Субботний карнавал

Литературная гостиная
№45 (760)

Джерри нужна была женщина. Но не любая — только женщина, которая годится в спутницы. В поисках ее он метался по улицам, расталкивая прохожих и не отвечая на их возмущенные восклицания. Стоял теплый летний вечер, и хотя солнце уже спряталось за небоскребами, до полной темноты было еще далеко... А это означало, что у него оставалось в запасе несколько томительных часов, прежде чем зажгутся фонари и на улочках Гринвич-Виллиджа начнется таинственное, скрытое от посторонних глаз действо.

Спешившие по своим делам прохожие часто косились на него, и почти каждый раз он улавливал в их взглядах радость предвкушения праздника — того ночного карнавала, где участники носят будничные костюмы, но случайный лишенный воображения зевака не может к ним присоединиться.

В такие вечера, как этот, Джерри любил забираться на крышу невысокого кирпичного здания, затерянного на одной из этих улочек, ложиться животом на остывавшее железо и разглядывать происходящее, ощущая, как от земли, вместе с теплом разогретого за день асфальта, поднимаются тяжелые будоражащие запахи праздника. Он чувствовал себя зрителем, незаконно попавшим за кулисы, отчего действие становилось еще более притягательным. Иногда он переворачивался на спину и, вдыхая полной грудью городской воздух, наблюдал за звездами, повисшими почти над самой головой.

Конечно, это была просто игра. Его игра с самим собой. Она началась давным-давно, когда Джерри впервые попал в Нью-Йорк и чувствовал себя в этом городе совершеннейшим чужаком. Джерри тогда целое лето в одиночестве бродил по улочкам, придумывая странные и полные скрытого смысла ритуалы, которые непременно должны были исполнять все эти веселые, всегда торопящиеся куда-то люди. Но и пожив в Нью-Йорке достаточно долго, Джерри каждую субботу приезжал в Гринвич-Виллидж, чтобы окунуться в атмосферу вечернего праздника. И со временем привык к этому настолько, что стал относиться к своей игре почти всерьез.

Но сегодня Джерри нужна была женщина. Потому что именно сегодня он решил, что больше не хочет оставаться посторонним наблюдателем; что пора наконец самому принять участие в ночном карнавале. А для того, чтобы из зрителя превратиться в действующее лицо, ему требовалась спутница, которая стала бы для него пропуском на сцену, тайным знаком, необходимым для того, чтобы остальные участники спектакля признали его своим. Он понимал это, хотя ни разу не перемолвился и словом ни с одним из них. Такова была игра, таковы были правила...

Он носился по улицам, понимая, что шанс найти нужную женщину невелик. В спутницы не годились ни расчетливые дамочки, деловито разглядывавшие витрины; ни легкомысленные юные студентки, явно не знавшие, как лучше распорядиться отпущенными им природой длинными ногами и упругой грудью; ни конечно же профессионалки, взглядами призывающие прохожих мужчин... Джерри нужна была другая женщина. Если он не найдет ее сегодня, то все - сказке конец: на следующей неделе уже не будет никакого праздника. Изменить правила игры невозможно. Потому что он так решил.

Девушка стояла возле тележки продавца хот-догов с таким простодушным видом провинциалки, что Джерри сразу же окрестил ее «Мэри». Мэри и Джерри, с тоской подумал он, вполне годится для рождественской открытки. Внешность Мэри была соответствующей: вздернутый нос, короткие светлые волосы, по-детски пухлые щеки, безмятежный взгляд... для полноты картины не хватало только ангелочка над плечом! Девушка тоже заметила Джерри, внимательно посмотрела на него и тут же отвернулась, показав веснушчатую спину в глубоком вырезе легкого полотняного платья. Джерри сокрушенно вздохнул. Нет, эта девушка никак не годилась. Женщина-пропуск — она совсем не такая... Джерри вряд ли смог бы объяснить, как именно должна выглядеть женщина, которую он искал, но был твердо уверен, что узнает ее сразу. Мало того, он предполагал, что и она не пропустит его в толпе...

В этот момент в самом конце переулка, у пешеходного перехода, промелькнула женщина в ярко-красном платье, и он сразу забыл о простушке Мэри. Потому что понял: вот та самая женщина, которая ему нужна. Ему даже показалось, что она почувствовала его взгляд, оглянулась и приглашающе наклонила голову. Да, конечно же это она! Джерри метнулся к переходу, но его сразу же окружила компания оживленно размахивавших руками юнцов. Пока он пробирался между ними, дорогу преградил въехавший на тротуар пыхтящий грузовик. Джерри обогнул грузовик, с трудом увернулся от распахнувшейся прямо перед его носом двери ресторанчика, оттолкнул замешкавшуюся старуху с тележкой и помчался вслед за женщиной в красном платье, понимая, что может не догнать ее, и ругая себя за медлительность...

Когда он наконец добрался до перехода, загорелся красный сигнал светофора. Он пытался рассмотреть за непрерывным потоком машин противоположную сторону улицы, но красного платья нигде не было видно. Конечно, она могла зайти в любую из бесчисленных дверей — в лавку, в бар, в ресторан! Стоит только попасть на ту сторону, и он обязательно ее найдет... Джерри был уверен, что она тоже узнала его, но почему-то не стала дожидаться. Возможно, именно так и было задумано, ведь он ничего не знает об этой женщине. А что если она играет в другую игру?..
Но стоило светофору смениться на зеленый, как Джерри крепко ухватили за локоть. Простушка Мэри смотрела на него, улыбалась и покачивала головой.

— Простите, но... — проговорила она, смешно пришепетывая, — вы выронили свой бумажник мне под ноги и убежали. А у меня только и забот, что гоняться за рассеянными молодыми людьми!
Джерри заскрипел зубами от злости и нетерпения. Какой еще бумажник! Он ничего не ронял! Но, схватившись за задний карман джинсов, обнаружил, что бумажника действительно нет. Не отрывая взгляда от сгущавшейся на глазах толпы на противоположной стороне улицы, Джерри протянул руку.
— Давайте сюда!
— Но это просто невежливо! В таких случаях приличные джентльмены благодарят за находку и еще, как я слышала, предлагают даме угостить ее прохладительным напитком...

Щебечущий голос Мэри показался ему невыносимым. Джерри почувствовал, что еще немного, и он пошлет эту наглую девицу ко всем чертям. Но сдержался, пробормотал «спасибо» и снова потянулся за бумажником. Девица схватила протянутую руку и больше не отпускала. Серо-голубые глаза смотрели на Джерри так, как будто она что-то такое про него знала, что имела полное право взять его за руку и увести от той, другой, которая одна сейчас ему нужна. От неожиданности Джерри оторопел. А бесцеремонная Мэри победно улыбнулась и повела Джерри на другую сторону улицы — как раз туда, где скрылась женщина в красном. Хватка у Мэри была просто стальной, и Джерри понял, что избавиться от нее можно только силой, а для этого нужно было оттолкнуть ее, вырвать из рук бумажник. Конечно, это было чересчур. Ну откуда, откуда она взялась на его голову?!

— Вы даже не спросили, как меня зовут! Что ж, придется простить вас, — прощебетала она, в то время как Джерри отчаянно вертел головой, высматривая красное платье, — но в наказание вам придется угадать мое имя. Оно совпадает с названием одного цветка...
— Послушайте, чего вы от меня хотите? Я очень тороплюсь! Отдайте бумажник, и я обязательно приглашу вас куда-нибудь... Только не сегодня, не сейчас!

Хватка Мэри немного ослабла. Она обиженно поджала губы. В то же время отпускать Джерри она совсем не собиралась. У него появилось странное ощущение, что девица принимает его за кого-то из своих знакомых. А времени оставалось совсем немного: над городом уже сгущались сумерки... Нужно было срочно что-то предпринимать. Понимая, что избавиться от Мэри ему не удастся, но все еще не желая смириться с неизбежным, Джерри фальшиво улыбнулся и почти поволок ее за собой — туда, где, как ему казалось, должна была быть женщина в красном...

В свете зажигавшихся фонарей Джерри снова увидел неподалеку яркий сполох. Женщина в красном стояла возле расставленных на тротуаре столиков. Джерри с надеждой рванулся к ней, едва не сбив с ног не умолкавшую ни на минуту Мэри, но в этот момент к столику подошел высокий мужчина в черном и по-хозяйски положил руку на ее оголенное плечо... Джерри почувствовал, что игра рассыпается в прах. Таинственный карнавал, который он же сам и придумал, отвергал его, выталкивал в обычную субботнюю толчею... Джерри как-то сразу обмяк, вытер вспотевший лоб и обреченно посмотрел на Мэри.
— ...Ну так вот, — торопливо продолжала она, доверчиво глядя на него сияющими глазами, — вы только представьте себе такое совпадение: мы замечаем друг друга в толпе, а потом вы роняете бумажник мне под ноги, именно как я загадала! Наверное, моя сестра Рэйчел сказала бы, что я наивная дура и играю в глупые игры. Но я-то сразу поняла, что вы — тот самый человек, которого я искала. Сегодня просто вечер исполнения желаний... Не правда ли?


Комментарии (Всего: 1)

Tufta polnaja.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *