Дом, в котором мы живем

Америка
№19 (786)

Судьба иммигранта сегодня, как и всегда, - это поиск лучшей жизни для себя и своей семьи. Вечное еврейское кочевье нашло свое отражение в недавно прошедшем празднике Пасхи, празднике весны и свободы. Пасха посвящается одному из главных событий библейской истории - Исходу из Египта, освобождению от 400-летнего рабства, движению к свободе, независимости и самостоятельности еврейского народа как нации.
Сегодня пасхальная тема объединения и возрождения особенно актуальна в семьях русскоязычных евреев, где остро стоит вопрос о сохранении культурной самоидентификации.
Для русско-еврейских иммигрантов, которые, без преувеличения, расселились по всему земному шару, никогда не были характерны массовые движения за сохранение культурного наследия. Русские евреи двигают науку, обогащают мировую культуру, а собственная культура при этом ими забывается, растворяется в окружающей действительности России, Америки, Канады и Европы. Поэтому неудивительно, что в русскоязычных еврейских общинах этих стран стали возникать культурные центры и фонды, развивающие социальные программы, художественные и гуманитарные проекты для поддержания культурной самоидентификации русско-еврейской молодежи с целью сохранения культурного наследия.
Одним из таких проектов стал юношеский летний лагерь «Хавура», который этим летом открывает свой третий сезон. По словам директора программы «Хавура» Елены Погорельской, организаторы лагеря ставят перед собой две задачи. Во-первых, это знакомство ребят друг с другом и приобретение новых друзей среди своих русскоязычных еврейских сверстников. Лагерь дает ребятам возможность общения и изучения русско-еврейского наследия вместе с вожатыми, у которых те же корни, что и у ребят. Образовательные программы лагеря «Хавура» строятся по принципу обмена опыта друг с другом, а не в рамках системы «учитель-ученик». И во-вторых, ребята в лагере буквально  погружаются в русско-еврейскую культуру. Подростки, которые живут в глубинке США, не видя вокруг себя ни русских евреев, ни других евреев, в лагере окружены такими же детьми, как и они сами, у которых родители тоже говорят по-английски с акцентом. И то, что ранее формировало в ребенке негативные комплексы, становится, наоборот, позитивной отличительной чертой.
- Все мы в иммиграции немного чужие, - рассказывает Юля Королицкая из Торонто, вожатая в лагерях «Хавура» и J Academy. - Это естественным образом заставляет нас вливаться в мейнстрим, забывая и наш язык,  и наши корни. Пока я ходила в школу в Израиле, наотрез отказывалась говорить по-русски. Позже в Канаде отказалась от иврита. Мне казалось, что мое русско-еврейское происхождение отрицательно выделяет меня среди сверстников и делает чужой. Но от своего происхождения и своей семьи не уйти. В лагере «Хавура» я встретила ребят таких же, как я. В общении друг с другом мы сразу почувствовали себя как дома. Благодаря моему новому кругу знакомых я с удовольствием вспомнила и иврит, и русский и с радостью ими пользуюсь.
Организаторы лагеря считают своей важнейшей задачей борьбу с ассимиляцией среди русскоязычных еврейских подростков.
- Нет ничего страшнее ассимиляции, - говорит реб Мойше Хусид, в прошлом главный режиссер Ленинградского государственного театра марионеток, а теперь один из старейшин русско-еврейской общины Детройта. – Ассимиляция ненавязчиво и в то же время неуклонно стирает границы самоидентификации. Все, чем богато русско-еврейское культурное наследие, - любовь к семье и детям, целеустремленность, творческая самоотдача, стремление к социальной справедливости и громадное созидательное начало, - все это растворяется в общем потоке поп-культуры, тем самым уничтожая нашу культуру и вместе с тем обедняя культуру мировую.
Сам реб Мойше сейчас заканчивает проект полнометражного мультипликационного фильма на русском языке. Мультфильм «Пурим» о спасении еврейского народа царицей Эстер адресован русскоязычным детям и подросткам еврейского происхождения.
- Снимая мультфильм, мы стремились пробудить в наших детях живой интерес к нашей истории, к истории наших праздников, к вековой памяти нашего народа, - говорит реб Мойше.
Создавая такие проекты, русскоязычные евреи включаются в общественную жизнь как США, так и России. Открыты и действуют факультеты иудаики Московского и Санкт-Петербургского государственных университетов. Два года назад открыл свои двери Институт русско-еврейской диаспоры BGI при университете Брэндайс (Brandeis Genesis Institute for Russian Jewry) в районе большого Бостона, созданный благодаря поддержке благотворительного фонда «Генезис» (Genesis Philanthropy Group) . Одним из последних проектов института стала выставка работ советского еврейского художника нонконформиста Феликса Лемберского, посвященных трагедии Бабьего Яра.
- Одной из отличительных черт наследия русских евреев является наша привязанность и связь с предыдущими поколениями, а именно с нашими бабушками и дедушками, - рассказывает устроитель выставки Нера Лернер. – Нам важно эту связь сохранить, ибо она является залогом преемственности духовных и культурных ценностей, которыми мы дорожим.
Нера, иммигрант в первом поколении, приехала в США из Киева 15 лет назад. Сейчас она заканчивает экономический факультет университета Брэндайс и собирается продолжать свое образование в магистратуре юридического факультета. Помимо интенсивной профессиональной и учебной деятельности, Нера интересуется еврейской историей, культурой и искусством. Она как раз тот человек, который ассимилироваться не собирается и активно участвует в движении за сохранение еврейских традиций у молодежи. В качестве волонтера она работает с синагогами и ведет исследовательский проект трагедии Холокоста.
Нера - не единичный случай. Русскоязычная еврейская молодежь в Северной Америке чувствует необходимость сохранять и развивать свое культурное наследие.
Например, по инициативе молодого поколения из разных городов США созданы и поддерживаются молодежное сообщество DAVAI! в Филадельфии и специальная детская образовательная программа Gesher, созданная Советом еврейских общественных организаций (COJECO), которая ставит своей целью стать звеном, соединяющим школу и дом, личность ребенка и общество, а также удивительный проект Moishe House.
- Moishe House - это и, правда, наш Дом, - говорит участник проекта Роман Корбин, один из четырех жителей первого в США русскоязычного дома Moishe House. - Дом, в котором мы живем, общаемся и узнаем много нового! Это еврейский дом, на входе в который весит мезуза, где каждую пятницу зажигаются свечи и накрывается праздничный стол. Теперь, когда я здесь живу, мне кажется, что я попал из холода и мороза промозглых улиц в теплый уют родного дома.
Так считает не один Роман. Многие его сверстники из русскоязычной еврейской общины США и Канады пришли к идее объединения через долгие годы одиноких странствий, неудачных попыток слиться с мейнстримом и стать его неотъемлемой частью. Но скитаться, пожалуй, стоило, чтобы в конце концов найти и обрести дом. Дом, созданный друг другом.

Подпись к фото. Группа десятиклассников и вожатых «Хавуры» во время 4-дневного путешествия на велосипедах, во время которого они познали важность взаимовыручки, дружбы и упорства в достижении цели


Комментарии (Всего: 1)

Бери шинель, езжай домой.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *