и как-то странно вильнула в сторону, но не остановилась, а продолжала двигаться, прижимаясь к обочине. Елена посмотрела назад. Дорога была пуста. Поравнявшись с машиной, она попыталась увидеть водителя. В кабине было темно. Она приоткрыла стекло:
- Что с вами? Помощь нужна?
Ответа не последовало. Машина вдруг остановилась. Елена испугалась - поди знай, кто там сидит. Решила не рисковать, остановилась неподалеку и вызвала помощь.
Когда вой сирены прорезал ночную тишину, она, осмелев, подошла к машине и постучала в затемненное стекло. Никто не ответил. Дернула за ручку. Дверь легко открылась. Откинувшись на спинку сидения, опустив бессильно руки, сидел человек. Она не разглядела его лица.
- Живой? - неожиданно спросил мужской голос.
Она вздрогнула. Рядом стоял милиционер.
- Как вы меня напугали. Я даже не слышала, как вы подъехали.
- Живой? - повторил он.
- Не успела проверить.
Он умело положил руку на пульс.
- Живой. Сейчас врачи подъедут, я вызвал.
Елена ехала следом за “скорой” и никак не могла понять, зачем она это делает. Только в больнице она осознала, что если бы в тот далекий день, когда у Леньчика случился сердечный приступ, попалась бы какая-нибудь Елена и вызвала бы врача, муж был бы жив.
Начал накрапывать дождь. “Хорошо, что сейчас, - подумала Елена, - начнись он раньше, испортил бы праздник”.
Она приоткрыла окно. В машину ворвался ветер с каплями дождя. А вот и знакомый поворот, еще один - и она дома.
Не зажигая свет, она вошла в спальню. Отбросила одеяло, и быстро сбросив одежду, нырнула под него.
Ее разбудил телефонный звонок. Не раскрывая глаз, она на ощупь подняла трубку. Звонила мама:
- Спишь? Странно, ты никогда так поздно не спала.
- А сколько сейчас?
- Скоро одиннадцать часов.
- Ничего себе. Мама, я передала твои поздравления. Часы очень понравились. Сан Саныч сразу надел их. А когда ты приедешь?
- Не торопи. Мне хорошо в гостях у Катюши. Мы же с ней родственные души. Понимаем друг друга с полуслова. А что дома? С утра ты на работе, а я одна до вечера. Даже собаку брать не хочешь.
- Мама, не причитай. Живи у тети Кати сколько хочешь и передай ей привет. Целую.
Елена откинулась на подушки. Какой-то неприятный осадок остался после вчерашнего вечера. Почему? Наверное, оттого, что она целый вечер была одна.
На душе стало тоскливо. Последнее время это чувство часто навещало ее. Овдовев, она вдруг заметила, что старые подруги перестали звать в гости. Одна из них напрямую сказала:
- Когда ты была замужем, наши мужчины знали, что ты чужая жена и не решались на ухаживания. А сейчас - прости...
Так постепенно круг ее знакомых сузился, и она поняла, что друзья были не друзья, а так - пикниковые знакомые.
Утро выдалось солнечное, радостное. Просыпаться не по будильнику всегда приятно. Лениво, не раскрывая глаз, обдумываешь план дня. Неспешно готовишь завтрак, неспешно съедаешь его у телевизора, запивая ароматным кофе. Неторопливость движений располагает к отдыху, мысли замедляют темп. Сердце работает в четком ритме и кажется, вот оно счастье бытия - покой. Но, где-то внутри тебя, сидит чертик. Телефонный звонок сбросил остатки лени, и Елена с радостью схватила трубку.
- Здравствуйте, - сказал мужчина густым басом.
- Здравствуйте, - удивилась Елена незнакомому голосу.
- Меня зовут Олег. Получил ваш адрес и телефон в милиции.
- Кто вы и, причем тут милиция?
- Сейчас все объясню. Мой отец гостил у сослуживца на даче. Засиделись допоздна, оставаться ночевать, не захотел. По дороге домой, ему стало плохо и если б...
- Вот оно что, так это был ваш отец...
- Я звоню, чтобы поблагодарить вас и спросить, можно ли с вами встретиться, чтобы передать вам благодарственное письмо и цветы от него.
- Глупости, не нужно ничего. Он жив и, слава Богу.
- Понимаете, он старого воспитания и не успокоится, пока вы не примете его благодарность.
- Хорошо.
Впереди было лето, и Елена впервые за много лет подумала о поездке к морю. Покупка разных пляжных мелочей доставляла удовольствие. Бросив пакеты на заднее сидение, она села за руль и водрузила на нос огромные черные очки Ленчика. Они закрывали пол-лица, но за рулем в них было комфортно. Вообще в этой его машине все оставалось на тех же местах, как было при нем. Даже в “бардачке” лежало его портмоне с водительскими правами. Она давно привыкла к этим вещам, они стали амулетами, хранящими ее в пути.
Елена посмотрела на часы. В шесть к ней придет незнакомец. Сейчас она немного жалела, что позвала его к себе, а не в кафе на углу. Но телефонный разговор застал ее врасплох, и она сглупила.
Когда позвонили в дверь, Елена не спрашивая, широко распахнула ее. Перед ней стоял высокий, лысеющий молодой человек, очень похожий на гиббона, которого она когда-то видела в Израильском зоопарке. Из-под широких черных бровей смотрели синие глаза.
- Не пугайтесь, это я вам звонил. - Он застенчиво улыбнулся, и лицо сразу стало по-детски добрым.
- Заходите, прошу вас, - сказала Елена, принимая цветы.
Олег вытер ноги и как-то боком зашел в прихожую.
- Какой красивый букет, вы сами выбирали?
- Это папа икебанил. Он у нас мастер. Цветы из его сада. А это письмо с изъявлениями благодарности.
Он протянул Елене конверт.
Время пролетело незаметно. Елене было интересно слушать Олега. Работал он в каком-то финансовом учреждении, много путешествовал, но больше рассказывал о папиных увлечениях и коллекциях. Из рассказов, Елена сделала вывод, что отец и сын очень дружны. Странно, ни о детях, ни о жене не было сказано ни слова, и Елена сделала вывод, что с этим что-то не так. Попривыкнув к его внешности, она вдруг перестала замечать его неуклюжесть и сходство с гиббоном. Видела только улыбку и глаза.
- Хотите еще чаю? - предложила она и подвинула торт, к которому он не притронулся.
- Спасибо за приятный вечер, но мне надо идти. - Он остановился на пороге, - а можно мне вам позвонить?
- Позвоните, - она пожала плечами.
Закрыв дверь, она вдруг ощутила дикую тоску по рано ушедшему мужу. Елена вошла в спальню, сунула покупки в шкаф. Волна одиночества накрыла ее. Почувствовав, что задыхается, она схватила сумку и выскочила на улицу. У подъезда страстно целовались подростки. Она смущенно посмотрела на них, будто заглянула в чужую спальню, потом быстро свернула за угол.
Теплый вечер осветил город огнями. Куда-то спешили люди, и эта чужая жизнь, кипевшая рядом с ней, придала силы. Она вошла в какой-то магазин, постояла у прилавка. Продавец что-то говорил, она молча кивнула и вышла под его недоуменным взглядом.
Олег ехал домой и мысленно ругал себя. Да, женщина, которая спасла отцу жизнь, оказалась красавицей. Но почему он трусливо бежал от нее?
Отец встретил его вопросом:
- Нашел Елену?
- Не волнуйся, нашел и письмо отдал. От цветов она была в восторге. Я понимаю, ты хочешь услышать подробный рассказ. А я ничего не знаю, кроме того, что она необыкновенно хороша. Ну что ты на меня так смотришь?
- Прошла целая вечность с тех пор, как твоя благоверная покинула этот дом. Чего ты ждешь? Часть твоей жизни прошли в одиночестве. Ошибиться боишься? Страх не лучший советчик. Попробуй пригласить ее куда-нибудь.
- Такая женщина не может быть одна. Наверное, у нее есть семья или дюжина поклонников.
- Звони, ты будешь тринадцатым.
Эту ночь он провел без сна. Судьба подкинула ему шанс вновь ощутить вкус жизни. Было бы глупо не воспользоваться ее милостью. Олег подошел к окну. Серый рассвет осветлил небо, посеребрил редкие тучки, через которые пробивались косые солнечные лучи. Он долго смотрел на заспанный воскресный город. В душе просыпалось забытое чувство радости, ожидания чего-то нового и загадочного.
“Позвоните”, - прощаясь, сказала она.
И он позвонил.
Амалия
ФЛЁРИК-МЕЙФ


Комментарии (Всего: 1)

Прекрасный стиль написания. Давно ничего лучшего не читал.
Спасибо!
Самая высокая оценка.
Печатайте чаще такие рассказы.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *