Суперигрушки из будушего

Тема номера: В какие игры играют наши дети?
№50 (346)

В 1969 году в журнале «Harper’s Bazaar» был опубликован небольшой рассказ английского писателя-фантаста Брайана Олдисса «Super-Toys Last All Summer Long» («Суперигрушки долгим прошлым летом»), в котором повествуется о том, как ребенок-робот пытается обрести родственные связи со своей матерью-человеком. Рассказ понравился известному американскому кинорежиссеру Стенли Кубрику, увидевшему в нем основу сценария для будущего фильма. Идея зрела долгие пятнадцать лет, но незадолго до смерти мастер передумал и подарил наметки Стивену Спилбергу, который и поставил ленту «Искусственный разум».
То, о чем будет рассказано ниже, перекликается с как с рассказом, так и с фильмом, с той лишь разницей, что речь пойдет уже не о фантастике, а о вполне реальных вещах, пришедших к нам из прошлого и готовых занять подобающее им место в нашем с вами будущем.
Если говорить кратко, фильм Спилберга (и, естественно, Кубрика) рассказывает о том сравнительно недалеком времени, когда «свободные» роботы, каждый со своим собственным характером и интеллектом, будут не просто помогать людям в определенных областях, но и по-настоящему жить среди них. А опубликованное несколько дней назад сообщение агентства Associated Press утверждает, что это время уже стоит у нашего порога.
Компания Snowdroid из города Лонгмонт в штате Колорадо создала модель первой «разумной» чудо-игрушки для детей. В основу управляющего ею искусственного интеллекта положены принципы устройства сравнительно простого головного мозга водоплавающих насекомых. «Мозг этих примитивных существ состоит всего лишь из пары нервных клеток-нейронов, тогда как человеческий мозг насчитывает триллионы таких клеток», - говорит основатель компании и ее исполнительный директор Стив Матсон.
Однако, несмотря на ограниченные возможности, программа, в соответствии с которой позже был построен этот «думающий орган», поразила даже его самого.
«Холодок пробежал у меня по спине, - рассказывал Матсон, - когда я осознал, что сделал что-то совершенно необычное. Только представьте себе ребенка, разворачивающего подарок к следующему Рождеству. Вскрыв пакет, он вскрикивает от радости и удивления, а испуганная этим проявлением чувств игрушка... выскакивает из своего темного убежища и, словно щенок или котенок, прячется в темный угол. Чтобы выманить ее оттуда, малышу придется попросить маму или папу прочитать приложенную к покупке инструкцию. Из нее он узнает, с помощью каких слов можно попробовать убедить игрушку не бояться. Тем не менее понадобится еще несколько попыток, во время которых игрушка будет то высовываться из своего укрытия, то снова скрываться в нем, дрожа от страха. Наконец, через какое-то время «стороны достигнут взаимопонимания» и дети уговорят странное существо поиграть с ними».
Недавно Стив Матсон объявил, что его компания получила от инвесторов 750 тысяч долларов. По его словам, этого вполне достаточно, чтобы построить реальный прототип игрушки и разработать заводскую технологию ее массового производства. Изобретатель надеется, что его детище поступит в продажу к Рождеству следующего года и будет стоить не так дорого – всего сто долларов.
«Но игрушки - это лишь первый шаг нашей компании, - говорит ее президент Скотт Лесли. – По сути дела, мы создали некий искусственный мозг, который может найти себе самое широкое применение у роботов, строящихся сейчас практически всеми гражданскими и военными предприятиями». Желания его коллеги Матсона более скромные: «Я ненавижу сгребать снег и потому среди первых практических приложений моего изобретения хочу увидеть работающий без моего участия автоматический снегоочиститель».
Матсон встретился с Лесли в прошлом году после того, как тот продал в Техасе свою высокотехнологичную фирму компании Prodigy и предоставил новому деловому партнеру большой кредит. «Матсон - это созидательный мозг нашего общего бизнеса, а я – его материальный базис, - говорит Лесли, который уже не раз вкладывал свои деньги в небольшие, но перспективные компании. - Всего за полтора месяца наш капитал вырос почти до миллиона долларов. Но главная наша ценность – это люди. Сейчас у нас всего шесть работников, но в следующем году их будет, по крайней мере, в три раза больше. А инвесторы настолько уверены в успехе дела, что готовы вкладывать в него свои деньги по нашему первому требованию».