Почему американцы перестали доверять полиции

Америка
№27 (1002)
Рейтинг народного доверия к полиции упал за последние 18 месяцев на 5%, достигнув самого низкого уровня за последние 22 года. В настоящее время только 52% американцев оценивают работу стражей порядка как профессиональную и эффективную. Такие данные обнародовал авторитетный социологический ресурс Gallup. 
 
Сегодня жители Соединённых Штатов испытывают к полиции примерно такие же чувства, как в 1991–1993 годах. Тогда на стражей порядка спустили всех собак после избиения чернокожего Родни Кинга в Лос-Анджелесе. 
 
Организованные афроамериканцами погромы, напомним, унесли жизни 52 человек, ещё две тысячи оказались на больничных койках. Общая сумма ущерба превысила миллиард долларов.
 
Кстати, жертва полицейского произвола Родни Кинг, получивший многомиллионную компенсацию, так и не смог стать национальным героем. Он бесславно скончался в возрасте 47 лет от систематического употребления алкоголя, кокаина, марихуаны и других наркотиков. 
 
Ни для кого не секрет, что главная причина народного недоверия к полиции в настоящее время – хорошо спланированная кампания против полицейских, запущенная либеральными СМИ в феврале 2012-го, когда флоридский охранник Циммерман убил хулигана и наркомана Мартина. С тех пор в голове американцев начал закрепляться новый образ стража порядка. Это хладнокровный, циничный, равнодушный и очень злой белый расист, обожающий демонстрировать силу и власть без всякой на то причины. 
Убийства  при сопротивлению аресту чернокожих преступников по всей стране (Грэй, Браун, Гарнер и т. п.), из которых СМИ сделали невинных жертв полицейского произвола, этот образ закрепили окончательно. 
Между тем даже без антиполицейской либеральной пропаганды американцы имеют множество объективных причин не доверять полиции. Например, каждый пятый житель Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Майами и других мегаполисов считает стражей порядка слишком медлительными, когда речь идёт о вызовах, не подпадающих под категорию «экстренных» (emergency). 
Например, на место лёгкой аварии полиция Бруклина может добираться 8–10 часов. Как следствие, многие водители предпочитают договариваться друг с другом. 
«Я семь раз попадал в аварию и ни разу не связывался с полицией, - рассказывает 54-летний Анхель, житель Нью-Йорка. – Эти парни слишком медлительны. Они плохо составляют рапорты и задают массу ненужных вопросов. Если можно решить проблему за $200 - $300, то я никогда не буду связываться с полицией. Время – дороже». 
Медлительность полицейских проявляется во всём, что не связано с тяжкими преступлениями. 
Так, 24-летний житель Лос-Анджелеса Тим О. забыл сумку со своими вещами на остановке метро и вспомнил о ней только через несколько часов, когда находился на окраине города. «В один момент у меня не оказалось ничего – ни удостоверения, ни смартфона, ни денег, - вспоминает он. – Я не помнил наизусть ни одного телефонного номера человека, который мог бы мне помочь. Естественно, единственным шансом на спасение стала полиция». 
Тим добрёл до полицейского участка, объяснил ситуацию, а потом ждал 16 часов, пока один из офицеров не отвёз его до станции метро и не попросил открыть турникет бесплатно. 
Этот случай во многом характеризует всю полицейскую систему Америки. Офицеры приходят на помощь, но только в экстренных ситуациях. Людям с мелкими проблемами приходится очень долго ждать. Поэтому иногда опасения длительного ожидания отбивает у людей желание позвонить по номеру 911. 
Крайне раздражает американцев и непрофессионализм полицейских. В частности, выпускников-новобранцев полицейских академий. Ежедневно на них поступают тысячи жалоб в самые разные инстанции. Одних критикуют за грубость, других – за глупость, третьих – за незнание элементарных законов. Многие южане, например, наотрез отказываются иметь дело с молодыми офицерами, и дают показания только стражам порядка с большим стажем. 
Так, в Сан-Антонио (Техас) новобранцы выехали на место ограбления магазина и впопыхах арестовали не преступника, а хозяина бизнеса. Пока предприниматель пытался объяснить, что именно он является жертвой, позвонившей в 911, грабители вернулись в магазин и изъяли записи камер наблюдения.
Подобные случаи – далеко не редкость. Полицейские академии довольно часто выпускают абсолютно неподготовленных офицеров, которые порой приносят больше вреда, нежели пользы. 
Также стоит отметить, что каждый восьмой американец патологически боится стать свидетелем преступления. Статус свидетеля подразумевает длинные разговоры с полицией, дачу показаний, посещение судебных заседаний и т. п. Поэтому люди, видящие акт вандализма или воровство, порой закрывают на происходящее глаза. Такое поведение, конечно, несвойственно американской натуре, однако в крупных городах подобное происходит регулярно. 
Например, прошлой весной 19-летний Хэриберто Н., работающий официантом в Майами, увидел ссору и последовавшую за ней драку между мужчиной и женщиной. Он позвонил в 911, дождался полиции, рассказал об увиденном. Через некоторое время его вызвали в участок, потом в суд, затем в адвокатский офис. Хэриберто стал одним из главных действующих лиц в уголовном деле двух подравшихся людей. 
«Я потерял не менее 200 рабочих часов, - вспоминает он. – Мне задавали одни и те же вопросы. Я говорил со следователями, прокурорами, судьями, адвокатами. Все они относились ко мне так, как будто давать свидетельские показания – моя работа». 
Хэриберто честно признаётся, что если открутить время назад, он бы не стал звонить в полицию. 
«Теперь я прекрасно понимаю людей, которые прибавляют шаг, когда на улице происходит что-то плохое, - говорит он. – Их нельзя назвать бессердечными трусами. Они просто не хотят связываться с полицией и терять уйму времени».
Психологи также отмечают, что многие свидетели преступлений не обращаются в полицию по причине «скелета в шкафу». Офицеры могут заинтересоваться их доходом, иммиграционным статусом, вредными привычками и т. п.
Последней из четырёх причин недоверия к полицейским является уверенность в негативном исходе будущего уголовного дела. 
Согласно федеральной статистике, например, только 2% сексуальных агрессоров попадают в тюрьму. Остальные отделываются ночёвкой в полицейском участке, условным сроком или снятием всех обвинений. Поэтому их жертвы часто отказываются звонить в 911, рассказывать о произошедшем, проходить массу унизительных тестов и процедур. Как говорится, «овчинка выделки не стоит». 
Аналогичная ситуация с мошенничествами. Большинство расхитителей Медикера и Медикейда, в конечном счёте, оказываются на свободе (даже если сумма похищенного исчисляется миллионами). Поэтому борцы за справедливость, обладающие исчерпывающей информацией об аферистах, не видят смысла передавать её в полицию или прокуратуру. 
Статистика показывает, что американцы, разочаровавшиеся в полиции единожды, предпочитают больше никогда с ней не связываться. 
Так, пожилой житель Коннектикута Фрэнсис П. семь раз сталкивался с грабителями на пороге своего дома. Полицию он вызвал только в первый раз. Офицеры осмотрели дом и сделали вывод, что Фрэнсис… подстроил кражу. 
«С тех пор я не испытываю к офицерам ни доверия, ни ненависти, - говорит домовладелец. – Для меня полиции просто не существует. С грабителями найти язык проще, чем с этими дилетантами. В любом случае, вера в справедливость у меня осталась. Если я увижу, что человек попал в беду, то сразу же брошусь ему на помощь».
В целом, отношения современных американцев с полицейскими очень сложные. Однако надо признать, что стражи порядка при всех их недостатках с поставленными задачами справляются. Если проанализировать статистику преступлений за последнее столетие, то будет хорошо видно, что жить в Соединённых Штатах сегодня безопаснее, чем когда-либо. 
 
Евгений Новицкий