Свет угасшей звезды...

Культура
№18 (785)

...Последние месяцы жизни артиста и режиссера были связаны с многочисленными попытками журналистов “желтой прессы” порыться в грязном белье. Близкие, как могли, отбивали эти атаки, делали все для того, чтобы “акулы пера” не проникли в престижный тель-авивский дом престарелых, где находился Козаков в промежутках между лечением в больнице. И все равно в СМИ появлялись сообщения, где правда перемежалась с откровенной ложью, а в Израиль “десантировались” то один “желтушник”, то другой.

Увы, таков удел великих людей - слишком много желающих бесцеремонно влезть не только в их жизнь, но и в угасание, и в смерть...

“Желтые” СМИ и посмертно не оставили мастера. Например, была устроена шумиха, что из-за шаббата и из-за Песаха родные не смогут вывезти тело Козакова в Москву.  Но все эти перипетии в прошлом, и  бренные останки Михаила Михайловича были доставлены в Москву - где он и нашел последнее упокоение на Введенском кладбище (согласно его завещанию, он был похоронен именно здесь, возле могилы отца).

Еще месяца полтора-два назад Михаил Михайлович нашел в себе силы, чтобы дать интервью корреспонденту московского журнала “Тайны звезд”, в которой с теплотой отозвался о своей четвертой жене Анне Ямпольской, взявшей на себя заботу о муже и друге в последние месяцы его жизни и опроверг “сенсации” о том, что пребывает в хосписе:
“Аня ежедневно возит меня в клинику. Она тратит на лечение огромные деньги. Я перед ней в большом долгу. Так неудобно!..
Ведь у меня у самого на химиотерапию просто нет средств...

Я живу в частной квартирке, которую снимает бывшая жена. Это жилье типа пансионата. Но очень хорошего. Мне там очень удобно. У меня есть сиделки, и медсестры приходят. Анне это очень дорого обходится. Но она все оплачивает”.
На вопрос, как бы он поступил, если бы можно было начать жизнь сначала, Козаков ответил:
“...прежде всего, не стал бы расставаться с Аней. Ведь я... ее до сих пор люблю! Развод с ней был такой глупостью! Я очень жалею. Аня - достойнейшая женщина”.

По поводу его взаимоотношений с пятой женой Надеждой Седовой, которая, если судить по публикациям, стала одним из основных источников “сенсаций” и заявлений, что Анна Ямпольская его “где-то прячет”, Михаил Михайлович сказал: “Об этой... я и говорить не хочу!.. Я хотел продать свою московскую квартиру, чтобы купить себе жилплощадь в Израиле, а она специально тянула с разводом. Не хотела съезжать...

В интервью “Комсомольской правде” старинный приятель Козакова Олег Басилашвили поведал об их последнем разговоре: “Я говорил с Мишей совсем недавно. Недели две тому назад... Он лежал в больнице. Был очень слаб. Жаловался на здоровье. Но в конце сказал: “Я борюсь изо всех сил!” А потом я пытался с ним связаться еще раз. Но ни он, ни его жена Анечка не подходили к телефону. Я понял, положение плохое.

Во время нашего последнего разговора я ему сказал: “Миша, помнишь артиста Михаила Данилова? У него тоже была опухоль в легком с метастазами в почке. Он в США сделал операцию. На реанимацию тогда Борис Николаевич Ельцин дал свои личные деньги. Данилова это спасло. Он прожил еще около пяти лет. Мишка, я знаю, как найти в Бостоне доктора Аткинса, того самого, который делал операцию Данилову! Может, попробуем?”

Миша отказался. Сказал:  Не стоит. Здесь, в Израиле, хорошие врачи. Я делаю все что могу. Стараюсь изо всех сил...”
Уговорить Мишу не получилось.

А сегодня рука сама набрала его номер. Я словно почувствовал что-то.
“Миша два часа назад умер”, - в слезах рассказала мне Анечка”.
В российских СМИ смаковалась и тема того, что у семьи (точнее, семей) Козакова нет денег ни для доставки его тела в Москву, ни для похорон, звучали взаимные обвинения, раздавались истерические возгласы. И тут с новой силой повыползали другие недостойные разговоры - о наследстве актера в два миллиона долларов, которые придется как-то делить между родственниками...
- Мне звонили некие доброжелатели и говорили, что у Козакова был внебрачный сын - Сергей Лукницкий, помощник руководителя Роспатента, - рассказала “Комсомолке” бывшая жена Козакова Надежда Седова. - У Лукницкого не было собственных детей, именно поэтому он оставил своему отцу сказочное наследство - 2 миллиона долларов. Хотя лично мне в эти разговоры верится с трудом. Зная Мишу, он бы обязательно рассказал. Но с другой стороны, откуда возникли слухи?..

Сергей Лукницкий был приемным сыном Павла Лукницкого, довольно известного литературоведа. Слухи о том, что Сергей - внебрачный ребенок Козакова, были связаны с признанием Михаила Михайловича, что первой женщиной, соблазнившей еще юного Мишу, была Вера, впоследствии ставшая женой Лукницкого.Слухи о том, что Сергей Лукницкий - внебрачный сын, сам Козаков категорически отрицал.

Анна Ямпольская тоже считает эту “информацию” досужей выдумкой:
- Я этого ждала, сейчас начнутся разговоры про любовниц, наследство. Я к этому готова. Но сами подумайте: какие два миллиона, откуда? Это абсолютная неправда. Нет никакого наследства. Вообще подобные разговоры только оскверняют память Миши....

* * *
Михаил Козаков ушел. Но с нами остались его замечательные роли и фильмы, спектакли и незабываемая манера читать стихи. Да будет светла память о нем!
Владимир ПЛЕТИНСКИЙ
 Фото РИА Новости