Паломарес и будущее Фукусимы

Америка
№16 (783)

Сначала несколько слов из воспоминаний пилота американского стратегического бомбардировщика В-52 майора Ларри Мессинджера:
«Мы летели за самолетом-заправщиком и начали его нагонять. По установленной процедуре, танкер обязан был предупредить нас по радио об опасном сближении: «Отдалитесь, отдалитесь, отдалитесь!». Ничего подобного мы не услышали. Через считанные секунды нам показалось, что на свободу вырвался ад – мы столкнулись».

Две громадные машины развалились в воздухе. Весь экипаж заправщика погиб сразу; из семи человек, находившихся на борту бомбардировщика, уцелело четверо спустившихся на парашютах, в том числе майор Мессинджер. К несчастью, гибелью людей трагедия не ограничилась.

С высоты около десяти километров вниз устремились выпавшие из люков В-52 четыре термоядерные бомбы мощностью 1,5 мегатонны каждая. Одна из них приземлилась, не получив повреждений, другая упала в море и, как выяснилось позже, тоже осталась в целости и сохранности, а при падении двух оставшихся частично сработали детонаторы, и хотя боеголовки не взорвались, в атмосферу было выброшено 20 килограммов боевого плутония. В результате около двух квадратных километров земли пострадало от радиоактивного заражения.

Описанная авиакатастрофа произошла в начале 1966 года над небольшой рыбацкой деревушкой Паломарес на юге Испании. Буквально через несколько часов в район бедствия прибыли сотни военнослужащих с американских баз в Севилье и Роте. Очистка территории, значительная часть которой проводилась вручную, продолжалась днем и ночью несколько месяцев. Воздушным путем вывезли тогда в Южную Каролину 5 тысяч бочек с зараженной почвой, которые захоронили на кладбище радиоактивных отходов Саванна-Ривер-Сайт.

Уцелевшие бомбы отправили «на родину», семьям рыбаков выплатили более 700 тысяч долларов компенсации за пострадавшие огороды. На этом американцы посчитали свою спасательную миссию законченной. Как оказалось, несколько преждевременно. 
Спустя 45 лет после того, как едва удалось избежать ядерной катастрофы, жители Паломареса все еще имеют обоснованные претензии к американским союзникам. Как посчитали различные комиссии, около трех килограммов радиоактивного плутония до сих пор остаются в почве. Именно этот факт послужил поводом для недавнего выступления в Сенате страны министра иностранных дел Испании Тринидада Хименеса, который объявил окончательную очистку территории вокруг пострадавшей деревни «приоритетом» своего правительства. Несколько дней спустя Вашингтон послал в Паломарес команду экспертов с целью разработки мер по очистке самой радиоактивной территории Западной Европы.

Сейчас многие, не только в Стране восходящего солнца и окружающих ее странах, задумываются о возможных отдаленных последствиях катастрофы на японских АЭС. Заглянуть в будущее позволяют опасные происшествия на атомных электростанциях в самых разных уголках мира. Не зря же радиобиолог Высшего совета по научным исследованиям Испании (CSIC) назвал катастрофу на «Фукусиме» «замедленной съемкой Чернобыля». В этом же ряду стоят и давние события в Паломаресе.

Казалось бы, минувших с тех пор десятилетий должно быть достаточно, чтобы не вспоминать о прошедшем. Однако дело не только в человеческой памяти. Высокий радиоактивный фон в зоне отчуждения в радиусе 30 километров вокруг Чернобыльской станции сохраняется и сейчас, спустя четверть века после аварии. Недавно исследователи Greenpeace обнаружили в почве и воде в сотнях километров от саркофага с упрятанным в него взорвавшимся реактором цезий-137 и другие радиоактивные вещества. Чернобыль продолжает заражать пищевые продукты, особенно молоко, лесные грибы и ягоды. На консервацию реактора ежегодно тратятся сотни миллионов евро, тогда как для того, чтобы население пострадавших районов перестало питаться зараженными продуктами, хватило бы в десятки, если не в сотни раз меньших сумм. Однако об этих  людях украинские власти, похоже, просто забыли.

После авиастолкновения в Паломаресе прошло почти вдвое больше времени, чем после Чернобыля,  но и здесь оставшаяся радиация все еще продолжает беспокоить его жителей. Перед тем как собрать и удалить зараженную почву, тогдашние американские «ликвидаторы» совершили серьезную ошибку - они сожгли надземную часть выращенных на местных огородах овощей. В результате загрязнения в виде пепла были развеяны по большой площади. Тогда об этом никто не знал, и открылось это только в 2007 году, когда была рассекречена американская документация о происшествии в Паломаресе. А в то время никто даже подумать не мог, что загрязнение вместе с дымом до сих пор будет «рассылаться» во все стороны из разрушенных бомбами мест. Впрочем, испанские ученые и сейчас ни в чем не обвиняют американцев.

«Они сделали все, что могли, но ведь речь идет о 1966 годе, когда в мире еще не было выработано никаких четких правил по защите от радиоактивности», - оправдывала заокеанских коллег советник ядерного агентства Испании Ciemat Тереза Мендизейбл.
Так-то оно так, но подобные рассуждения вряд ли могли служить утешением. Поэтому очистка зараженной территории была продолжена. Эти работы американские военные вели все последние пять лет.

После проведенного в 2008 году контрольного обследования загрязненная земля вокруг Паломареса была разделена на три главных участка общей площадью сто акров, или 40 гектаров. Самые опасные из них огорожены и отмечены запрещающими табличками. Однако  Мадрид, несмотря ни на что, продолжает настаивать на том, чтобы вся земля с оставшимся в ней плутонием была отправлена в Соединенные Штаты.

К счастью, регулярные медицинские осмотры жителей Паломареса не показывают неблагоприятного воздействия радиации на их здоровье. Но в последние годы появились признаки повышения ее уровня. Особенно беспокоит медиков то, что со временем плутоний превращается в другие радиоактивные элементы, такие, как америций, который испускает гамма-лучи, обладающие более высокой проникающей способностью и от которых труднее защищаться.

«Главная проблема не в том, что происходило до сих пор, а в том, что еще может произойти, - беспокоится Хесус Кайседо, мэр Куеваса дель Альмансора, соседнего города, под юрисдикцией которого находится Паломарес. - Мы не можем оставить наших детей и следующие поколения под угрозой опасности, которая к тому же может еще возрасти».

Мистер Кайседо хорошо знает, о чем говорит. 45 лет назад он был среди детей, которые бегали на месте катастрофы, собирая уцелевшие самолетные кресла и другие обломки.

Конечно, сегодняшний Паломарес и его жители уже совсем другие. Но произошедшая почти полвека назад трагедия все еще мешает им жить. Например, их обошел  стороной длящийся уже целое десятилетие в прибрежных зонах Испании строительный бум. В 1988 году компания Almanzora купила здесь землю, на которой собиралась построить современные жилые дома, коммерческий центр и роскошный гольф-курорт. Рассекреченные в 2007 году документы остановили проект – кому захочется cелиться или отдыхать в местах, «славных», пусть и не слишком заметным, но все же радиоактивным излучением. В пору охватившего страну экономического кризиса это особенно обидно. Несут убытки и местные фермеры, которые до сих пор неохотно включают название своей деревни в маркировку на ящиках с выращенными здесь помидорами, салатом, арбузами...

В Вашингтоне и Мадриде полагают, что до конца года две страны заключат политическое соглашение об окончательной очистке Паломареса. Если все произойдет, как намечено, считает Тереза Мендизейбл, понадобится еще три года для окончания работ, которые начнутся со строительства промышленного предприятия по обработке почвы перед ее отгрузкой за океан.
Столь длительные сроки мэр Паломареса Хуан Перес объясняет тем, что испанские власти считают его жителей «второразрядными гражданами». «Если бы эти бомбы упали около Мадрида или какого-либо места, немного более значимого и менее изолированного, чем Паломарес, - говорит он, - гарантирую, проблема была бы давно решена». Как не вспомнить здесь о «проблеме» Чернобыля, которую уже четверть века не могут решить, несмотря на близость места катастрофы к столице Украины.