“Michelin” из одуванчиков

Природа и человек
№24 (999)
Для большинства людей, населяющих нашу милую планету, такой материал как резина играет значимую роль на протяжении всей жизни, от микротрещинки в изделии номер два до перчаток на руках патологоанатома.  Наиболее распространенным исходным материалом для производства резины является млечный сок бразильской гевеи, содержащий натуральный латекс. Разумеется, гевея – не самое распространенное дерево в мире, и вряд ли вы, выйдя из дома, тут же ее обнаружите. Но тот же млечный сок можно увидеть, сделав надрез на зеленой коробочке опиумного мака или сорвав одуванчик – на стебельке тут же проступит беленький ободок густой жидкости. Вот это и есть природный латекс. Из него получают каучук, которого в латексе бразильской гевеи примерно треть. 
 
Слово «каучук» происходит от «каучу», что на языке амазонских индейцев означает «слеза млечного дерева». После изобретения процесса вулканизации Чарльзом Нельсоном Гудьиром, американским энтузиастом-экспериментатором, и получения в результате опытов той самой резины (патент от 3 июня 1844 года), которую нынче используют и вдоль и поперек, добыча латекса из гевеи приобрела промышленный размах.
 
С 1870 г. по 1912 г. в странах Латинской Америки вовсю разбушевалась так называемая каучуковая лихорадка. Сбор латекса стал одним из доходнейших легальных бизнесов этих стран. Денежки начали считать штабелями. Резиновые нувориши Бразилии, Перу и сопредельных государств пустились во все тяжкие, тратя доходы не на развитие производства, а на сладкую жизнь. И, как говорится, за что боролись, на то и напоролись.
 
Внезапно листья каучуконосных деревьев поразил грибок макроциклус, и они, пытаясь противостоять болезни, перестали выделять латекс. Громадные плантации пришли в упадок. Грибок оказался чрезвычайно устойчивым ко всякого рода средствам борьбы, легко мутировал и чихать хотел на усилия плантаторов отвоевать назад свои источники сладкой жизни.
 
Пострадали, порой вплоть до полного разорения, и крупные латиноамериканские производители каучука, и иностранные, такие как Генри Форд, приобретший огромную плантацию гевеи в Бразилии с целью сэкономить, объехав на собственной козе британских поставках каучука. Каучуковая лихорадка прошла в одночасье, заставив богатых плантаторов плакать, а бедных работников - голодать.
 
Пока Бразилия и иже с нею упивалась внезапно обрушившимся богатством, возводила дворцы и купалась в шампанском, предприимчивые люди в Европе туго задумывались о перспективах. 
 
В 1879 году англичанин Генри Уикем тайно, не побоявшись закона, предусматривающего смертную казнь за подобные действия, умыкнул изрядную партию драгоценных семян гевеи, и в двадцатых годах прошлого века в Малазии, бывшей британской колонии, развернулись обширные плантации каучуконосного дерева. Затем гевея была распространена и в других экваториальных странах региона.  
 
В отличие от Латинской Америки, в Юго-Восточной Азии не было никаких факторов, препятствующих разведению гевеи. Вскорости, благодаря отсутствию микроциклуса и дешевизне рабочей силы, азиатский каучук стал намного дешевле латиноамериканского. Впрочем, бытует мнение, что грибок просто припозднился в дороге и со временем доберется и в Азию. Количество же каучука, поучаемое в странах Латинской Америки, в настоящее время не покрывает и их собственных потребностей. Крупные компании, такие как «Michelin», тратят гигантские суммы на поиски  способов борьбы с грибком, но ничего радикального пока не найдено.
 
Параллельно таким исследованиям ведутся поиски альтернативных источников латекса. И самым перспективным из них оказался вредитель огородный – одуванчик. Точнее, его казахстанский родственник – кок-сагыз, прозванный у западных ученых «русским одуванчиком». 
 
Попытки получить каучук из кок-сагыза уже были. Во время Второй мировой войны, когда японская армия вторглась в Юго-Восточную Азию и захватила европейские колонии, производящие каучук, производители изделий из резины были вынуждены вновь обратиться к латиноамериканским плантаторам. Однако, объемы собираемого ими латекса были удручающе малы. А война – это не только храбрость солдат, но еще и материально-техническое оснащение. Срочно требовались другие источники латекса. 
 
И тогда в США, Европе и Советском Союзе начали культивировать кок-сагыз, повышая его урожайность сульфатом цинка. Неискоренимый сорняк, бич садов и огородов сделался важной стратегической культурой. В млечном соке русского одуванчика содержится около 14% каучука, что вполовину меньше, нежели в латексе гевеи. Однако, он неприхотлив, не подвержен заболеваниям и благосклонен к усилиям ученых по выведению сортов, более приспособленных для производственных нужд.
 
Когда война закончилась, производители изделий из резины вернулись к прежним, азиатским источникам каучука. Основными потребителями сырья для производства резины были и остаются в наши дни производители автомобильных шин. Самые крупные из них – Michelin, Bridgestone, Continental, Goodyear и Dunlop, захватившие и мирно поделившие между собой боле половины мировых объемов производства авторезины. 
 
Итак, захватчики были разбиты, и все вернулось на круги своя. Азиатские страны продолжили собирать латекс, южноамериканские – искать пути борьбы с грибком. 
 
Но развитие производств и увеличение потребления, поскольку каждый совершеннолетний был желал самостоятельно порулить, привело к тому, что сельскохозяйственных площадей, отведенных в азиатских странах под каучуковые плантации, не стало хватать.
 
роме того, из словаря финансистов и биржевиков просочилось в речь обыденную такое слово как волатильность – показатель изменчивости цен. Например, если в начале 2011 года стоимость килограмма каучука подскочила до $6 за килограмм, то в настоящее время она обвалилась до $2. 
 
Причин тому множество, от погодных условий до трейдерских спекуляций на бирже. Нужен был источник каучука с прогнозируемой ценой. И тогда вновь вспомнили про одуванчик. 
 
Ford Motor, не желая вновь наступать на бразильские грабли, совместно с Университетом штата Огайо начал изучать возможности промышленного получения каучука из одуванчиков. К проекту примкнули японская компания «Bridgestone» и американская «Cooper Tire & Rubber». Была сформирована команда ученых во главе с Катриной Корниш, и утвержден семилетний план исследований.
 
Ведутся они  по двум направлениям: генетическая модификация и традиционная селекция с целью окультурить полевое растение. Латекс извлекается из основного корневища кок-сагыза. Генетики заняты тем, чтобы сделать растение более высоким, а его листья не отлогими, а прямостоящими. Тогда сельхозуборочная техника сможет легко захватывать его и выдергивать из земли вместе с корнем. 
 
Несмотря на то, что одуванчик – растение, неизбалованное уходом и нетребовательное, существует немало насекомых и мелких грызунов, с удовольствием поедающих его семена. 
 
«Мы обнаружили, что этими семенами в поле питаются и муравьи, и черви, и мыши», - так обосновывает Катрина Корниш необходимость поиска способов защиты посевов. Сейчас уже найдены некоторые пути, такие как укладка глиняного защитного слоя вокруг семян, либо смешивание их со стерилизованными семенами кентуккийского мятлика, чтобы соблазнить оголодавших вредителей лакомиться последними.
 
На экспериментальном участке команда Катрины Корниш добилась впечатляющего результата: свыше полутора тысяч килограммов каучука с гектара. Этот показатель вполне соответствует урожайности отборных азиатских плантаций гевеи. Однако достигнут он, что называется, в тепличных условиях. И сейчас русский одуванчик отправлен на полевые испытания, которые осуществляются в условиях фермы площадью около восьми акров (три с небольшим гектара).
 
По словам Чака Юрковича, начальника отдела исследований и развития в компании «Cooper Tire & Rubber», существует реальная перспектива в скором времени «получить стабильный источник натурального каучука, с устойчивой стоимостью, что поможет нам вырваться из режима безудержных ценовых колебаний».
 
Параллельно исследовательские работы ведутся и в странах Европейского сообщества, в частности, в Нидерландах, при поддержке ЕС и производителей шин Индии –  India’s Apollo Tyres Ltd. и Чехии –  Mitas a.s., а также в Германии, в мюнстерском Институте молекулярной биологии и прикладной экологии Общества имени Фраунгофера.   Ученые Европы основной упор делают на традиционную селекцию. Ими применяется способ точечных посевов, когда семена укладываются в землю по одному, на одинаковом расстоянии друг от друга.
 
В настоящее время на экспериментальных полях университета Мюнстера получен урожай свыше пятисот килограммов каучука с гектара, и руководитель проекта Дирк Пруфер уверен, что в дальнейшем удастся достигнуть тысячи.
 
Конечно, и химическая промышленность не стоит на месте. Давно изобретены искусственные заменители каучука. Но в той же шинной промышленности до сих пор нет возможности отказаться от натуральных источников. Содержание натурального каучука в шинах легковых автомобилей колеблется от 10 до 40 процентов. Шины большегрузных автомобилей, самолетов и строительной техники должны содержать еще более высокий процент. Только натуральный каучук обладает достаточной устойчивостью к колебаниям температуры, а также прочностью на разрыв, что особенно важно в случае образования микротрещин в процессе эксплуатации. 
 
Вот и получается, что современный мир возлагает большие надежды на маленький одуванчик, статус которого неуклонно меняется от огородного вредителя до надежды и опоры мировой промышленности. Катрина Корниш уверена, что после завершения семилетней программы исследований в 2020 году начнется эпоха освоения русским одуванчиком сельскохозяйственных просторов страны. 
 
Ирина Грановская