Lacrimoso по маэстро

Культура
№19 (786)

 

Lacrimoso - по-латински «скорбь». Но даже этот канонический термин не отражает всей глубины скорби по поводу утраты блестящего музыканта современности Владимира Всеволодовича Крайнева. Народный артист СССР, лауреат престижнейших международных конкурсов, профессор ганноверской Высшей школы музыки и театра Владимир Крайнев скоропостижно скончался 29 апреля 2011 года.

В тот четверг, 29 апреля, профессор Крайнев дал последний по расписанию урок в своём классе ганноверской Высшей школы музыки и танцев и после трёх часов пополудни стал собираться домой. Перед уходом он ещё раз сверил планы на ближайшие дни со своим бывшим студентом, а ныне ассистентом Мишей Шаламовым. А ночью Владимира Всеволодовича не стало. Диагноз: аневризма лёгочной артерии...

Владимир Крайнев родился 1 апреля 1944 года в Красноярске: в этом городе во время Великой Отечественной войны находилась в эвакуации после трёх лет работы хирургом во фронтовом госпитале его мама, педиатр Рахиль Моисеевна Гершойг (Иля - как называли, называют и будут называть ее до скончания своих дней ученики Владимира Всеволодовича).

Музыкальный талант Владимира Крайнева проявился ещё в средней специальной музыкальной школе Харькова, куда он поступил в 5-летнем возрасте. Спустя два года состоялось его первое выступление на большой сцене: вместе с оркестром он исполнил концерт Гайдна и Первый концерт Бетховена. Талант юного пианиста не остался незамеченным: его приняли в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории в класс Анаиды Степановны Сумбатян (в числе ее знаменитых учеников были В. Ашкенази, О. Яблонская, Н. Акопян; впоследствии именно А.С. Сумбатян привела Владимира Крайнева в Московскую консерваторию к знаменитому пианисту и педагогу Генриху Густавовичу Нейгаузу).

Мировое признание пришло к Владимиру Крайневу в начале 1960-х годов, когда он стал обладателем главных премий на крупных международных конкурсах в Лидсе (Великобритания, 1963 г.) и Лиссабоне (Португалия, 1964 г.). После выступления в Лидсе молодой пианист получил приглашение на гастроли в США. В 1970 году он одержал блистательную победу на IV Международном конкурсе имени П.И. Чайковского в Москве. Эти победы открыли музыкальному миру новое имя – имя  музыканта-виртуоза, а впоследствии и талантливого педагога Владимира Крайнева. С 1966 года он являлся солистом Московской Государственной филармонии.

Наряду с концертной деятельностью Владимр Крайнев с 1987 года - профессор Московской консерватории, с 1992-го - профессор Высшей школы музыки и театра в Ганновере. За эти годы его ученики более 120 раз (!) становились лауреатами международных конкурсов.

«Крайнев типичен своим истинно „нейгаузовским“  творческим и педагогическим неистовством, той артистической экстравертной энергией, которая точно магнит притягивает молодёжь, мечтающую у него учиться, его слушать, с ним общаться», - писала о Владимире Всеволодовиче «Литературная газета».

О беззаветной любви учеников к своему педагогу они, надо полагать, со временем напишут сами. Но в Министерстве науки и культуры Нижней Саксонии прекрасно понимали, сколь бесценное приобретение они сделали: в 2009 году, по достижении Владимиром Всеволодовичем 65 лет – предельного возраста для штатного профессора, решением министерства срок профессуры ему был продлён.

«Владимир Крайнев, конечно, прежде всего великий пианист, но об этом не мне судить, - говорил Михаил Жванецкий, многие годы, ещё по Москве, знавший эту семью. - Я могу судить только о его чувстве юмора. У Крайнева юмор потрясающий!» Правоту Жванецкого иллюстрирует рассказ Владимира Всеволодовича автору этих строк о своём «попадании в штат» ганноверской Высшей школы музыки:

«В Ганновере я оказался случайно. В 1989-м, на конкурсе им. Бузони, который с 1949 года проводится в Больцано (Италия), я познакомился с одним из ведущих профессоров ганноверской Высшей школы музыки Бернхардом Эбертом (Bernhard Ebert). В беседе со мной он между делом спрашивает: «А почему бы тебе не приехать к нам работать?» Я в тон ему отвечаю: «И действительно, почему?» - на чём деловая часть беседы исчерпывается.

Но через какое-то время, когда я с оркестром гастролировал по Германии и Австрии, на моём концерте в Гамбурге появляются Эберт и тогдашний президент ганноверской Высшей школы музыки Рихард Якоби (Richard Jakoby). Уточняют: не передумал ли я насчёт работы у них? – Нет, отвечаю, не передумал (а я и думать об этом забыл). И тогда они, узнав, что в Вене у меня будут два выходных, предлагают заехать к ним в Ганновер, в тот же вечер дать сольный концерт, наутро провести мастер-класс, после чего вернуться в Вену для продолжения тура. Я соглашаюсь, еду к ним на смотрины и становлюсь профессором Ганноверской Hochschule fur Musik. И только значительно позже узнаю, что смотрины эти были не формальностью при приёме на работу, а весьма серьёзным конкурсом, по результатам которого всем остальным претендентам разослали «большой привет». Вот так, неожиданно для меня самого, я очутился в Ганновере».

Но при всей лёгкости изложения этого поворота своей судьбы Владимир Всеволодович не мог не промолчать по поводу подспудных причин такого его решения: «Да с тем же успехом я мог тогда оказаться в любом другом месте планеты. К весне 1992 года жизнь в России безумно ухудшилась. Вдобавок ко всему у мамы дома резали обивку на входной двери в квартиру, у нас с женой писали на дверях «жиды убирайтесь», что, конечно, имело прямое отношение к моей жене - Татьяне Анатольевне Тарасовой. И тогда мой тесть – Анатолий Владимирович Тарасов, который сделал советский хоккей и всю свою жизнь был искренним патриотом нашей страны, сказал мне: «Вовка, бери своих баб, - имея в виду мою маму и Таню, - и убирайся отсюда; здесь жить стало невозможно»...

Ставка немецкого профессора и гонорары от гастрольных концертов создали материальную базу для реализации давнишних задумок Крайнева-педагога. «Финансово я теперь обеспечен, - говорил он мне в другом интервью. - Это даёт возможность и харьковские конкурсы проводить, и именные стипендии лауреатам платить. Накоплений, правда, нет, но на деятельности моего Фонда это никак не отражается».

(Все мы помним, что за жизнь была в развалившемся СССР в 1990-е годы. Но с 1992-го на базе Харьковской средней специальной музыкальной школы стараниями Владимира Всеволодовича раз в два года проводится Международный конкурс юных пианистов Владимира Крайнева. Эти конкурсы стали основным направлением деятельности Фонда Крайнева, учреждённого им в 1994 году в Москве для помощи юным пианистам; позже филиал Фонда был открыт и в Ганновере).

Лауреаты харьковских конкурсов радениями своего Учителя традиционно приезжали в Ганновер, где давали проходившие с аншлагом гала-концерты. Эти концерты собирали не только меломанов «русского Ганновера» – и немецкая публика почитала за счастье услышать игру крайневских вундеркиндов. На 2012 год был  запланирован уже одиннадцатый крайневский конкурс. Конкурс этот, как и концерт его лауреатов в Ганновере, непременно состоится. По решению учеников Владимира Всеволодовича эти мероприятия будут посвящены памяти блистательного пианиста и выдающегося педагога Владимира Крайнева.

Собственную концертную деятельность маэстро оставил около двух лет назад. По его словам, «лучше уйти со сцены на год раньше, чем на день позже»...


Комментарии (Всего: 10)

Не нужно умничать, Корнэги!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Мало музыку любить, надо еще и читать уметь и контекст написанного понимать.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *

Простите, но сначала цитата: "К весне 1992 года жизнь в России безумно ухудшилась. Вдобавок ко всему у мамы дома резали обивку на входной двери в квартиру, у нас с женой писали на дверях «жиды убирайтесь», что, конечно, имело прямое отношение к моей жене - Татьяне Анатольевне Тарасовой. И тогда мой тесть – Анатолий Владимирович Тарасов, который сделал советский хоккей и всю свою жизнь был искренним патриотом нашей страны, сказал мне: «Вовка, бери своих баб, - имея в виду мою маму и Таню, - и убирайся отсюда; здесь жить стало невозможно»..." А теперь вопрос: Разве Владимир Крайнев не был сам евреем? Для меня это не имело значения ни при его жизни, ни после, но я всегда был убежден, что Владимир был евреем. Да он и сам, как знаю, этого НИКОГДА не скрывал. Странно, что в статье об этом говорится в том смысле, что он отказался от своего народа. Но все это в прошлом. Великого музыканта не стало. Мир его праху.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
В подобных случаях как-то не принято произносить слово "Спасибо!". Но я все же поблагодарю Сергея Дебрера за эту статью и теплые, человеческие слова в адрес Маэстро. Я многое узнала нового о Крайневе.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Мюнхенцы присоединяются к прозвучавшим соболезнованиям.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Искренне соболезную Татьяне Тарасовой.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Светлая память маэстро Крайневу! Мир потерял выдающегося Исполнителя и Учителя.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Все верно. В конце концов побеждает смерть.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
С. Дебрер написал некролог, более похожий на музыковедческую статью, чем достойно почтил память Мастера. Спасибо!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Скорбим всем сердцем! Спасибо Сергею Дебреру за обстоятельный и очень душевный рассказ о кончине Владимира Всеволодовича.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *