Третье желание

Америка
№25 (1000)
Человек заходит в бар. Вместо головы у него кочан капусты. Бармен наливает ему стаканчик и говорит как заправский психотерапевт: «Хотите рассказать, что с вами приключилось?»
 
«Ну, шел я по пляжу, -  говорит человек с капустной головой, - нашел старую лампу, потер ее, появился джинн и предложил выполнить три желания.  Думая, что это какой-то розыгрыш, я небрежно пожелал получить миллион долларов. Не успел придти домой, как  раздался звонок в дверь. Посыльный сказал, что я выиграл в тотализатор ровно миллион долларов.  Я снова потер лампу и выразил желание иметь романтическое свидание с каждой из 12 pinup girls  из календаря. Снова звонок в дверь – и на пороге стоят все двенадцать красавиц,  зазывно улыбаются.
 Я понял, что это серьезно, это - на самом деле! Я вернулся к джинну в третий раз,- говорит человек-кочан, - и тут я, возможно, сделал ошибку».
«Так что вы сделали?» - спросил уже по-настоящему заинтересованный бармен.
«Я пожелал, чтобы у меня вместо головы был кочан капусты!» 
 
Немудреная шутка показалась очень смешной. И даже мудрой. Даже показалось, что в ней раскрылся  один немаловажный порок человеческого мышления. Речь идет о тяге  к  заигрыванию с крайностями, включая любопытное  заглядывание через край – а как там, в бездне?
 
Исследование за исследование подтверждает, что здравый смысл и добродетельные цели делают все человеческие существа счастливее и благополучнее. Тем не менее, мы не только отказываемся от такого рационального поведения, но и демонтируем саму основу общества, построенного именно на подобных принципах.  Взамен мы моделируем такой образ  жизни,  который способен сделать только одно -  вымостить дорогу к неудачам, разочарованию  и неверию в свои силы. 
Мы ставим порок на одну линию с добродетелью и говорим, что у них «равные права». Мы обманываем детей и говорим, что это для их же блага.
 
Например, кто-то (религиозные люди знают кто, но мы скажем обтекаемо: кто-то) заполнил недра нашей планеты нефтью. Наука до конца не определилась с тем, как она там образуется. По крайней мере, версия о том, что она образуется из органических останков, не находит подтверждения. Потому что вдруг оказалось, что запасы нефти... восстанавливаются, а заброшенные скважины заполняются вновь. Вместо того, чтобы пользоваться даром планеты и совершенствовать развитие  общества и выживаемость человеческой популяции, мы тут же произвели на свет суеверные псевдонаучные страхи перед нефтью, развиваем чувство вины и паники за то, что вообще живем на земле и пользуемся ее благами. 
Или вот хороший пример.  Мы живем в свободной, богатой, сильной стране и при этом голосуем за человека, который обещает  ее принципиально трансформировать. 
 
Да, возможно, тут мы сделали ошибку!  Мы заказали джинну  неправильное желание.  Зато люди про нас скажут: посмотрите на этих смельчаков и оригиналов!   Они первыми в мире пожелали отказаться от  традиционного института  головоношения!  
 
Ох, уж эти джинны из лампы! Зачем они все выполняют?..
 
Два «левиафана» среди  пенсионных инвестиционных фондов -California Public Employees Retirement System (CalPERS) и California State Teachers’ Retirement System  (CalSTRS)  объявили о некоторой нехватке средств. Небольшой.  Чтобы покрыть все долги по пенсиям для работников госсектора и в будущем быть в состоянии выплачивать их, им недостает ...225 миллиардов долларов! 
 
После того, как улеглись вставшие дыбом волосы, мы перепроверили цифру. Да, так и сказано – 225 миллиардов.
Сильно заволновались в руководстве Демократической партии... 
 
А при чем тут партия, - спросите вы. Профсоюзная нехватка – проблемы профсоюзов, не так ли? 
Э, не так быстро...
 
Делегаты от Демократической партии буквально на последней своей конвенции, состоявшейся в Memorial Day, проголосовали за  резолюцию, призывающую не инвестировать средства в такие индустрии как нефть, природный газ, угольную промышленность, а также избавиться от уже имеющихся акций этих отраслей. 
 
Этой резолюцией демократы  высказались в поддержку (да какую там поддержку – полное согласие!) с политической платформой экстра-радикала по имени Bill McKibben,  который известен тем, что недавно организовал массовый отказ университетов от инвестирования в индустрию ископаемых видов топлива. 
 
Ему-то виднее: он за финансовый результат не отвечает. Ну, обеднеют университеты, так ведь всегда можно поднять плату за обучение. Зато какая явлена  сила духа, какая принципиальность – «заберите ваши грязные деньги» (дальше можно продолжить вполголоса: «вы нам их все равно дадите, но по-другому. А здесь мы свою власть покажем!»)
 
Новое слово в рыночной экономике – социальное инвестирование. Вернее, дивестирование - так называется отзыв денег из «неправильных» отраслей. 
 
Технология подобного отчуждения была в полной мере опробована на таком «враждебном поле» как финансирование проектов  в Израиле. Массово организованные бойкоты, запреты на инвестирование и даже на сотрудничество, осуществляемое радикалами, уже никого больше не удивляют. По правде говоря, и на возмущение уже сил нет.  А у них есть.  У них очень много сил и свободного времени, которые они используют для продвижения своих довольно экстремистских идей. 
 
В течение некоторого времени пенсионные фонды Калифорнии были подвергнуты ошеломляющим социально-инвестиционным прерогативам.  Инвестиционные чиновники должны были следовать 111 (!)  различным инвестиционным приоритетам, касающимся окружающей среды, социальных условий и корпоративного управления. Итоги, увы, плачевны, причем итоги в прямом смысле – в виде цифр в графах «итого».
 
Наконец-то стали раздаваться голоса,  что достижение социальных целей и воспитание инвесторов не является целью пенсионных фондов. Их задачи - немного другие:  заработать средства на пенсионное обслуживание. Но их оппоненты из радикального крыла  политически грамотно, хотя и  немного возвышенно, возражают: государственные фонды не должно ставить прибыль выше людей! 
 
Автор резолюции Демократической партии, направленной на дивестирование отаслей ископаемого топлива,  Р. Миллер, который возглавляет экологический комитет партии, заявил, что декларация послала  ясный месседж: «Калифорния не будет инвестировать в те предприятия, которые сжигают нашу планету во имя прибыли!» 
Он напомнил о том, как  хорошо сработало  дивестирование в Южной Африке. Оно изолировало страну и привело к ликвидации апартеида. Одновременно он согласился с тем, что фонд Cal PERS потерял на «африканском проекте» 1,9 миллиарда долларов. 
 
Аналогия между Южной Африкой во времена апартеида и дивестированием индустрии ископаемого топлива по меньшей мере некорректна. Мир был в состоянии изолировать Южную Африку, потому что всего несколько крупных промышленно развитых стран  были связаны с ее экономикой.
 
 Но ископаемое топливо широко распространено во всем мире, и оно производит энергию  для  большинства стран. Более 80 процентов используемой в мировом масштабе энергии  поставляется из ископаемого топлива, в то время как только 9 процентов происходит от альтернативных источников энергии (в том числе ядерных). 
 
Но может быть, прошедшие годы показали вдохновляющие  результаты? 
 
«Я был вовлечен в пять волн массового дивестирования  в рамках нашего фонда, - сказал один из главных инвестиционных управляющих CalSTRS Chris Ailman. - Все пять раз мы теряли деньги, не достигнув никаких  желаемых изменений в обществе».
 
Многие специалисты, не менее радикалов заинтересованные во всеобщем благоденствии, считают, что более важными в ближайшие годы будут технологические достижения, которые позволят добывать чистую энергию из ископаемых видов топлива. 
 
Быстрый переход в Соединенных Штатах на природный газ, который производит почти на  50 процентов меньше CO2, чем уголь, уже помог США значительно сократить свои выбросы парниковых газов. 
 
Так или иначе, даже при самых оптимистичных сценариях пройдут десятилетия,  прежде чем страны могут прекратить свою зависимость от ископаемых видов топлива. Эффективные заменители будут привлекать инвесторов по всему миру. И за них даже агитировать не придется - все сами в очередь встанут!
 
Но ничего из сказанного не имеет большого значения для законодателей Калифорнии, которые всегда знают, на кого положиться в трудную минуту. 
На работающее население. 
 
Жители Калифорнии уже воочию сталкиваются с выросшими счетами, которые им предстоить оплатить   для обеспечения  пенсионных обязательств работников госсектора. 
 
Короче, можно сделать вывод: если пенсионные фонды и потеряют миллиард-другой, то всегда найдется источник дополнительных денег – карман налогоплательщиков.
 
Но это еще не все. Предлагаемое законодательство содержит такой интересный пункт: 
«Чиновники пенсионных фондов не будут нести ответственности за принимаемые инвестиционные решения. В случае инвестиционных убытков они  будут иметь право на всю причитающуюся им компенсацию».
Это интересное уточнение заставило переделать всю концовку статьи. 
 
Сначала  виделось такое язвительное заключение в адрес законодателей и инвестиционных фондов: 
«Может быть, вы где-то ошиблись в вашей финансовой и организационной стратегии?  Может быть, в какой-то момент  вы таки совершили эту ошибку, пожелав – в виде эксперимента - то самое, «третье желание»? 
А потом вдруг стало ясно -  капуста не на их плечах. А на наших с вами. На плечах налогоплательщиков...