Гитарных струн ревнивый перебор

Культура
№7 (774)

Гитарам наших 
кровеносных струй 
Аккомпанирует сердцебиенье
 
Виктор Урин 

Аккордом молодости, упоительными воспоминаниями отозвался в душе моей, да и любого, наверно, кто был в Метрополитен-музее в день открытия этой волшебной выставки, каждый необычный стенд, за стеклом которого затаились шедевры лютерии – скрипок, виол, гитар. Гитар, главным образом. Потому, что они сегодня правят бал в роскошных этих, музыкой молчания окутанных залах, а сама экспозиция посвящена тем ставшим легендой мастерам, чьи золотые руки чудо-гитары сотворили.
Мы знали и прежде, но здесь нас заново просветили и убедили, каков же тяжелейший, к истинному творчеству восходящий труд лютьера, мастера струнных инструментов. Ему, прежде чем приступить к делу, надо продумать, выстроить в воображении своём отличные от прежних дизайн и форму, услышать будущее звучание инструмента, выбрать и особым, чаще всего тайным, своим собственным способом подготовить материалы... А потом уж долгие часы тщательно и бережно, осмысливая каждое движение, подобно ювелиру трудиться. И труд этот смело можно назвать героическим.

Потому-то и выставка, рассказывающая о великих мастерах-струнниках – от итальянских титанов времён Возрождения до их во всём мире прославленных потомков, в ХХ уже веке в Нью-Йорке родившихся, – оправданно названа «Герои гитар». Да и сама гитара тоже к героям может быть причислена: ведь почти полтысячелетия была и остаётся она самым популярным, самым востребованным из всех инструментов спутником человека, его другом, собеседником, утешителем, высвобождающим музыку души – её нежность, её страсть, неутолимую жажду любви. Она нужна и музыканту-профессионалу, и барду, и тому, кто едва-едва научился перебирать струны, а делает это подчас куда более душевно, чем тот, кто с гитарой выходит на сцену.

Когда появились музыкальные инструменты? Вместе с песней – скажете вы. И будете правы: человек научился аккомпанировать себе ритмическим стуком по дереву, позже по натянутой шкуре, потом соорудил простейшую дудочку, ещё позже познал свойства струны. И всё это – и барабан, и солнечно-струнную лиру, и флейту изображал он в рисунках, барельефах, живописи, витражах...
Видели вы инструменты всех эпох в греческой и римской скульптуре, в витражах миланского Дуомо, в творениях Рафаэля и Караваджо, Вермеера и Дюрера, Бронзино и Баскениса...Зачинатели современного искусства тоже яростно «озвучивали» свои творения.

Вспомните неостановимый танец Матисса, минорные аккорды Паскина, вознесённого на крышу шагаловского скрипача, вслед за которым на волнах музыки и страсти взлетают поэтические его любовники, а царь Давид парит над вечностью, сочиняя гениальные псалмы. Ну а гитарные переборы Пикассо и Брака будто звенят в ушах – так выразительна их живопись.

Гитара. Когда и где появилась она? Испания и Италия по этому поводу спорят яростно. Во всяком случае, к ХVII веку южная Европа гитару уже знала, что подтверждают влюблённые в музыку живописцы. В «золотой» свой период величайший скрипичный мастер Антонио Страдивари на перекрестье ХVII и ХVIII столетий вдруг обратился к гитаре, наделив её особым, неповторимым звучанием и сейчас восхищающим специалистов: сохранились 4 драгоценные гитары авторской работы Страдивари. А скрипок?
До наших дней дожило шесть сотен. В застеклённом шкафу-стенде одна из них (ель, клён, эбеновое дерево, мастером изобретенный лак, тайну рецептуры которого и технологию подготовки дерева после смерти его сыновей так никто и не разгадал).
Стоимость такой скрипки сейчас – несколько десятков миллионов долларов.

Виола Джованни Гранчино, падуанские лютни, венецианские гитары... Рядом полутора веками раньше шедевра Страдивари сотворённая драгоценнейшая скрипка Андреа Амати, родоначальника клана и деда великого Николо Амати, учителя Страдивари, который, как и семья Амати, жил и творил в легендарной Кремоне, с ХVI века звавшейся городом лютьеров. А следом за нею Падуя, Болонья, Милан, Брешия.

И – Нью-Йорк, наш Нью-Йорк, в ХХ уже столетии ставший столицей «гитаростроения». Потому что в наши дни самые ценные, самые престижные в мире гитары (о редких инструментах старых мастеров говорить не станем) – это те, что сработаны великими гитарными мастерами Джоном Д’Анджелико, Джеймсом Д’Аквисто, Джоном Монтелеоне. Работам каждого из них отдано по музейному залу.

Все трое из семей, эмигрировавших из Италии в конце позапрошлого века и обосновавшихся в Нью-Йорке, Лонг-Айленде, Вестчестере, ближнем Нью-Джерси и продолживших традиции итальянских гитарных мастеров.
Семья Д’Анджелико корни имела неаполитанские. Учителем музыкально одарённого мальчика (уже американца в третьем поколении) был дядя матери, создатель целой серии гитар Рафаэль Джиани. Племянник превзошёл почитаемого музыкантами дядю и стал знаменитейшим мастером. Его инструменты ценятся наравне с произведениями старых итальянских фамилий.
Несмотря на то, что умер он, не достигнув 60, осталось после него 1200 рассеявшихся по свету элитарных гитар, играть на которых считают честью лучшие гитаристы мира.

Я даже представить себе не могла, что собрание музыкальных инструментов может оказаться таким волнующим и доставить огромное эстетическое наслаждение.

Невольно подслушав тихий разговор двух коллег-американцев, я уловила слова – «эротическое опьянение». Мы были в это время в зале, где размещены удивительной красоты и узнаваемого фантазийного дизайна гитары Монтелеоне. Ей-богу, они действительно эротичны! А судя по тому, что за ними музыканты просто охотятся, звучание их столь же великолепно.

Да и не только завораживающее звучание – энергетика у них потрясающая. Что для династии Монтелеоне характерно: в Палермо гитары прадеда были нарасхват, дедовские инструменты из бруклинской его мастерской не менее популярны, а внук, в 1947 году родившийся, – тот уже сверхзнаменит и наделён титулом «великий».

«Маэстро, – обратилась я к Джону Монтелеоне, наконец-то выбравшемуся из окружавшей его толпы, – ваши гитары звенят в обеих Америках и многих-многих странах нашей планеты. А играют ли на них русские гитаристы?»
«Конечно, – улыбаясь, ответил мастер, сам отличный гитарист. – Мне даже доводилось слушать кое-кого здесь в Нью-Йорке. Они понимают, что есть гитара, и тонко чувствуют музыку».

Ну а если вы, дорогие читатели, любите и чувствуете музыку, пойдите на неординарную эту выставку в Метрополитен-музей (Манхэттен, угол 5-й авеню и 82-й улицы. Поезда метро 4, 5, 6 до 86 Street).


Комментарии (Всего: 1)

Ты ешё и музыковед.Прелестно.ЗНАЕШЬ КАК В России делали хорошие гитары в том числке цыгане.После хорошей пьянки начиналась драка.Гитару разбивали о чью-то голову,потом склеивали,сушили и она звучала не хуже чем инструменты лучших итальянских мастеров.Целую.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *