На Гудзон - за женихами

Я вас смешу
№50 (346)

Я - женщина видная, образованная, сексуальная. Видная - потому как не каждый меня руками обхватит. Только взором по частям. Образованная - окончила зоологический факультет вечерней партийной школы. Ну и сексуальная: у меня грудь из-за угла видна. Короче, я - девица на выданье. 30 лет выхожу замуж, но не до конца.
А как до конца? В России - кругом алкаши и безденежная интеллигенция. За бизнесменами киллеры охотятся. Не успеешь надеть фату, обнять жениха, а он уже холодненький.
Моя подружка, Манька-челночница, посоветовала мне:
- Езжай-ка ты, Нюська, в Америку, выйдешь замуж за американца, будешь купаться в джакузи, есть макдональдс и сидеть на золотом унитазе.
Ну я и поехала!
Где женихи? Где мои американцы?
Первым - оказался Лёня из Житомира. Свеженький, почти не тронутый сединой мужчина в инвалидной коляске. Я устроилась хоуматтендентшей по вызову. Он меня увидел, тут же подкатил...
- Вы, - говорит, - такая, прямо такая-растакая, как «мадам Брошкина». Я могу вокруг вас сутками ездить. Поехали, - говорит, - заодно в овощные ряды.
Подъезжаем. Он, как увидел там «сэйл», вскочил с коляски и как дунул по рядам. Не успела я моргнуть, он уже 8 сумок притащил, плюхнулся в коляску и говорит: - Хай! Хау ар ю?
Я ему: - Лёня! Вы же - инвалид, а бегаете, как марафонец!
Он мне:
- Тс! Никому! Я подал на SSI по дисабилити. Жду три года. Я им назвал такой диагноз, что они не могут его расшифровать. Я сказал, что у меня «хронический танзелит нижних конечностей и охренический паркинсон верхних». Поэтому ноги я должен держать в коляске, а руками - вроде играть на пианино. И слегка мотать головой, как дирижёр. На медкомиссии я обычно добавляю ещё «аллергию среднего носа», чтобы чихать, когда мне задают вопросы.
Я обмерла:
- Лёня, вы - гигант! Я готова выйти за вас замуж не глядя.
Он:
- Что да, то да, я - гигант, у меня и рост - метр 50 с коляской. Когда я получу SSI, мы с вами поженимся. Но уже сейчас я советую вам заполнить аппликейшен в Сошиэл Секьюрити с каким-нибудь серьёзным диагнозом, чтобы получить инвалидность.
- С каким диагнозом?
- Напишите, что у вас прогрессирующий лишай с отбивкой памяти и мурашками по телу.
- Какой лишай? Это же - пустое место на голове.
- А у вас - внутри! Лишай внутри головы с отбивкой памяти.
- А мурашки зачем?
- Чтобы увести врачей от мозга на периферию. Зато у нас с вами будет два SSI, а при сепарейте, который мы оформим после женитьбы, - это 1300 долларов на двоих!
Я ему:
- Лёня, у меня здоровье написано на лице, вылазит из лифчика и даже на заднице румянец. Кто мне поверит?
- Вы скажете, что опухли от депрессии и ностальгии.
- Я не смогу.
- Тогда с женитьбой у нас ничего не выйдет. Без денег в одной коляске мы не поместимся.
И Лёня укатил, обгоняя «мерседесы».
Что делать? Я - девушка видная, образованная... Пошла в парикмахеры-программисты, чтобы утром стричь женихов, а вечером искать их по Интернету.
И первый, кто сел в моё парикмахерское кресло, оказался чистокровный американец - Рома из Одессы.
Я спросила:
- Как стричь ваши волосы?
Он ответил: - Как хотите, если найдёте. Кажется, у меня на макушке что-то осталось, если не сдуло.
Я ему:
- Жалко! Вам очень идут эти две волнистые ниточки, они так заметны на фоне блестящей головы.
Завязываю с ним беседу:
- А вы пробовали кремы для восстановления волос, лосьоны, здесь много средств...
Он говорит:
- Весь обливался, натирался даже ласточкиным дерьм... обменом веществ, везде выросло, кроме головы. У меня грудь, как борода у Карла Маркса, спина, как у Энгельса, а голова, как у Шандыбина.
Я говорю:
- Но вы всё-таки женаты?
Он:
- Здесь нет. В Одессе был пару раз, но потерял жён на Привозе. Приехал в Америку, чтобы найти одну - неповторимую.
- Рома! Она - перед вами! Все 300 паундов. Берите!
Он посмотрел на меня:
- Я вижу. И я бы с вами справился, так как работаю грузчиком на мебельной базе, но боюсь: возьмёшь вас на грудь, пристегнёшь ремнями, а потом не отстегнёшь. Вы же наверняка в Америке нелегалка.
Я говорю:
- Я подала на политическое убежище.
- Как кто?
- Как баптистка Третьего Дня Евангелия Моисея от Толмуда и Торы.
- Я не понял, кто вы по религии: иудаистка или протестантка.
- Пусть дадут политическое убежище, и я пойду хоть под венец, хоть под хупу.
- Я бы женился на вас, - сказал Рома, - но могут быть дети, и кто они будут по матери?
- Япона мать! Пусть пойдут по отцу.
- Не могу, - крякнул Рома, - я живу в Боро-парке, где евреев - по 20 на квадратный метр, там всё должно быть кошерным или обрезанным.
И Рома пошёл к двери, сел в огромную побитую машину, багажник которой волочился по земле, а передок торчал, как тонущий «Титаник», завёл мотор со звуком, как после горохового супа, и смущённо сказал:
- У меня машина марки «Форд-цорис».
А я подумала:
«Зачем мне его цорис?»
Я - женщина видная, образованная, сексуальная...
В газете я прочла объявление о вечере знакомств - «Для тех, кому за 30» в кафе «Русский кефир». Прихожу.
Подходит официант:
- Что будем пить - коньяк или водочку, цена - одна: 30 долларов с персоны.
Я говорю:
- А в газете было написано, что для девиц - бесплатно. Мужики - buy, а женщины - free. То есть на халяву.
Он:
- Это «для тех, кому за 30», а вам уже - за 50.
Я ему так нежно, но внятно: - Сэр, сэрок плавленый, я тебе щас как дам паспортом по морде, и ты меня по возрасту обгонишь.
Он отлетел, как штукатурка.
За соседним столом поднялся мужчина:
- Меня зовут Алекс. Давайте познакомимся. Я так одинок, так позабыт-позаброшен...
Я ему:
- Только не говорите, что голодный, у меня один доллар на гардероб.
- Зачем вы так? Я - миллионер, у меня - конфетная фабрика, колбасный завод, два дома во Флориде. У меня всё есть!
- А чего же вам не хватает?
Он аж задрожал:
- Гёрлфрэнд с сексуальным уклоном. А вас через декольтэ видно.
- Да, - говорю, - я - сексаульная, но с серьёзными намерениями. У нас в деревне всегда говорили: «Не давай зазря. Пущай женится, а потом хоть половником хлебает».
- Каким половником?
- Ну, чайной ложечкой, я не знаю, какие у вас «оппортунитис».
Алекс распахнул рот:
- В Америке это не принято. Здесь бойфрэнды живут с гёрлфрэндами по 30 лет, проверяют чувства, а потом уже...
- ...умирают! - добавила я. - От счастья дуба дают.
Он:
- Как вы прозаичны!
- А вы - поэт Александр Пушкин! Если вы миллионер, почему один? Вы же можете купить себе целый гарем баб.
Алекс застонал:
- Я потерял все кредит-карты, деньги мои вложены в недвижимость и совсем нет «кеша». Какой гарем, когда у меня сток-маркет упал и полгода не поднимается! Дайте хоть поплакать на вашей груди.
Я отрезала:
- У меня грудь без грин-карты и бенефитов. А что касается «кеша»... Официант! Принесите этому миллионеру чай за мой счёт. Кипяток, пусть отогреется!
Загремела музыка, и я запела: «А я такая, растакая, вот такая - мадам Брошкина, ух, какая я такая, рассякая, но мой поезд ушёл!» И задвигала своей сексуальной фигурой так, что всем мужчинам в кафе захотелось... на бывшую Родину!


Комментарии (Всего: 3)

tochno.babeshki, oni takie volchici.beregis,a to zareju.a esli seriezno,mujiki budte bditelni

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Хорошо. Я тоже так искала и нашла

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
this is truth.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *