Рог изобилия террора

В мире
№50 (765)

КОНЦЕПЦИИ И РЕАЛЬНОСТЬ
Известно, что на главном торговом пути через Аденский залив поблизости от побережья Сомали действуют военно-морские силы различных стран. Только бундесвер выделил для участия в Atalanta 1400 солдат и офицеров, в том числе и фрегат Karlsruhe с прекрасно подготовленным экипажем.

Казалось бы, все это - реальная сила, которая выполняет сразу несколько важных задач. Во-первых, обеспечивает безопасность морских маршрутов для ЕС и той же ФРГ, которая в последние годы является мировым экспортным лидером. Германия располагает торговым флотом, насчитывающим 3350 кораблей. Следует прибавить к ним количество судов (в основном, гигантских контейнеровозов), которое нанимают 380 немецких пароходств, благодаря чему ФРГ занимает после Греции и Японии третье место в мире по грузоперевозкам.

Значение безопасности на морских дорогах трудно переоценить: на водах проходит основной грузопоток, составляющий в настоящее время более 90 % мировой торговли. Только с 1990 г. объем морской торговли вырастал в среднем на 3,6 % в год. И в наступившем веке глобализации не предвидится кризиса в данном виде транспортировки, он по-прежнему вне конкуренции, главным образом из-за несопоставимости затрат, как указывают немецкие эксперты. К примеру, стоимость отправки контейнера морем из Гонконга в Гамбург обходится в ту же сумму, что и транспортировка того же груза автомашиной на гораздо меньшее расстояние - из Гамбурга в Мюнхен.

Добавим: через Аденский залив - оживленную водную торговую магистраль, связывающую Ближний Восток с Азией, Европой и Северной и Южной Америкой, ежегодно проходит более 20 тысяч судов.

Во-вторых, международная помощь является гарантией поставки гуманитарной помощи народу Сомали, что снижает риски межэтнических конфликтов на фоне его “лоскутно-княжеского” характера и связанных с этим голодных бунтов. Напряженность в отношениях между соперничающими племенами не утихает. Это ведет к хронической нехватке продуктов питания. Могла бы выручить рыба. Однако из-за того, что корабли, принадлежащие итальянской мафии, опорожняют у сомалийского побережья контейнеры с токсичными веществами, есть морепродукты нельзя. А за те участки моря, где это еще возможно, идет неутихающая борьба этнических кланов. Хищническая добыча рыбы ведет к перелову и загрязнению окружающей среды.

В-третьих, позволяет сохранять уровень международного туризма, в том числе и туристов-немцев, весьма жадных до африканской экзотики, тысячами ежегодно прибывающих в эту зону на круизных судах под флагами разных стран. Не все из них знают, что зона, которую контролируют сомалийские пираты, расширяется. Сначала это была акватория, отстоящая от побережья примерно на 1 тыс. км общей площадью, как уточняется в заявлении Министерства безопасности Саудовской Аравии, 1,1 млн.кв.км.
Для этого и следует обеспечить беспрепятственное движение судов. Только так можно предотвратить захват заложников и требования выкупа их и судов, соблюдая нормы международного права. Все вроде верно. Но какова реальность?
В январе - сентябре этого года пираты из Сомали захватили 35 судов - на одно больше, чем за тот же период прошлого года. Половина из них до сих пор удерживается пиратами у сомалийского побережья в ожидании выкупа, означающего в каждом случае цифру с семью нулями.

Все происходит вопреки общей концепции, которую к концу 2008 года выдвинули ведущие эксперты Евросоюза, решив, что борьба с террором - дело вполне выполнимое, если станет межгосударственной задачей.

ПИРАТЫ МЕНЯЮТ ТАКТИКУ, ВОЕННЫЕ - НЕТ
С усилением угрозы, связанной с наращиванием военной мощи, сомалийские разбойники изменили тактику. Они стали промышлять не только в Аденском проливе, где тяжело уйти от преследования, а выходить все дальше от побережья в открытое море. Для этого используются корабли-матки, с которых спускаются на воду моторные лодки и катера. Такие корабли могут уходить за сотни миль от своих баз.

- Когда наш фрегат в августе 2008 года покидал военно-морскую базу в Вильгельмсхафене, мы уже каким-то чутьем ощущали: что-то необычное предстоит, - вспоминает радист Karlsruhe 24-летний Франк-Оливер Радцие. - Командир сказал нам, чтобы все были готовы. К чему, не сказал. Мы знали только, что планируется участие в натовской акции Standing NATO Maritime Group 2. Но время шло, приближалось Рождество. Мыслями мы были уже дома и делились друг с другом, как встретим праздник. Однако 19 декабря, с момента принятия бундестагом мандата на участие в Atalanta, все прояснилось. Мы держали курс не в Вильгельмсхафен, а в Джибути. Мы рассчитывали на вариант празднования Рождества в открытом море. Но 25 декабря - экстренная команда. Сухогруз Wabi al Arab подвергся нападению пиратов. Отреагировали тут же. Вертолет с палубы резко ушел в сторону сухогруза. Мы стали было догонять его, но через некоторое время пилот сообщил, что отогнал разбойников. Они на быстроходном катере быстро ушли к своему кораблю-матке, который мог стоять за десятки миль от места нападения. Схватки не получилось. Но если террористы хотели проверить, насколько быстро мы можем действовать, они в этом убедились.

ОБЛИК РАЗБОЙНИКА

Сомалийских пиратов многое роднит с их историческими коллегами по промыслу. Они никогда не прячут свои сокровища. Напротив, тратят деньги на виллы, дорогие машины, красивых женщин. Если корсары захватывали суда, чтобы использовать их в составе своих флотилий, сомалийцы рассчитывают на иные дивиденды. Они готовы завладеть продуктами питания (прежде всего, транспортируемыми в рамках Продовольственной программы ООН), а, бывает, и оружием, другими грузами. А интерес представляет все, ибо сомалийский пират - разбойник по обстоятельствам. Пираты, желая получать блага разбоем, твердят... о социальной справедливости. Они считают, что проходящие мимо суда (за сутки около 300) “за пользование водами” близ Африканского Рога должны платить налог, но не делают этого, поэтому, по мнению сомалийских корсаров, требование выкупа совершенно справедливо.

Таким образом, сомалийский пират желает предстать перед международным сообществом не разбойником, а жертвой. Он хочет навязать образ “романтика с большой дороги”, нечто среднее между булгаковским Швондером, африканским Робин Гудом и Верещагиным-наоборот из “Белого солнца пустыни” - сомалиец мзду берет именно оттого, что “за державу обидно”.

ОРУЖИЕ И ЗАЛОЖНИКИ

Составная часть изменения тактики - возрастающее насилие по отношению к экипажам захваченных судов. Если в прежние времена корабли захватывались пиратами при помощи мачете и кинжалов, то сегодня у них в руках штурмовые винтовки M-16 и другое оружие с высоким показателем скорострельности и убойной силы. В настоящее время атаки террористов, преимущественно вооруженных АК-47 и противотанковыми гранатами, довели угрозу торговым судам до уровня, не виданного со времен Второй мировой войны, отмечают эксперты.

К примеру, в 2007 г. подобное оружие использовалось террористами с целью вымогательства выкупа в отношении 292 членов экипажа кораблей. Это был наивысший показатель за последние 20 лет. При этом 3 члена экипажей пропали без вести, 35 человек были ранены при атаках, пятеро убиты. К концу 2008 г. сомалийские пираты удерживали 14 судов и более 300 человек команды в качестве заложников. Однако к октябрю 2010-го уже более 400 членов их экипажей находятся на положении заложников. Эскалация разбойничьего насилия очевидна.

КТО И ЧТО ПОМОГАЕТ СОМАЛИЙСКИМ ПИРАТАМ?

В Сомали около двадцати лет не утихает война. Понятно, что в подобных условиях даже если и были бы приняты законы, в том числе и по отношению к местному пиратству, то они бы просто не работали, подчеркивает доктор Жеро Ердманн из Института по изучению Африки (Гамбург). Тем более что политическая и экономическая ситуация в каждой из самопровозглашенных автономий в Сомали базируется на клановой основе. Бандиты, пользуясь нестабильностью, позиционируют себя в роли судей; они упрекают мировое сообщество за то, что оно допустило стихийный раздел страны и связанные с этим беды, в том числе и голод.
Как мы видим, сомалийскими пиратами эксплуатируется весьма характерная для ряда развивающихся стран марксистская идея, смысл которой состоит в том, что богатым должно быть стыдно за свое благосостояние.

Пиратство стало выгодной индустрией для изможденных войной сомалийцев. Недостатка в бандитах нет: доля в выкупе каждого отдельного морского бандита достаточна, чтобы обеспечить семью, купить невесту, верблюда, дом, машину.

Примечательной особенностью современного террора в регионе Африканского Рога является тесная связь преступной организации с государственными структурами. Подкуп государственных чиновников различного уровня - отработанный прием в пиратстве, поскольку для решения политических задач им требуются большие финансовые средства, которые предоставляют террористы на море. Последним, в свою очередь, требуется более современное оснащение (небольшие маневренные и скоростные суда), оружие (автоматы, пистолеты, фауст-патроны, ракеты).

Пираты в регионе Африканского Рога нападают не только с прибрежной зоны, но и с моря, в частности, на скоростных лодках с крупных судов, стоящих на якоре на значительном расстоянии. От 80 до нескольких сот морских миль. Ряд экспертов напоминают: “Фаину” захватили в 225 милях от сомалийского побережья, на контейнеровоз “Капитан Маслов” напали в 300 милях, супертанкер Sirius Star пленили еще дальше - в 450 милях. Более того, последние месяцы показали: сомалийские пираты способны захватывать торговые корабли в радиусе уже 2000 тыс. морских миль непосредственно от побережья Сомали, в районе Коморских островов и Мадагаскара.

На пиратов работают и другие факторы. В районе Африканского Рога немало особенностей ландшафта: многочисленные острова, узкие морские проливы. Они делают разработанный в связи с этим курс крупного торгового судна неэффективным. Оно становится менее подвижным, так как здесь легко сесть на мель. Это является благоприятствующим пиратству фактором. Нападение происходит преимущественно ночью, при снижении бодрствования экипажа, в кормовой части судна.

ЧЕМ ВЫШЕ, ТЕМ ВЫГОДНЕЙ

Единственно неизменным орудием пиратов, оставшимся в наследство от прежних времен, является абордажный крюк, с помощью которого пираты обучены одолевать высокие борта торговых судов.

Чтобы попасть на борт самого большого в мире (длина 332 метра, ширина 58 метров, осадка 22 метра) нефтяного саудовского танкера Sirius Star, пираты должны были подняться по веревкам, привязанным к крюкам-кошкам, при сильной килевой качке.
Восхождение подобного рода было оправдано. Известно, что объем сырой нефти, от которого зависит осадка Sirius Star, достаточно глубоко погрузил судно, и при этом условии высота борта танкера (33 метра) не представляла для пиратов сложно преодолимую преграду. Крупнее супертанкеров, чем этот, размером с три футбольных поля, пока нет. Sirius Star оказался самой ценной добычей морских разбойников за всю историю существования пиратства. Стоимость нефти, находящейся на его борту (2 млн. баррелей, четверть дневного производства в Саудовской Аравии) и предназначенной для доставки в США, составляла 80 млн. долларов. Пираты запросили за него выкуп в размере 30 млн. долларов.

ТРУДНО В УЧЕНИИ...

Вклад Германии в миссию Atalanta был изначально определен в сухопутном и морском формате, в том числе участием фрегата. Экипаж корабля проводил выборочные проверки судов всех стран. Немецкие не исключение. К примеру, было предпринято внезапное тотальное обследование контейнеровоза Hamburg Express.

При его внушительных параметрах (320 метров) и множестве помещений провести тщательное обследование силами 10 военнослужащих - задача не из легких. Этому помогли активные фитнес-нагрузки и специально разработанная для команды программа психологических тренировок. Подобные обследования судов предпринимаются с целью обнаружения не только запрещенных грузов, но и террористов, которые, случается, заставляют капитанов торговых судов выполнять подобные перевозки под угрозой физической расправы. По этой причине капитан Hamburg Express Вольфганг Келер поблагодарил военных моряков за подобные действия, посчитав их полезным учебным упражнением, которое может пригодиться в иных обстоятельствах.
Эта оценка подтвердилась через считанные недели. При досмотре одного из торговых судов в Аденском заливе военными моряками был обнаружен тайник, где была упакована почти 1 тонна наркотиков стоимостью несколько миллионов евро.

СЛОВА И ЦИФРЫ

Участники проводимой Евросоюзом с декабря 2008-го антитеррористической операции Atalanta могут говорить что угодно, приводить любые доводы, сыпать общими фразами об укреплении безопасности. Важно другое. Террор на море в районе Африканского Рога почти за два года организованного противодействия не только не побежден. Он усилился.
Почему это происходит?

Эксперты считают: низкая эффективность антитеррористической борьбы в районе Африканского Рога объясняется в том числе системой взаиморасчетов, в которую вовлечены сами сомалийцы, владельцы судоходных и страховых компаний, посредники в Йемене, Эфиопии, Эритрее, Кении. Это целые пиратские организации, действующие и на море, и на суше. Причем довольно многочисленные. К примеру, группировка, которая принимала участие в захвате украинской “Фаины” с танками и 21 членом экипажа на борту, насчитывала 62 человека.

Набирает силу новая глобальная форма преступного бизнеса. Среднегодовой доход сомалийских пиратов в последние 3-4 года 50-70 млн. долларов. Еще не менее 25-30 млн. остались у владельцев судоходных компаний, которые получили страховку. А через некоторое время, после уплаты выкупа, они получают корабль с грузом и командой. Нет проигравших. Каждый получает свою долю.

Александр МЕЛАМЕД, собкор еженедельника “Секрет” по странам Западной Европы


Комментарии (Всего: 1)

Уничтожать любую моторную лодку приближающуюся на расстояние выстрела. О любых,потерявшихся в океане известно заранее,поэтому можно легко отделить мух от котлет. Меньше соплей.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *