А ЭТО ТОТ, КТО ВХОЖ В ТВОЙ ДОМ...

В мире
№12 (779)

Всегда интересно знать, кому в своей жизни ты обязан главными неприятностями. Многие тысячи жителей бывшей ГДР уже удовлетворили свое любопытство,  познакомившись с секретными досье архива «Штази»

Что может чувствовать человек, который каждый день встречается с фактами предательства? Удивление, отвращение, понимание? Долг! Ведь для Марианны Биртлер изучение массового предательства – работа. Она получила эту должность совершенно неожиданно.

Когда рассматривалась ее кандидатура в качестве шефа архива «Штази», немецкий парламент учитывал все. Факт рождения – Восточный Берлин. Выход из организации наподобие совкового комсомола, когда она была в девятом классе. Вызов обществу: она решила стать преподавателем религиоведения (это в коммунистической ГДР). Активное противостояние коммунистическому режиму в составе оппозиционной группы, куда Марианна вступила в 1986 году. А затем, после падения Берлинской стены, она становится депутатом Народного собрания, руководит фракцией «зеленых» в бранденбургском  ландтаге.

Все складывалось довольно успешно, пока не грянул 1992-й: скандал вокруг имени премьер-министра Манфреда Штольпе, который, как оказалось, был сотрудником «Штази». Марианна, которая в то время входила в правительство (была земельным министром просвещения), невольно оказалась в центре скандала и потеряла должность.

Однако, как показало расследование, она была ни при чем. Зато это имело свои последствия: немецкий парламент доверил ей весьма деликантный участок работы, связанный как раз с деятельностью «Штази» - политической разведки ГДР. В 2000-м она стала шефом учреждения по изучению архива «Штази».

Ее место работы - помещение, где полки с 30 млн. папок, 1,44 млн. фотографий, 31,5 тыс. звукозаписей, 2,7 тыс. фильмов и видеозаписей    протяженностью в 160 километров! При этом Марианна при поддержке своих сотрудников, также утвержденных бундестагом, умудрилась дать, начиная с 1991 года, 6,5 млн. справок на запросы граждан, журналистов, исследователей, учреждений. Причем в соответствии с государственным законом о «Штази», который предполагает различную степень доступности, каждый запрос рассматривался индивидуально.

Поскольку Марианна также числилась в списке неблагонадежных граждан ГДР, уместно предположить наличие и досье на нее. «Очень хотелось бы взглянуть на него, - соглашается Марианна. – Однако, как я выяснила, папка с моими документами была уничтожена еще в ноябре 1989 года. При этом известно, что общепринятый срок хранения документов в «Штази» составлял 20 лет».

Кто шпионил за ней, она все же выяснила. «К счастью, не было серьезных  разочарований. Никого в «Штази» не оказалось ни из числа моих родных и друзей. Имена тех, кто «приглядывал» за мной, я выяснила из папок на моих бывших политических друзей. Но даже теперь, зная своих недоброжелателей в лицо,  у меня нет желания мести или возмездия».

У многих, кто хочет ознакомиться с содержанием папок, двойственное состояние. С одной стороны, интересно, под чьим «колпаком» ты находился многие годы. С другой стороны, печально, особенно на склоне лет, узнавать, что это тот, кто и сегодня вхож в твой дом. Человека охватывает  горькое разочарование.

Оказывается, ты много лет доверял тому, кто тебя каждый день предавал. И все же, несмотря на вероятность такого разочарования, только в  первой половине 2010 года более 47 тысяч человек подали заявки на персональный доступ к собственным папкам. Особенно много среди них ученых и журналистов из числа восточных немцев. Они хотят понять, благодаря кому их судьбы сложились так, а не иначе. Кто-то говорит:  в архивах «Штази» могут быть поддельные документы. Но ведь существуют другие документы, с помощью которых можно довольно легко выявить фальшивку.

Знакомство со многими документами, несомненно, отразилось на вашем представлении о том, насколько далеко должна простираться вера в доброту и бескорыстие человека, говорят Марианне журналисты. Насколько работа в такой сложной должности подорвала эту веру?

- За десять лет мне пришлось многое узнать о том, что люди могут сделать для других, - рассказывает она. -  Но, учтите,  в документах архива «Штази» есть и такие, которые говорят о  мужестве и высоких моральных качествах людей, которые были сохранены  в труднейших условиях диктатуры в Восточной Германии. Я поняла твердо одно:  если детям  в первые годы их жизни прививать чувство собственного достоинства, это создаст  хорошую основу личности, чтобы потом она могла защищать достоинство других.

На взгляд Марианны, роль «Штази» в ГДР преувеличивают. На эту организацию работало не более двух процентов граждан ГДР, хотя считается: не менее десяти. Это влияние «Штази» было намеренно изменено в масштабе – так власть ГДР давала понять: каждый шаг человека, каждое его слово  находятся под неусыпным оком спецслужб. 

Насколько глубоко «Штази» вторглось в личную жизнь человека – об этом могут судить 1,7 млн. человек, допущенных к папкам, где собраны документы о них и на них. Пусть они сами определяют  вопросы вины и ответственности. С другой стороны, важно определить, как сотрудничество со «Штази» повлияло на карьеру доносчиков. Как тот, кто во имя личных интересов предавал своих ближних, занимал общественно значимые посты, включая и тех, кто сидел в парламенте. Сегодня общественное мнение однозначно: причастность к  «Штази» считается  неприличной.

Степень причастности определяется документами, которые находятся в ведении Марианны Биртлер. Вернее сказать, находились. С нынешнего марта должность находится в руках Роланда Яна, журналиста с прошлым правозащитника и бывшим гражданством ГДР. Его кандидатура рассмотрена и одобрена немецким парламентом. Он начал работу шефа архива «Штази», как и Марианна, с изучения собственного досье: всегда интересно, кому в своей жизни ты обязан главными неприятностями.

Александр МЕЛАМЕД