Ключ к справедливости

Америка
№21 (996)
Правозащитные организации призвали Департамент юстиции (Department of Justice – DOJ) ускорить и расширить процедуры проверки сомнительных уголовных дел посредством ДНК–экспертизы. Защитники прав заключённых считают, что в настоящее время в тюрьмах Соединённых Штатов находится свыше 50 тысяч невинных человек.  
 
Все последние годы ДНК-проверки проходят по одной и той же схеме. Сначала заключённый и его родственники на протяжении 8 – 10 лет добиваются пересмотра дела. Потом лабораторные эксперты-криминалисты делают повторные анализы. Если выясняется, что человек невиновен, то его отпускают на свободу. 
 
Ещё пять лет назад невинно осужденные могли рассчитывать на компенсацию за проведённое в тюрьме время. В среднем  она составляла около миллиона долларов за каждый год взаперти плюс качественное медицинское обследование и лечение, которое оплачивало государство. 
Теперь большинство заключённых вообще ничего не получают за исключением письма с сухими извинениями от руководства DOJ и Департамента исправительных наказаний (DOC). 
 
Не всегда помогают бывшим зэкам и нанятые адвокаты. Большинство судей придерживаются негласной инструкции отказывать в компенсации, поскольку невинно осужденных стало слишком много.
 
Правозащитники называют происходящее «главным и несмываемым позором Америки». Государство без причины лишает человека жизни, а потом не несёт за это никакой ответственности. Удивительно, что ни один следователь, прокурор или судья ещё не стал фигурантом уголовного дела за отправку невинного человека за решётку. 
 
«Абсолютно любой человек в абсолютно любой точке США может быть арестован за преступление, которого он не совершал, и отправиться в тюрьму до конца своих дней, - говорит Хью Уоннел, защитник прав заключённых в Калифорнии. – К сожалению, большинство людей об этом не думает. Они думают, что их это никогда не коснётся». 
Если ещё пять лет назад пресса выносила каждую историю о людях, отсидевших по ошибке, на первые полосы газет и федеральные новостные каналы, то теперь истории пострадавших никого не интересуют. 
 
Во-первых, оправданных слишком много. 
 
Во-вторых, такие новости порочат репутацию ведомств, ответственных за борьбу с преступностью. 
 
Вот лишь две истории людей, чьи жизни сломала халатность служителей закона. 
 
В марте этого года суд Невады помиловал 64-летнюю Кэти Вудс, которая провела в тюрьме 35 лет. Её признали виновной в поножовщине и убийстве, хотя в деле было очень много неточностей. За решёткой женщина оставила свои лучшие годы. Она тяжело больна и не знает, как жить дальше.  
 
Три месяца назад суд Иллинойса освободил 48-летнего Криса Абернати. Он отсидел 30 лет за изнасилование и убийство несовершеннолетней в одной из худших тюрем штата. Поскольку растлителей несовершеннолетних зэки не любят, в тюрьме Абернати пришлось несладко. Его много раз пытались убить и изнасиловать. 
 
Уголовное дело против невинно осужденного изобилует многочисленными неточностями. Было бы справедливо отправить за решётку всех, кто сломал Абернати жизнь, однако  в прессе не было названо ни одного имени виновника. 
 
Что же делать, чтобы невинно осужденных стало меньше? 
 
По мнению правозащитников, в системе раскрытия преступлений должны чаще применяться высокие технологии. В XXI веке они должны играть гораздо большую роль, чем человеческий фактор. 
 
Если каждый подозреваемый будет проверяться на детекторе лжи (эффективность проверки – 99%), а анализ ДНК станет обязательным в каждом деле об убийстве или изнасиловании (99,9%), то невинные люди никогда не окажутся за решёткой. 
 
В современном законодательстве, к сожалению, детектор лжи не является доказательством невиновности, а ДНК проводится крайне редко. Судьбу человека решают следователи, судьи, прокуроры и присяжные, которые часто ошибаются.  
 
Что касается уже осужденных людей, то организации вроде Amnesty International и The Innocence Project призывают правительство к одной масштабной «революционной» проверке всех сомнительных дел. Ее по силам осуществить за 5 – 6 месяцев при минимальных затратах (себестоимость ДНК-теста - менее $10). В таком случае невинным людям не придётся годами гнить в тюрьмах, дожидаясь анализа ДНК. 
 
Тысячи жизней будут спасены, разбитые семьи вновь воссоединятся. 
 
Напоследок стоит сказать, что «ДНК-амнистия» возможна только в том случае, если в 2016 году Америка выберет «правильного» президента. Барак Обама проблемам заключённых внимания вообще не уделял, поэтому количество жалоб на невыносимые условия содержания в тюрьмах увеличилось втрое. 
 
Отсутствие президентского контроля сказалось и на работе департаментов вроде DOJ (годовой бюджет - $28 млрд.) и DOC, работники которых содержатся на средства налогоплательщиков. 
 
Евгений Новицкий