Политическое убийство по-японски

Миф и реальность
№50 (346)

В один из последних дней сентября мужчина с красной цветной повязкой вокруг головы подошел к пожилому японцу, направлявшемуся к машине, и нанес ему удар в сердце кухонным ножом, которым обычно японские повара разрезают суси. Жертву преступления отвезли в больницу, где он, не приходя в сознание, скончался. На следующий день все японские средства массовой информации вышли с сообщениями об убийстве видного депутата нижней палаты парламента от оппозиционной Демократической партии Коки Иссии. Он получил широкую известность благодаря его довольно редкой для японских парламентариев борьбе с коррупцией в японских политических кругах. Иссии принимал активное участие в разоблачении деятельности Судзуки, одного из ведущих депутатов правящей Либерально-Демократической партии, арестованных весной этого года. Этот пробивной законодатель создал мафиозный клан, который фактически курировал российское направление внешней политики Японии и использовал для своего обогащения государственные кредиты, направленные на помощь развития Курильских островов. Иссии внес значительный вклад в раскрытие преступлений секты Синрикё в России. Его интерес к России был не случайным. Дело в том, что он окончил Московский университет и там же нашел свою будущую жену. Для молодого японца привести домой иностранку - поступок, прямо скажем, неординарный.
Руководители Демократической партии не без основания предположили, что это убийство имеет политическую подоплеку. Причем не последнюю роль в этом предположении сыграл вид оружия - кухонный нож. Дело в том, что ультралевые организации используют в своей борьбе с классовыми врагами современное оружие: от коктейлей Молотова до самодельных ракет, которыми они время от времени стреляют по парламенту. Ультрапатриоты, считающие себя наследниками самураев, прибегают к классическому японскому оружию: кинжалу или сабле. Что касается кухонного ножа, то в раннем средневековье готовили еду не женщины, а мужчины и они соревновались в искусстве владения ножом как на кухне, так и на поле брани.
В то время, когда полиция допрашивала очевидцев преступления, убийца спокойно возвратился домой, а ближе к вечеру отправился в увеселительный район Синдзюку, где провел в различных заведениях всю ночь. Пока события развивались точно так же, как в других столицах мира, когда киллер убивал свою жертву и отдыхал после добросовестно проделанной работы, его действия утром следующего дня значительно отличались от поведения его западных коллег в подобных ситуациях. Он не пытался заметать свои следы или бежать за границу. Он явился в полицейский участок, точно к его открытию, в ярко-оранжевом пиджаке и заявил полицейским чинам, что у него произошла небольшая размолвка с депутатом парламента, с которым они давно поддерживают тесные отношения. Сначала они побеседовали на политические темы, а затем наш герой попросил у депутата два миллиона иен, чтобы уплатить налоги за свой дом. Отказ депутата оказать ему финансовую помощь и привел к столь печальному финалу.
Полиция довольно быстро выяснила, что «оскорбленный в своих лучших чувствах» Хакусуй Ито, 48 лет, является видным членом одной из многочисленных ультраправых организаций «Сюкодзико», что означает «корпус защиты императора».
Ультраправые организации стали такими же символами Японии, как гора Фудзияма, сакура, суси и гейши. По данным полиции, в Японии сейчас насчитывается 17 тысяч ультраправых националистов, они входят в 1400 групп со своими лидерами и идейными установками. Однако, по мнению министерства юстиции, это лишь верхушка айсберга ультрапатриотического правого движения Японии.
Жители Токио привыкли к черным открытым автобусам, курсирующим по центральным улицам столицы, как к землетрясениям. Из установленных на них мощных динамиков непрерывно раздаются тирады, бичующие коммунистов, продажных японских политиков и требующих возвращения северных территорий.
Время от времени ультранационалисты расправляются со своими противниками, как «истинные самураи». Жертвами правых террористов стали популярный лидер японских социалистов Инедзиро Асанума, репортер одной из крупнейших японских газет «Асахи», мэр города Нагасаки. Многие видные политические и общественные деятели Японии в том числе, и премьер-министры, были объектами их нападений. Надо сказать, что послевоенные правые лишь продолжали традиции своих довоенных предшественников, державших время от времени в страхе всю страну. Они убивали членов правительства, премьер-министров, банкиров, добиваясь осуществления своих бредовых планов создания «великой японской империи». В случае успеха путчей они объявлялись героями, при неудаче они совершали массовое харакири перед императорским дворцом.
Живучесть ультраправого движения в Японии имеет исторические и политические корни. Его концептуальной базой являются культ императора и другие атрибуты довоенной милитаристской Японии. Один из правых идеологов как-то заявил: «Ценности японского народа после войны связаны с пацифизмом и индивидуализмом. Мы должны изменить это». В послевоенный период правящая консервативная партия использовала ультрапатриотов организации для борьбы с демократическими партиями и пацифистским антивоенным движением. Некоторые из правых организаций поддерживают военный союз США, другие, т.н. «новые правые» резко выступают против какого-либо альянса с американскими империалистами. Они считают, что только создание сильной армии и ядерного оружия даст возможность Японии снова стать «великой азиатской державой». «Новые правые» поддерживают контакты с радикальными националистическими движениями в других странах и нередко посещают Ирак. Один из идеологов правого движения заявил, что японские патриотические организации симпатизируют террористам, разрушившим Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и здание Пентагона.
После распада СССР и ухода почти в небытие японских коммунистов поле деятельности японских ультранационалистов значительно сузилось, они фактически стали превращаться в маргиналов, все более сближаясь с хорошо организованной мафией якудза. По заявлениям самих лидеров правых, примерно 60% членов ультрапатриотических организаций принадлежат к криминальному миру. Политики всех мастей используют ультраправых для расправы со своими политическими противниками. Последние пускают в ход шантаж, вымогательства и прямые угрозы физической расправы.
Убийца депутата Иссии представлял собой образцовый экземпляр японского ультраправого националиста. Он нигде не работал и в основном навещал видных политических деятелей, бизнесменов и предлагал им доставлять важную информацию за определенную мзду. Иссии отказывался вести с ним какие-либо дела и поплатился за это. Показательно, что полиция пока не нашла политических мотивов в действиях убийцы японского депутата парламента, так как поводом для убийства якобы явились «финансовые претензии». На протяжении всей послевоенной истории правоохранительные органы Японии всегда довольно снисходительно относились к ультрапатриотическим организациям, черпая в их среде свою агентуру.
Деятельность ультрапатриотических организаций в Японии наводит на некоторые размышления. Террористические акты последнего времени привели к подъему патриотических настроений, особенно в США, России, Израиле. И это является совершенно естественной реакцией общественности. Именно в трудные периоды народ начинает острее чувствовать свою сопричастность к своим национальным корням, традиционным и историческим ценностям. Но беда в том, что именно в такие периоды ультрапатриоты начинают выходить на авансцену политической жизни с националистическими лозунгами, сея ненависть и вражду как внутри своих стран, так и между народами. Неважно, каким оружием пользуются ультрапатриоты. Важно, что побуждает их совершать черные дела. В Японии они мечтают о восстановлении старых милитаристских ценностей, которые привели эту страну к войне против всего мира. В Израиле убийца премьер-министра услышал приказ от самого Бога. Американские лесные милиционеры, взорвавшие дом в Оклахоме с сотнями людей, совершили этот акт из-за ненависти к своему правительству. Российские синкхеды и чернорубашечники убивают иностранцев во имя спокойствия и чистоты российской нации. И что самое опасное - у них немало сторонников, считающих их истинными патриотами. Как свидетельствует история, патриотизм - обоюдоострое оружие.