Тяжелая тема

Мир страстей человеческих
№29 (1004)
Американцы тяжелых тем в разговоре обычно избегают, будь то жалобы на здоровье, потеря близкого человека, семейные неурядицы, плохое финансовое положение, политика и религия. Но, странное дело, в каких-то вопросах они более откровенны, чем наши люди, выходцы из постсоветского  пространства. В частности, это касается психических заболеваний и самоубийства. Помню, меня удивило, когда одна моя бывшая сотрудница призналась, что ее сестра неизлечимо больна и находится в стационаре для душевнобольных. 
 
В прошлом люди на Западе - как и во всем остальном мире - традиционно считали психические заболевания позорным клеймом, стыдились и скрывали, если их родные страдали от подобных недугов.  Рост степени толерантности и открытости в 20-м веке постепенно привел ко все большему осознанию того, как опасно «держать сор в избе», стремясь в одиночку справиться с бедой, как может быть полезно, иногда просто спасительно знать и понимать, что в дальнейшем может произойти с человеком и как своевременно ему помочь. 
 
А помогать надо. Каждый четвертый взрослый американец испытывает по крайней мере одну психическую проблему в году. Каждый семнадцатый живет с серьезным психическим заболеванием: шизофрения  –  1.1.%, депрессия  –  6.7.% и маниакально-депрессивный психоз (bipolar disorder) – 2.6%. Страдают и от других проблем – паническое расстройство, синдром хронического беспокойства, посттравматический синдром и т.д. 
 
«Ну, эти американцы – ненормальные!» – воскликнет кто-нибудь из наших товарищей и будет не вполне прав.
Ведь ненормальны не только американцы. В странах Евросоюза, согласно данным ВОЗ, каждый пятнадцатый страдает от депрессии, а если добавить к этому другие виды расстройств, то четверо - из пятнадцати. 
 
Современной российской статистике доверять в этом вопросе вряд ли стоит. И дело не только в умышленном преуменьшении проблемы и замалчивании ее, что тоже может иметь место, а в том, что в этой стране, как и во всех странах бывшего СССР, психическому здоровью населения традиционно уделялось мало внимания, к тому же способы лечения до сих пор отстают от развитых стран. Экстраполируя цифры, интернет сайт www.rightdiagnosis.com   считает, что в России не меньше четверти населения страдает от психических расстройств, то есть картина такая же, как в США. 
Что касается числа самоубийств, то тут Россия явно опережает США. Согласно последним данным, каждый год от суицида в США погибает 38 тыс. человек, то есть каждые 13 минут кто-то кончает с собой. Во всем мире ежегодно погибает от суицида 800 тыс. человек, то есть каждые 40 секунд (www.save.org). Россия, по данным ВОЗ, занимает 14-е место в мире, а, по данным Института Сербского, – на втором. Как бы то ни было, статистика суицидов в России угрожающая, хотя, если верить все тем же официальным данным, намного лучше, чем была в 1990-е гг. 
Без сомнения, наша эмиграция обладает высоким образовательным уровнем, но по уровню невежества в отношении психических проблем даст фору многим американцам. 
 
Многие ли знают признаки депрессии, одного из наиболее страшных и чреватых последствиями психических заболеваний? При том, что 350 миллионов людей в мире страдает от депрессии, 80% из них не лечатся, а половина здоровых рассматривает депрессию просто как слабость.  
 
Как распознать признаки приближающегося суицида, как вести себя, если беда грозит близкому другу, родственнику? К большому моему горю, я заплатила страшную цену за то, что была невеждой в этих вопросах: 10 лет назад погиб мой единственный брат. Он покончил с собой здесь, в Америке. Ни у кого не попросил помощи. Тоже, видимо, считал, что просить о помощи не подобает мужчинам. Скрывал свои проблемы; вероятно, был уверен, что выхода нет. Я уже никогда не узнаю, о чем он думал...
 
К сожалению, во многих семьях есть люди с психическими заболеваниями. Часто их близкими проблемы эти игнорируются. Некоторые думают, что родственникам или друзьям не хватает силы воли, любви к окружающим, что их состояние зависит от них самих.  Считается зазорным и бесполезным просить помощи у психологов и психиатров. 
Однажды встретила эмигрантку, которая приехала вместе с семьей из Средней Азии. Родители, которые, без сомнения, ее любили, не понимали, что у девушки тяжелая депрессия, не говоря уже о других проблемах, о которых можно было только догадываться. Им бы тревогу бить и вести ее к врачам, а они стыдили ее, старались выдать замуж, то есть загоняли проблему вглубь.  
 
Психические проблемы покрыты клеймом позора не только среди наших эмигрантов. Это беда многих эмигрантских общин. Да и сами американцы, что греха таить, не всегда были столь откровенны и открыты на этот счет. Потребовалась долгая дорога преодоления, борьбы с предрассудками и невежеством в вопросах психического здоровья населения, чтобы выйти на уровень, на котором сейчас находится американское общественное сознание.
 
Какова наиболее распространенная реакция тех, кто родился в пределах Союза, на гибель родного человека от самоубийства?  Замалчивание, горе в одиночестве, стремление залить беду водкой. Что делают многие американцы? Ищут помощи, обращаются в группы поддержки. 
 
Группы поддержки чрезвычайно распространены в Америке, будь то алкоголики, наркоманы, больные депрессией, родители, у которых дети страдают аутизмом, родственники, ухаживающие за больными, больные раком и т.д. Есть группы поддержки и для тех, у кого близкие покончили с собой. Таких называют Suicide Survivors. 
 
Группы Suicide Survivors есть и в Нью-Йорке. До недавнего времени не было ни одной группы в Бруклине, пока я не организовала такую группу при библиотеке Kings Bay. Расскажу, как я решилась на такой шаг. 
 
Вот уже несколько лет я являюсь волонтером Американского Общества по Предотвращению Самоубийства (American Foundation for Suicide Prevention). Это большая разветвленная организация, оказывающая заметное влияние на то, чтобы проблема суицида в стране из области чисто медицинской стала общественной, общенародной. Она во многом уже стала таковой. Каждому, кто находится в состоянии кризиса, рекомендуется звонить по «горячей линии» помощи, которая функционирует круглосуточно. National Suicide Prevention Lifeline: 1-800-273-8255. 
 
Целями AFSP является не только предотвращение самоубийств, но и спонсирование научных исследований, связанных с изучением самоубийств и депрессии, и влияние на законодательство, и поддержка тех, кто пережил самоубийство близких. Общество проводит походы против суицида по всей Америке. Есть ночные походы, есть дневные, есть походы, организованные колледжами и университетами. Я неоднократно принимала участие в дневных походах: несколько раз из Бруклина на Манхэттен, когда мы шли через Бруклинский мост, и  пару раз в Бруклине. 
 
Цель походов многозначная: это и сбор средств в пользу AFSP, и привлечение внимания общества к самоубийству и депрессии, и преодоление чувства изоляции, так свойственное тем, кто пережил самоубийство близкого человека. Уже само участие в походе оказывает мощное терапевтическое воздействие, в чем я убедилась на собственном примере. Да, слезы на глазах и ком в горле, но ты чувствуешь, что ты не один в этом мире со своей бедой. 
 
Можно принимать участие в походе просто как участник – зарегистрировавшись, а  можно возглавить команду, назвать ее по своему усмотрению (да хоть в память о погибшем любимом человеке), пригласить для участия в походе своих знакомых, друзей и родственников. Кто-то придет, кто-то пришлет денежные пожертвования, которые перечислит не сборщику средств, а в организацию. 
 
Еще один вариант участия в подобном походе – стать волонтером. Устанавливать палатки в начале маршрута, раздавать майки, воду в бутылках, брошюры, и т.п. Участие в подобных походах приносит большое моральное удовлетворение. Ты чувствуешь, что приобщаешься к нужному делу, помогаешь там, где возможно. Хоть в малом, но «make а difference», то есть вносишь перемены в окружающий мир, помогая его улучшать. 
 
Кстати, ближайший поход состоится у нас в Бруклине 27 сентября на набережной Кони-Айленда. Приглашаю всех, кто хочет принять участие, зарегистрироваться. Кто хочет в мою команду – буду благодарна.
Организация собирает средства на исследования в области психического здоровья населения, проводит образовательную работу в школах, обучает и организовывает волонтеров. В частности, один из видов волонтерской деятельности для тех, кто пережил самоубийство близкого, – это навещать тех, у кого только что погиб родственник. Для того, чтобы участвовать в этой акции, нужно чтобы прошло не менее двух лет со дня смерти родственника волонтера, а также необходимо пройти специальный трейнинг. Визиты проходят добровольно и только по желанию тех, кто о них просит.   
 
И в заключение. 
«Когда тот, кого вы любите, говорит «прощай», вы долго и пристально смотрите на закрытую дверь и забываете увидеть все те двери, которые Господь открыл перед вами» (Шеннон Л. Алдер, американский писатель).
 
Лиана Алавердова