Лорд Лейтон и женщина в оранжевом

Этюды о прекрасном
№25 (1000)
Кем задуман огневой соразмерный образ твой? 
Уильям Блэйк
 
Это действительно поразительная по яркости желаний и чувств, по буре рождаемых ею эмоций картина. Ещё одна строчка Блэйка - будто подпись под полотном Лейтона:  “Радости сердце открою”. 
 
Вот она, на полотне отображённая, та, о ком  художник сказал, что подобна она пламенеющему июню (так и назвал он свою картину) - в этом невероятной лёгкости и не скрывающей зазывной наготы солнечно-оранжевом платье. В этой тоже невероятно сексуальной позе - она, грациозная, нежная и зовущая, дремлет. Эротичность в полуоткрытых её губах, в струящихся волосах, в изгибе стройных, длинных ног и готовых к объятиям рук... Такой виделась написанная Фредериком Лейтоном красавица его почитателям во второй половине XIX века. И столь же привлекательной кажется она зрителю в веке XXI. Вот вам и искусство для искусства.
 
Фредерик Лейтон. Мне довелось познакомиться с ним, ну, а если быть чуточку точнее, - с его автопортретом, во флорентийской галерее Уффици. Уверенный в себе, упоённый собственной успешностью и славой. А слава действительно была - всеанглийская. 
 
Каждая новая его картина, а уж особенно поражающий вдобавок объёмностью “Пламенеющий июнь”, принимались с восторгом. И никто, казалось бы, не замечал, что бедро спящей красавицы, наподобие микельанджеловской “Ночи”, несколько удлинено, что спит она будто понарошку: опущенная на пол стопа и ладони чересчур напряжены, как у человека,  которого попросили имитировать сон...
 
Однако увлечена была живописью Лейтона  и сама королева Виктория, которая даровала  ему, из семьи скромных провинциальных врачей вышедшему, титул лорда и барона Стреттона. А “Таймс” 1895-ом писала о неразгаданной тайне его палитры и гармонии. 
 
Известность художника перешагнула через полтора века. И по сию пору почитается он в Англии как символ викторианской эпохи: в Лондоне популярен Дом Лейтона - музей этого художника, а многие картины его разбрелись по всему свету.
 
Какими путями добралась прославленная его “Женщина в оранжевом” до Кариб, непостижимо. Известно только, что когда в 1959 году дон Луис Фэрре основал там в Пуэрто Рико Художественный музей Мюзео де Арте де Понс, он передал ему свою богатейшую коллекцию - почти 5 тысяч произведений искусства, созданных, начиная с IX до нашей эры и по день сегодняшний. А среди них работы художников именитейших. И лейтоновский “Пламенеющий июнь” тоже.
 
Теперь это полотно прибыло в наш Нью-Йорк и будет целых три месяца - по 6 сентября - экспонироваться во всемирно знаменитом Frick Collection, Музее Фрика. Вот он перед нами - образ и сегодня желанной женщины позапрошлого века, заключённый в оригинальную, сложнейшего дизайна, выполненную в викторианском стиле вызолоченную раму. Помещённая в центре овального зала, картина сразу бросается в глаза. Но... 
 
По обе стороны картины-гостьи здесь, в овальном зале “прописанные”, т.е. Фрику принадлежащие полотна великого американца Джеймса Макнила Уистлера. Они в полной мере противопоставлены лейтоновскому архетипу femme fatale, роковой женщины, от жажды обладания которой не уйти (да и откуда над головой столь привлекательной дамы оказался ядовитый цветок - случайно ли?). У Уистлера другая эстетика, другая задача, другая  женщина. Элегантная в сути своей. Сдержанная. Красивая. Как  и внутренняя её красота - очевидна. И, что самое главное, лицо её освещено интеллектом, на что Лейтон и не посягал. А ведь они с Уистлером современники, оба творили в позднем XIX-ом, к тому же именно в Лондоне, как, впрочем, и в Париже, славен стал Уистлер и как замечательный портретист, и как творец моды - практически первый, чьё имя как дизайнера одежды стало не просто известным - знаменитым.
 
Почти все его модели одеты в сотворённые им платья. Какие линии и какая колористка - особенная, как бы это сказать, толерантная, не противоречащая тому, что зовётся тонким вкусом. Как мастер женского портрета, Уистлер глубочайше анализирует свою модель, её характер, душевное состояние, отношение к людям и людей к ней. И тут же моделирует её костюм, совпадающий по линиям, фактуре ткани, объёмам, нюансировке цвета с этим самым духовным и душевным складом женщины, а стало быть, придаёт платью некую одушевлённость. Как в этих бесценных фриковских полотнах. “Гармония в розовом и сером” - знаменитый портрет леди Мю. 
 
Тонкая талия, пышная грудь (без силикона), чуть выступающий живот (плоский не в чести). 
 
В туалете вроде бы всё просто. Но ощущение элегантности в абсолюте. А воспитанность и разум, легко прочитываемые зрителем, и очарование этой женщины в розовом и сером - как заря ранним утром. Леди Мю охотно демонстрировала модели Уистлера. 
 
Так же, как покровительница художника Фрэнсис Лиленд. Она в платье для чая по другую сторону “Июня”. “Симфония розового и цвета мяса” - цветосочетание, его ритм и мелодика стали невероятно модны и в Лондоне, и в Париже, и в Петербурге. И, разумеется, в Америке.
 
Музей Фрика, чью коллекцию дружно нарекли собранием шедевров, находится в Махэттене, на 170 улице (угол 5 авеню). Поезд метро 6 до 68 Street. В воскресенье, с 11 до часа дня, вход бесплатный. Познакомиться с фриковской коллекцией или даже полюбоваться ею в n-ный раз - удовольствие непередаваемое.