Нью-Йорк подо мною...

Культура
№18 (785)

Похитив у Александра Сергеевича образнейшую его метафору и дерзко, хоть и в силу необходимости, видоизменив пушкинскую строчку, я конечно же сильно преувеличила. «Подо мною», как и подо всеми, кто – нет, не взобрался, а комфортно поднялся на лифте на крышу всемирно знаменитого музея Метрополитен, – оказался, разумеется, не весь гигантский наш мегаполис, но самая значимая и самая прекрасная его часть – Средний Манхэттен. Панорама, сражающая всякого и своей многокрасочностью, и своим величием.

Наверно, ни один, даже самым буйным воображением наделённый художник не смог бы нафантазировать и изобразить на полотне такую композицию, не будь удивительный этот неповторимый архитектурный ансамбль уже создан принявшими друг у друга эстафету времени талантливейшими зодчими.

Вот пики первонебоскрёбов (их строительство началось в Америке ещё в 80-х позапрошлого века, но резко увеличило этажность в 20-х уже ХХ столетия). Солнце будто уселось на вершину Эмпайр Стэйт билдинга, оставшегося после гибели 110-этажных «близнецов» самым высоким зданием Нью-Йорка. Отсюда, с плоской музейной крыши, великан Эмпайр Стэйт виден так отчётливо, будто расположен не за полсотни кварталов, а рядом. А впечатление...

Впечатление такое, словно и он, и иных, более строгих очертаний его собратья помоложе (вроде трамповских башен) действительно скребут небо, на крыши их опирающееся. И если со смотровой площадки Эмпайра видим мы Манхэттен в плане, то отсюда, с крыши Мет, можем вглядеться в каждое из непохожих друг на друга манхэттенских зданий так, будто заглядываем в их окна. А разноэтажность домов и продуманное зелёное царство Центрального парка и многочисленных скверов делают уникальный этот городской пейзаж особенно живописным. Зрелище воистину сюрреалистическое.

Потому и неудивительно, что здесь, на музейной крыше, вот уже 24-й год подряд с первых по-настоящему тёплых и солнечных весенних дней и до середины осени устраиваются выставки именно сюрреалистической скульптуры. Причём это произведения ваятелей с именами высочайшего рейтинга – от Ольденбурга и Лихтенштейна до Ле Витта. Ну а теперь любители модернизма, взлетев на крышу, могут познакомиться с монументальной скульптурой одного из старейших ныне живущих (и активно творящих!) ваятелей-сюрреалистов англичанина Энтони Каро.

Коротенькое отступление. Сад скульптуры на крыше – вовсе не ровесник музея. Создан он сотней лет позднее самого музейного здания-дворца по почину (и на деньги, разумеется) семьи Кантор, продолживших американскую традицию всячески помогать развитию искусства родной страны. Строительство и обустройство чудесной этой видовой и демонстрационной площадки – отнюдь не единственное щедрое даяние Айрис и Джералда Кантор музею Метрополитен. Они подарили ему, а, значит, и нам, свои ценнейшие коллекции, на их средства построена одна из больших музейных галерей, которая носит их имя.
Таких «именных» галерей здесь много: семей Тиш, Леман, Гельман... Так что теперь мы знаем, чьими стараниями состоится незабываемая наша прогулка по уникальному этому Roof Garden.

Энтони Каро, чья  ретроспектива представлена на крыше сегодня, завтра и всё лето, – скульптор известнейший. Впрочем, несмотря на это казалось бы убеждающее обстоятельство (ну как не верить мэтрам от искусства), творения его назвать скульптурой можно более чем условно. Скорей это гигантские инсталляции, а гигантизм – отзвук моды 30-х прошлого века, когда Каро был юн, а стало быть, впитывал как губка веяния эпохи. А закладывал фундамент своей карьеры и своей будущей славы много позже, когда уже после учёбы в инженерном колледже Гарвардского университета обратился он к искусству и поступил в Королевскую академическую школу в Лондоне.

Да, я не оговорилась, произнеся громкое слово «слава». Популярность этого модерниста выдержала испытание временем, и сейчас, когда мастеру 87, его новые произведения по-прежнему востребованы, экспонируются в крупнейших музеях мира и резво продаются, что в годы тяжкого кризиса явление нечастое. А ведь начинал Каро и стал заметен как автор фигуративных скульптурных композиций. И только побывав в конце 50-х в Нью-Йорке и  находясь под влиянием работ питомцев знаменитой нью-йоркской школы абстрактного экспрессионизма живописца Кеннета Ноланда и скульптора Дэвида Смита, полностью изменил свои художнические пристрастия, создав собственный мир всегда габаритной металлической абстрактной скульптуры. Которая его и прославила. Кстати,  инженерное образование даёт о себе знать в композиционных решениях его работ.

Скажу откровенно: поначалу, поднявшись на музейную крышу, была я несколько ошарашена. И когда услышала рядом чьё-то то ли восхищённое, то ли насмешливое замечание «Ух, какая замечательная груда металлолома», едва ли не согласилась с этим мнением. Но...

Всмотревшись в эту подёрнутую ржавчиной, изломанную и изогнутую, но всё ещё упорно не падающую, а твёрдо стоящую на шатком постаменте из потрескавшегося, временем высушенного дерева фигуру, я поняла замысел старого мастера.

Это в какой-то степени его автопортрет. И портрет тех, кто годам и тяготам старости не сдаётся. Не подвластен им. Потому, что ум и руки заняты. Потому, что всесильное, казалось бы, время не убило  преданность своему делу и интерес к жизни.Так и назвал Каро эту созданную в прошлом году композицию: «До конца!» Так держать, дорогие ровесники художника! А ему до 90 осталось всего-то 3 года, но не смог он пропустить очередную (четвёртую уже) выставку в Нью-Йорке и прилетел сюда из Туманного своего Альбиона.

Я думаю, именно эта архитектурная композиция и может быть названа вершиной творчества Энтони Каро, хотя и остальные, отмеченные вниманием и публики, и критики, можно встретить в самых престижных музеях и галереях Европы и Америки – у нас в МОМА, в лондонских Британском музее и галерее Тэйт, в Риме, Париже, Токио...

Мне довелось увидеть его «Эмблему» в Мюнхенской Пинакотеке Модерн и понять (а понимание абстракции всегда очень личностно), что это метафорическое изображение столь необходимого каждому убежища, где можно укрыться от измучившего потока проблем и передохнуть от всё ускоряющегося темпа современного бытия. Сильнейший сюр. И я рада была ещё одной встрече с этой супермодерной скульптурой здесь, на крыше Мет.

Музей Метрополитен, как вы наверняка знаете, находится в Манхэттене, на углу 5-й авеню и 82-й улицы (поезда метро 4, 5, 6 до остановки «86 Street»).

И будет просто здорово, если вы расшифруете иносказания Энтони Каро, о работах которого и о красоте сада скульптур организатор и куратор выставки Гэри Тинтеров сказал, что элегантность, разумность и даже остроумие этих абсолютно неожиданных изумительных силуэтов особенно чётко проявляются на фоне зелёного ковра Центрального парка.


Комментарии (Всего: 1)

Ну, Марго, приехала ты! Пошто метафору у Аушкина слямзила и видоизменила?! Сейчас тебе Олег Воловик за это по попке нашлепает. Это в лучшем случае. А в худшем? Покайся. пока не поздно. Срочно звони Дебреру в Германию.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *