Брат есть брат

Америка
№20 (787)

О двух братьях писали на той неделе все израильские СМИ. Нет, они не братья между собой, а приходятся родственниками двум более чем известным людям. Один – сводный брат президента США Барака Обамы, второй – родной брат солдата Армии обороны Израиля Гилада Шалита, похищенного террористами ХАМАСа. И оба совершили в этом мае поступки, обратившие на себя внимание.

О 45-летнем Марке Ндесанджо, сыне отца Барака Обамы от третьего брака с работавшей в Кении американской учительницей Рут Найдсанд (Ндесанджо), в Израиле в те дни писали и говорили с нескрываемой симпатией. Еще бы: родственник самого президента США приезжает в Израиль, чтобы “прикоснуться к своим еврейским корням”! И этот интерес Марка к Израилю не случаен, так как его мать происходит из семьи еврейских иммигрантов из Литвы, перебравшихся в США в начале позапрошлого века. Живет Марк в Китае, успешно занимается бизнесом, женат на местной уроженке, и это его первая поездка в Израиль.

Газеты умело подпустили интригующего тумана, дескать, “визит Марка Ндесанджо проходил в обстановке строгой секретности из опасения за то, что некие силы могут попытаться отомстить сводному брату Барака Обамы за ликвидацию Осамы бен Ладена”.
На самом же деле Марк путешествовал по “родине предков по матери” совершенно свободно и даже был принят главным раввином Израиля Йоной Мецгером, который воскликнул: “Он так похож на своего брата!”

На обошедшей многие СМИ фотографии, запечатлевшей этот трогательный момент, гость и вправду внешне очень напоминает своего знаменитого родственника, хозяина Белого дома. Выслушав сердечное приветствие главного раввина и получив его благословение, Марк Ндесанджо дал Йоне Мецгеру одно очень примечательное обещание. Он пообещал убедить своего сводного брата, на долгожданную встречу с которым он в ближайшее время надеется, решить вопрос о помиловании Джонатана Полларда, отбывающего в США пожизненное заключение за шпионаж в пользу Израиля. Получится ли у бизнесмена то, о чем уже многие годы ведутся тайные и явные израильско-американские переговоры на самом высоком уровне, - сказать трудно. Слишком уж вопрос этот деликатен, болезнен и сложен, чтобы  решиться так просто, можно сказать, по-родственному. Но в целом впечатления от паломничества Марка Ндесанджо в Святую землю остались самые приятные...

...Совсем иной общественный отзвук вызвал поступок другого брата – младшего в израильской семье Шалит, вот уже почти пять лет ждущей возвращения своего сына Гилада. Не четверть века, как Джонатана Полларда, и не взрослого ученого, ставшего разведчиком, а юного ефрейтора, вчерашнего школьника. Но ведь и не из американской тюрьмы, а из полного жуткой неизвестности арабского плена.

9 мая во время официальной церемонии на горе Герцля, посвященной 63-й годовщине независимости Израиля, на сцену вдруг выбежали двое – Йоэль Шалит и его подруга Яара Винклер – и подняли над головой плакаты. На одном из них было написано: “Биби, народ решил: вернуть Гилада Шалита - взаимная обязанность!” Этот призыв был обращен к премьер-министру Биньямину Нетаниягу, а текст содержал намек на то, что сам глава правительства назвал 2011-й годом исполнения взаимных обязательств между государством и народом Израиля. Другой плакат гласил: “Мой отец потерял брата, а я не хочу!”

И это тоже вполне можно было бы отнести лично к премьер-министру. Ведь и в семье Нетаниягу, как и в семье Шалит, живет своя не проходящая боль: в 1976 году, в ходе операции “Энтебе” по освобождению захваченных террористами израильских заложников в Уганде, геройски погиб брат Биньямина Нетаниягу Йонатан. При этом Йоэль и Яара громко скандировали: “Гилад еще жив!”
Возникло минутное замешательство. Охрана ринулась на сцену, схватила парня и девушку и вывела их с территории мемориального комплекса. И “вживую”, и на экранах это выглядело, признаться, плохо. Со зрительских мест раздавались выкрики, и было не сразу понятно, чего в них больше – заступничества за Шалитов или возмущения по поводу скомканной церемонии.
Церемонии, следует заметить, очень для израильтян важной: в каждый очередной день рождения страны на горе Герцля зажигают 12 факелов, символизирующих двенадцать библейских колен, чьи потомки вернулись на эту землю. Право зажечь огни предоставляется людям, которые, по мнению общества, олицетворяют обретение, упрочение и защиту независимости, а также демонстрируют силу и благородство израильского характера. Причем каждый год это новые и новые люди. В 2011-м такой чести удостоились, например, женщина, пожертвовавшая органы своего погибшего сына неизлечимо больной девочке;  известная филантропка, оказывавшая поддержку мирным жителям Газы во время операции “Литой свинец”; отец молодого раввина, убитого вместе с женой во время теракта в Мумбаи; представительница общественной организации, помогающей адаптации репатриантов из Эфиопии, другие уважаемые граждане.

И надо же было такому случиться, что брат Шалита выбежал на помост именно тогда, когда зажженный факел был в руках у единственного представителя репатриантов из бывшего СССР, преподавателя Бар-Иланского университета, доктора наук и раввина Зеэва Дашевского! Этого момента Дашевский, если не ждал всю свою жизнь, но уж точно – шел к нему. Успешный советский ученый-астрофизик, он круто изменил свою судьбу под впечатлением от победоносной Шестидневной войны. Стал усиленно интересоваться Израилем, сионизмом, принялся изучать иврит. Примкнул к нелегальным московским еврейским кругам, сам организовал кружок изучения иудаизма, который назвал “Маханаим”, и это же название получил еврейский научно-культурный центр, возглавляемый Дашевским в Израиле. Цель деятельности «Маханаима» – помочь русскоязычным евреям в Израиле, России, США восстановить связи со своей духовной традицией. За все это президент “Маханаима” и получил право зажечь один из 12 факелов на горе Герцля, но так и остался стоять с ним в руке, когда брат мстил за брата.

Мстил? Но кому? Лучшим людям страны? Всему Израилю, собравшемуся в те минуты у телевизоров? Правительству, не соглашающемуся на освобождение Гилада Шалита в обмен на тысячи террористов с кровью на руках?  Лично Биби Нетаниягу? Или части сограждан, недостаточно массово вливающейся в движение за возвращение заложника ХАМАСа?
Может быть, это была просто мальчишеская дерзость, никак не соответствующая активному, но в то же время полному достоинства поведению семьи Шалит? Больше жест отчаяния, чем проявление бунтарства?

Трудные вопросы. Категорично ответить на них могут только люди крайних убеждений, читай – не самые объективные. На правом фланге израильского общества поступок Йоэля Шалита назвали провокацией, участие в которой приписали и остальным членам семьи, так  отец братьев Ноам Шалит и не скрывает, что был посвящен в планы  младшего сына. Еще больше претензий у правых к израильским СМИ, которые они считают рупором левых сил. В частности, ко 2-му телеканалу ИТВ, сотрудников которого подозревают в том, что им было все известно загодя. Якобы телевизионщики снабдили Йоэля и Яару своими микрофонами, чтобы получить уникальные озвученные кадры акции протеста, которые могут не войти в официальную трансляцию.

Левые охарактеризовали поведение брата похищенного солдата как еще одно доказательство не гибкой, тупиковой политики Нетаниягу, этакого “Мистера Нет”. “Если бы кабинет пошел на уступки требованиям ХАМАСа, мальчик давно бы уже был на свободе, - говорят они. - А теперь получите пощечину в самый торжественный момент!”

Очень тяжелую реакцию вызвал этот инцидент в организации  “Альмагор”, объединяющей семьи жертв арабского террора. “Мы все это взвешивали в свое время, когда боролись за права пострадавших от террора и когда протестовали против досрочного освобождения террористов из тюрем. Но мы решительно отказались от идеи проведения акций протеста во время государственных церемоний и официальных мероприятий, посчитав, что национальная гордость и честь государства нам не менее дороги, чем наши права. Но поскольку семья Гилада Шалита перешагнула эту черту, то и мы решили “снять перчатки”. Мы возобновим пикеты против досрочного освобождения террористов-убийц”, - заявил в израильских СМИ лидер этой организации Меир Индор. А одним из мест проведения таких пикетов он назвал то, где уже стоит знаменитая “Палатка протеста семьи Шалит” - напротив канцелярии премьер-министра. Протест против протеста, пикет против пикета...

В целом же картина выглядит так, как ее обрисовал институт социологических исследований “Дахаф”, проводивший опрос по свежим следам события. По его результатам 62% опрошенных заявили, что поддерживают действия Йоэля Шалита, тогда как 26% осудили его. 58% заявили, что выступают за освобождение террористов, убивавших израильтян, в обмен на Гилада Шалита, 29% выступают против сделки в таком виде. И в этом, наверное, весь сегодняшний Израиль, уставший от плохих новостей, ожиданий, тревог, разочарований и неуверенности в будущем.

...Опроса по поводу праздничного визита half-brother Барака Обамы не проводилось. О чем тут спорить? Брат есть брат, и все мы немножко братья.