Ароматы выборов

В мире
№12 (987)
Лично мне выборы 2015 года запомнятся запахом хорошего кофе и шашлыков. Кофе - в районе тель-авивской улицы Ибн-Гвироль, шашлыков - во дворах “амидаровских” домов Южного Тель-Авива и прилегающих к нему парках Бегина и “Леуми” 
 
Все вроде было как всегда в дни многих предыдущих выборов - плакаты на улицах и на балконах, столики с активистами различных партий у предвыборных участков, машины, из которых через громкоговорители неслись призывы голосовать за ШАС... И все же чего-то явно не хватало. 
 
Только оказавшись в Иерусалиме, где царила приблизительно та же атмосфера, я понял, чего именно. Не было той особой энергетики, того особого напряжения, которое всегда было разлито в воздухе страны в день выборов. На сей раз израильтяне, независимо от своих политических взглядов, были расслаблены и явно воспринимали все происходящее как еще один праздник, нежданно свалившийся им на голову, что-то вроде второго Дня Независимости. 
 
И хотя никто из нас еще не имел понятия даже о предварительных итогах выборов, сами эти настроения свидетельствовали о том, что выборы 2015 года, возможно, самые ненужные, самые бесполезные за всю историю страны.
 
Весенние перевертыши
 
На улице Ибн-Гвироль, где мы с приятелем облюбовали уютное и относительно тихое кафе, к нашему столику подошли два активиста амуты “V-15” и стали объяснять, почему так важно пойти проголосовать, причем проголосовать именно за “Сионистский лагерь”, иначе ненавистного всем Нетаниягу просто не сместить.
 
Было понятно: оба парня явно после службы в армии. Оба, судя по тому, что и как они говорили, болеют за страну и искренне верят, что предыдущее правительство абсолютно ничего не сделало ни для экономики, ни для безопасности Израиля.
 
В ответ мой приятель спросил, знают ли они, что предвыборная пропаганда в день выборов запрещена, а значит, они нарушают закон?
 
- Запрещена пропаганда в СМИ и выступления в общественных местах. Но мы с вами говорим как частные лица с частными лицами, - ответил один из активистов “V-15”.
 
Тогда я напомнил этим ребятам, что они работают за американские деньги, по поводу которых, по требованию конгресса, уже начато расследование.
 
- Ничего подобного! - парировал один из парней. - Это Биби вел кампанию на американские деньги - деньги миллиардера Шелдона Адельсона, создавшего для него газету “Исраэль а-йом”.
 
Мы поняли: ребята неплохо подготовлены, и палец им в рот не клади...
 
Уже потом стало известно, что по всей стране 17 марта работали 17 тысяч активистов “V-15”, ходивших не только от столика к столику, но и от двери к двери, чтобы обеспечить победу левого лагеря. Кроме того, как сказали мне потом в штабе “Ликуда”, эта амута задействовала десятки автобусов в арабском секторе для доставки его жителей к избирательным участкам, и таким образом именно ей “Объединенный арабский список” в той или иной степени обязан своим успехом на этих выборах.
 
И хотя в Израиле считается неприличным вопрос, за кого вы проголосовали или за кого собираетесь голосовать, я все же решился задать его нескольким прохожим и отдыхающим в парках жителям как Северного, так и Южного Тель-Авива. Из многих ответов следовало, что главным вопросом на этих выборах был не “Что делать?”, а “Что они для нас сделали?”.
 
- Я всегда голосовал либо за “Ликуд”, либо за какую-то другую правую партию, но в этот раз решил просто не идти на выборы, - сказал мне пожилой мужчина, типичный сабра. - Сегодня я спрашиваю себя, что для меня сделал Биби, и не нахожу ответа. И потом, он уже почти 10 лет находится у власти. Он что, считает себя Путиным?! Биби давно пора сменить, но, к сожалению, не на кого. Поэтому сегодня я решил идти не на выборы, а на работу. Пусть решают без меня!
 
- Я тоже как раз думаю, стоит идти голосовать или нет, - подключилась к нашему разговору женщина, представившаяся Адасой.
 
- У меня такое ощущение, что это не выборы, а какая-то клоунада. В том смысле, что все, за кого нам предлагают голосовать, - клоуны, и когда начинаешь думать о каждом из них, становится смешно. Смешно, к примеру, слушать, как Яир Лапид разглагольствует о том, что он много чего сделал для улучшения жизни стариков, для удешевления жизни и так далее... Я по положению своей матери знаю, что ничего он для стариков не сделал, да и жизнь дешевле явно не стала, скорее, наоборот.
 
- А я проголосовал за “Ликуд”, - сообщил другой мой собеседник. - Никогда не голосовал за эту партию, но на сей раз сделал это в знак протеста.
 
- Простите, протеста против чего?
 
- Против той грязи, с которой левые и СМИ вели эту предвыборную кампанию. Они явно утратили чувство меры и перешли все границы.
 
На предвыборных участках Южного Тель-Авива в 3 часа дня было непривычно тихо и спокойно. Ни тебе обязательных стычек между координаторами различных партий за наиболее выгодное место под солнцем, ни бросающихся навстречу подростков с бюллетенями, ни суеты во дворе. Координаторы просто сидели за столиками и окидывали идущих к участку людей взглядом только что хорошо пообедавшего кота. Активисты конкурирующих партий ШАС и “Яхад” мирно распивали друг с другом бутылку колы и вели политический спор, но тоже как-то вяло, без особого энтузиазма.
 
- Нет, вот ты скажи, сказал рав Овадья про Дери то, что сказал, или не сказал?!
 
- При чем здесь “сказал - не сказал”? Вопрос в том, как надо голосовать по Галахе. Рав Овадья издал галаху, что голосовать надо именно  за ШАС или нет? - донеслись до меня обрывки разговора.
 
Прогулка по дворам и беседы с жарящими шашлыки местными жителями показала, что основных предпочтений у них три - “Ликуд”, “Кулану” Кахлона и НДИ. Примечательно, что сторонников последней оказалось даже больше, чем двух остальных. Причем речь шла не о “русских”, а о самых что ни на есть коренных израильтянах, так что в какой-то момент у меня возникло ощущение, что результаты всех предвыборных опросов были ложными, и НДИ возьмет не меньше 8-9 мандатов.
 
- Голосовать надо только за Либермана! - убежденно сказала моя давняя знакомая Циля Мизрахи. - Ты посмотри, что делается: по радио все время передают, что у арабов почти стопроцентная явка и что они наберут не меньше 13 мандатов. Это очень опасно! Я за Либермана, потому что только он знает, как с ними разговаривать!
 
Если учесть, что моя бывшая соседка Циля родом из Египта и целые дни напролет смотрит арабские фильмы, она тоже знает, как именно следует разговаривать с арабами.
 
Забегая вперед, замечу, что где-то к 8 часам вечера я почувствовал, что сообщения по радио, ТВ и в Интернете о небывалой избирательной активности в арабском секторе в итоге сработали, и народ потянулся на избирательные участки. 
Однако ощущение левантийской расслабленности царило в день выборов не всюду, были места, где люди работали и работали крайне напряженно. Речь, разумеется, идет о предвыборных штабах различных партий...
 
“Сам дурак!”
 
Первым штабом, в который мне довелось заглянуть, был штаб партии “Наш дом Израиль” в Иерусалиме.
Самого Авигдора Либермана и кого-либо из кандидатов в депутаты в штабе не было, они разъезжали по местным отделениям, встречались с потенциальными избирателями, убеждали колеблющихся - словом, совершали хождение в народ. Но в главном зале штаба несколько десятков человек сидели, уткнувшись в компьютеры, беседуя по телефонам и время от времени стирая и делая какие-то новые записи на висящей на стене огромной доске.
 
- Я приехала сегодня на работу в половине шестого утра, но штаб почти круглосуточно работает с воскресенья, - рассказала мне одна из его координаторов. - В отличие от других партий, мы работаем по собственной методике, детали которой не афишируем, но которая уже не раз доказала свою эффективность. С трудностями мы столкнулись еще в первые минуты выборов. Началось все с того, что в целом ряде арабских населенных пунктов на избирательные участки не допустили наших законных представителей. И это несмотря на то, что мы - единственная сионистская партия, в списке которой есть друз, араб-христианин и бедуин. 
 
В некоторых арабских городах дело дошло до насилия, и пришлось вызывать полицию. В одном из арабских городов из-за этих стычек избирательный участок был просто закрыт. Но затем мы столкнулись с попытками помешать нам и в еврейских населенных пунктах. Например, из Беэр-Шевы, Маале-Адумим, Пардес-Ханы и Модиина поступили сообщения о том, что на избирательных участках из ячеек изымаются все бюллетени с символом нашей партии и вместо них вкладываются другие. Были также зафиксированы многочисленные попытки запутать избирателей или ввести их в заблуждение...
 
- И на кого вы грешите?
 
- Мы думаем, что все это происки наших непосредственных конкурентов за голоса, больше просто некому. Но, несмотря на все препоны, несмотря на то, что нам устроили в самом начале предвыборной кампании, по нашим данным, голосование в пользу НДИ идет успешно. Только исходя из того, что мы видим в “Фейсбуке”, за нас уже проголосовали порядка 120 тысяч избирателей. А ведь “Фейсбуком” пользуются относительно молодые люди, в основном, до 50 лет. 
То есть другой значительной части нашего электората он просто не учитывает.
 
На часах в это время было около 5 вечера, и в НДИ были уверены, что наберут никак не меньше 9 мандатов. Были и такие, что надеялись на чудо и упорно повторяли слова “нашего лидера” о возможном двузначном числе мандатов. Увы, чуда, как известно, не произошло...
 
Иерусалим, при всем его отличии и разницы в политических предпочтениях в этот день удивительно напоминал Тель-Авив. То же благостное спокойствие у избирательных участков, та же немного раздражающая тишина на центральных улицах, те же забитые людьми магазины и торговые центры, во многих из которых были организованы представления для народа...
 
В одном из кеньонов я увидел выступление талантливого фокусника. С захватывающей ловкостью он манипулировал с огнем, на глазах превращая горящую трость в огромное страусиное перо, жонглируя все умножающимся количеством горящих шариков и заодно выпуская непонятно откуда берущихся голубей. Голуби тут же усаживались ему на плечо, после чего парень отправлял их в стоящую сбоку от сцены клетку. 
 
Я специально следил за этой клеткой, и видел, что число голубей в ней только прибавляется, то есть он каждый раз использовал новую птицу.
 
- Господа! – вдруг провозгласил он. - Все, что вы сейчас видите, не имеет никакого отношения к колдовству! Я не умею творить чудеса, я только использую науку и свою ловкость рук, достигнутую многими часами тренировки.  Чудес не бывает, миром правят железная логика и труд! Запомните это, господа!
 
И тут мне вдруг пришла в голову мысль, что этот фокусник и есть лучший символ нынешних выборов, напоминающих цирк. Но даже цирковым артистам следует знать, что чудес не бывает, миром действительно правят труд и железная логика связи между причиной и следствием...
 
Любопытно, что в штабе “Ликуда” в Тель-Авиве, где также шла напряженная работа, мне довелось услышать резкие нападки на НДИ.
 
- День начался трудно, - рассказал мне один из работников штаба, занятый, в основном, компьютерным мониторингом. - Во-первых, за два дня до выборов выяснилось, что десятки тысяч людей не получили на дом повестки, извещающие о том, где они должны голосовать. Причем, по странному стечению обстоятельств, это произошло именно в тех районах, где сосредоточен электорат правого лагеря. 
 
Да, и по радио, и в газетах, и нашими активистами не раз разъяснялось, что это ничего не значит, многие почему-то решили, что раз они не получили повестки, то могут не идти голосовать. Пришлось начать кампанию, объясняющую, что это не так, что место голосования каждый может выяснить в Интернете. Но, во-первых, сайт Центризбиркома, где это можно было выяснить, вдруг рухнул, а во-вторых, мы прекрасно понимали, что 80-летняя бабушка в Интернет заходить не будет. Пришлось активизировать работу на улицах. Но главная проблема, с которой столкнулось наше подразделение, - попытка запутать избирателей. 
 
Теперь я уже могу сказать это вслух: за всеми такими попытками стояла НДИ, изначально ведшая антиликудовскую кампанию. В канун выборов и в сам их день она начала фальсифицировать информацию в социальных сетях - создавать ложные страницы, выглядевшие в точности как официальные страницы “Ликуда”, но при этом уверявшие, что символом нашей партии является буква “ламед”, то есть символ НДИ, а не “мэм-ламед-хет”. 
 
Кроме того, в Сети появился плакат с изображением Беннета и Нетаниягу и двух бюллетеней. Авторы плаката утверждали, что “Ликуд” и “Еврейский дом” в последний момент объединились и голосовать за них надо двумя бюллетенями. Понятно, что если бы люди последовали этому совету, конверты с их бюллетенями были бы признаны недействительными, и правый лагерь потерял бы часть голосов.
 
Этот работник штаба все продолжал и продолжал говорить, но в какой-то момент я вдруг перестал понимать смысл его монолога и подумал, что, пожалуй, одной из самых больших проблем правого лагеря на этих выборах стала ошибка в установлении стратегических целей. 
 
Вместо того чтобы бороться за колеблющегося избирателя, готового отдать свой голос за такие аморфные партии как “Еш атид” или “Кулану”, все три правые партии вцепились друг другу в глотки, стараясь отвоевать для себя тех, кто в любом случае голосовал бы за одну из них. А за такие ошибки обычно приходится платить очень высокую цену.
 
Гром победы раздавайся!
 
Где-то около 11 часов вечера автор этих строк оказался в тель-авивском выставочном комплексе “Ганей-тааруха”, где собрались для подведения итогов выборов активисты и сторонники сразу двух партий - “Ликуда” и “Кулану”.
 
Десятый ангар комплекса, арендованный “Ликудом”, был виден, а точнее, слышен издалека: возле него били в барабаны (чуть не написал “тамтамы”) и раздавались громкие крики:
 
“Народ Израиля, ты победил!”, “Биби - мелех Исраэль”, “Биби ба, Биби ба - рош а-мемшала а-ба” (“Биби пришел, Биби пришел - следующий глава правительства”). 
 
У самого входа в ангар, куда охрана пропускала людей естественно, по одному, выстроилась огромная толпа разношерстной, но очень шумной публики - типичных избирателей “Ликуда. К тому времени были оглашены лишь данные телепрогнозов, из которых следовало “Ликуд” и “Сионистский лагерь” набрали равное количество мандатов, но даже этот результат воспринимался сторонниками этой партии как победа.
 
- Если вспомнить, что вся пресса работала на левых и что делали на протяжении всей предвыборной кампании с Нетаниягу, то выборы показали, что народ умеет думать и больше не верит журналистам, - сказал мне стоящий в очереди на вход в павильон один из активистов “Ликуда”, узнав о моей профессии.
 
Услышав, что среди них есть журналист, толпа странно заволновалась, но в целом была доброжелательна.
 
- Я думаю, - сказал мне один из них, - что на этих выборах противостояли друг другу те, кто считает, что Израиль должен остаться еврейским государством и те, кому это не по душе. Я надеюсь, что мы, евреи, выиграли, хотя если арабы и в самом деле добились на этих выборах такого успеха, то это страшно.
 
В павильоне, облюбованном партией Моше Кахлона “Кулану”, гремела музыка, собравшиеся то обнимались, то пускались в пляс. Но чем больше я всматривался в их лица и вслушивался в идущие вокруг меня разговоры, тем яснее мне становилось, что эти люди, работавшие в поте лица своего на выборах, не знают, за что они проголосовали. Они просто поверили в то, что если Моше Кахлон, которому явно симпатизировала пресса, будет министром финансов, то в стране все сразу подешевеет и жить станет лучше, жить станет веселее. Но как он это сделает и способен ли сделать вообще, они не знают.
 
В сущности, на основе своего многолетнего опыта я мог сказать, что меня окружают типичные по своим манерам и поведению избиратели ШАСа или “Ликуда”, в основном, представители восточных общин, которые разочаровались в этих партиях и решили поставить на новую “лошадку”. Но в любом случае 10 мандатов для новой партии - несомненный успех. Вот только проживет ли эта партия хотя бы две каденции?!
 
Сам Кахлон появился в павильоне только после полуночи.
 
- Это были исторические выборы, - сказал он. - Впервые с 1977 года основной повесткой дня на них были насущные жизненные проблемы. И именно мы, наша партия, навязали эта повестку. 
Нас пытались увести влево или вправо, нам напоминали об Иране, об ИГе, о мирном процессе, но мы в ответ на это сказали: 
 
“Да, все это важно! Но не менее важно и то, чтобы наши дети оставались в Израиле, чтобы у них была достойная работа, хороший заработок и крыша над головой. Не менее важно, чтобы у наших родителей была достойная старость, чтобы им не пришлось униженно думать о куске хлеба. Народ оказал нам доверие, и теперь мы должны делами доказать нашу способность сделать то, что пообещали. Хочу вас заверить в одном: я никогда не забуду о том, откуда вышел и кому должен служить. И еще: выборы закончились, пришло время для национального единства. Лично я уже простил всех, кто нападал на меня и на нашу партию на этих выборах, и призываю сделать это всех вас. Будем едины! Будем людьми, верующими в Бога, верны нашему народу и духу традиций наших отцов!
 
После этих слов ощущение близости между “Кулану” и ШАСом только усилилось. И хотя далее Моше Кахлон говорил о том, что готов вести переговоры с любыми политическими силами, мне стало ясно, что его чрезмерно частые ссылки на Вс-вышнего и присягание на верность национальной идее и традициям вряд ли придутся по вкусу хотя бы той же Ципи Ливни.
Затем на сцену стали приглашать новых депутатов кнессета, среди которых была, разумеется, и лучащаяся счастьем Тали Плосков. Ее и в самом деле можно поздравить - она поставила на правильную лошадь.
 
А вот можно ли поздравить всех нас с правильным выбором, покажет время. Вокруг меня “куланисты” обсуждали возможные варианты составления коалиции, включая создание правительства национального единства с Кахлоном в качестве третьей силы. Но насколько реальны все эти политические пасьянсы, тоже покажет время. 
 
Тель-авивская ночь была тиха, звезда, как всегда, о чем-то говорила со звездою, но о чем - никто не слышал...
 
Петр Люкимсон
“Новости недели”