Поднявший меч от меча и погибнет

Америка
№19 (786)

В Южной Калифорнии, в городе Риверсайд, произошло, мягко говоря необычное убийство. Десятилетний мальчик, имя которого не разглашается, застрелил своего отца – застрелил не случайно, а намеренно. Джеффри Холл, мужчина 32 лет, крутого нрава и крепкого телосложения, пал от руки малолетнего ребенка, более того – родного сына.

Скажу сразу, что прессе и ее читателям пока неизвестно, как и почему такое могло произойти. Но в этом деле есть масса любопытных сопутствующих деталей, заставляющих многих не сочувствовать погибшему, а радоваться. Причем речь идет не о тривиальном, как можно было бы предположить, измывательстве отца-изверга над беззащитным созданием или его матерью, а о чем-то значительно большем.

Джефф Холл был многодетным отцом. Разведясь с первой женой, он получил по суду право на опеку над их двумя детьми – сыном и дочерью, разница в возрасте между которыми 1 год. От второго брака у него родилось еще трое детей, и его вторая жена воспитывает всех пятерых. Мальчик, совершивший убийство, его первенец. Остальные, что называется, мал мала меньше. И всем им, как говорят близкие, он был хорошим отцом, а его жена – хорошей матерью.

Но в тот роковой день, вернее – ночь, Джефф уже лежал на кушетке и возможно даже спал, когда в комнату вошел его сын и выстрелил из отцовского пистолета ему в грудь. Никаких сообщений о нарушениях общественного порядка в доме погибшего до того, как это случилось, в полицейский участок не поступало. Звонок раздался в довольно странное для семейных разборок время – в 4 часа воскресного утра.

Приехавшая по вызову бригада застала тяжело раненого, истекавшего кровью мужчину. Медработники попытались оказать ему помощь, но Холл скончался на месте.

Полицейские опросили всех присутствовавших в доме – жену и пятерых детей. (Посторонних там не было). И старший вроде бы сам признался, что отца застрелил он, и что сделал это намеренно. При обыске в доме было изъято огнестрельное оружие – пистолет и ружья. Мальчик был и остается единственным, кого арестовали по подозрению в убийстве, хоть вина его еще считается недоказанной. Четверо других детей убитого были взяты под охрану в специальный закрытый приют.

А потом состоялось предварительное слушание в суде по делам несовершеннолетних. Щуплого светловолосого пацаненка доставили в зал суда в наручниках и оранжевой робе арестанта.

Судьи долго не могли определиться, с какими мерками подойти к подсудимому – как к несовершеннолетнему, или как к взрослому. Хоть возраст его и говорит сам за себя, да характер преступления уж больно не детский. “

Общественный защитник Мэтт Харди настаивает на судебно-психиатрической экспертизе - ведь каждому ясно, что если 10-летний ребенок сотворил такое, он нуждается в помощи психиатра, а не в тюремном заключении.

Харди пытался получить доступ к файлам социальных служб, которые вели наблюдение за семьей малолетнего подсудимого. Однако в прокуратуре графства Риверсайд отказались до начала суда предоставить ему дополнительную информацию об окружении ребенка. “Независимо от того, нажал он на курок или нет, расследование на этом не закончится”, – убежден Харди.
Родная мать обвиняемого, Летиция Нил, узнала о случившемся только на следующий день, и сейчас ищет для сына частного адвоката. Полгода назад она попыталась вернуть себе детей через суд. Но Холл сделал заявление, что Летиция за последние 6 лет ни разу не изъявила желания увидеться с ними, ограничиваясь редкими телефонными звонками и несколькими подарками ко дню рождения. И суд оставил опекунство за отцом.

Получается, что жертва убийства, простой слесарь-водопроводчик, был образцовым отцом и скромным тружеником... Как бы не так! В дополнение к этим однозначно положительным качествам, Джефф Холл был хорошо известен в округе и правоохранительным органам графства как ярый расист и неонацист. Более того – он являлся лидером NSM Калифорнии и в полицейских аналогах проходил под грифом: “вооружен и опасен”.

Штаб-квартира политической партии неонацистского толка, именующей себя “Национал-социалистическим движением” (NSM), находится в Детройте. Своей  первоочередной задачей она считает “защиту прав белых людей во всем мире” и их превосходство над всеми прочими расами. NSM издает свою литературу, проводит демонстрации и митинги, уничтожает неугодные ей книги.
Антидиффамационная лига, базирующаяся в Нью-Йорке, считает юго-западное ответвление NSM – то самое, которым руководил Джефф Холл – крупнейшей неонацистской группировкой Соединенных Штатов.

Как региональный лидер NSM, Холл организовывал демонстрации и митинги в Риверсайде и в Лос-Анджелесе, направленные против нелегальной иммиграции, против евреев, мусульман, чернокожих и геев. Действия воинствующих расистов мало чем отличаются от поведения обычных уличных банд, поэтому к месту проведения их акций тут же подтягиваются наряды полиции. 
Во время митингов, достаточно массовых – до 2 тысяч человек  –  украшенные соответствующей символикой неонацисты обменивались нацистскими приветствиями, размахивали американскими флагами с нашитой на них свастикой, скандировали: “Власть белым!”. Все они носят черные рубашки, у всех бритые головы. У Джеффа во весь затылок татуировка – “мертвая голова”, эмблема SS.

Зачастую демонстрации перерастали в потасовки и самые настоящие уличные драки. Полиция, оставив свои машины с мигалками в сторонке, до поры до времени ни во что не вмешивается, позволяя собравшимся свободно выкрикивать свои лозунги (в основном это делал Джеф – через рупор), и зорко следит за происходящим. Но как только вспыхивает конфликт, мгновенно перерастающий в рукопашный бой, местные “омоновцы”, экипированные по всем правилам, тут же активизируясь, бросаются разнимать толпу.

Все это разумеется вызывает протест и возмущение со стороны множества общественных организаций, держит в постоянном напряжении мирных жителей региона, обеспокоенных растущей активностью агрессивно настроенных группировок.
 А прошлой осенью Джефф Холл привлек к себе внимание своей неудавшейся попыткой получить должность президента в Совете директоров Муниципального управления городского водоснабжения Западного Риверсайда. Подобная дерзость вызвала возмущение со стороны местной общественности, не на шутку встревоженной тем, что неонацист, организатор расистских митингов  намеревался взять на себя управление снабжением их водой.

Соседи рассказали о том, как праздновал Джефф со своими друзьями последний Хэллоуин, вывесив над домом флаг со свастикой, а его гости и он сам облачились в костюмы ку-клус-клановцев. Соседи не скрывают, что были запуганы им и членами его организации, и теперь могут вздохнуть с облегчением. “Здесь было страшно жить, – говорят они. – Хочется надеяться, что никого из них мы больше никогда не увидим.”

NSM, сообщая о трагической гибели лидера калифорнийских расистов, разместила на своем сайте некролог, в котором проникновенно говорится, что Джефф Холл – американский патриот, “гигант среди людей” (a giant amongst men), вдохновлявший их на борьбу за правое дело. В частности, он провел “бесчисленное количество часов с мобилизованными им группами добровольцев, патрулируя американо-мексиканскую границу”. Упоминается также, что Холл – прекрасный семьянин, любящий отец пятерых детей, для которого дети были смыслом его жизни.

В документах, представленных в прокуратуру, есть данные о том, что у старшего сына Джеффа были серьезные проблемы с поведением. В частности, его исключили из нескольких школ – “за агрессивность, дикие выходки, а иногда и насильственные действия”. В связи с этим рассматривается версия, что убийство отца могло стать следствием тяжелого рецидива его психической неадекватности.

По-видимому это тот тип детской психики, когда от ребенка можно ожидать все что угодно, особенно, если его становление и воспитание протекает на фоне домашних нацистских сходок, на которых, с полным набором негативных эмоций и соответствующей лексики, обсуждались методы борьбы и насилия над определенными группами людей. В тот трагический для семьи день такая сходка в их доме длилась несколько часов и закончилась уже далеко за полночь. 

Это было очередное ежемесячное заседание активистов организации, на котором собралось с десяток человек, включая репортера из New York Times. На повестке дня были проблемы незаконной иммиграции латинос из Мексики. На май планировалась очередная вооруженная вылазка мобильной группы, называющей себя “гражданский пограничный патруль”, на мексиканскую границу в районе Аризоны.

Что послужило на самом деле поводом для убийства неонациста Джеффа Холла, следствию еще предстоит выяснить. А пока его старшему сыну инкриминируется обвинение по двум статьям: преднамеренное убийство и использование огнестрельного оружия с целью убийства.

Слушание его дела  отложено на 18 мая, чтобы родная мать подсудимого, Летисия Нил, успела найти частного адвоката.