Путешествие в сказку и в страну чудес портретного искусства

Этюды о прекрасном
№33 (1008)
Портрет должен раскрывать душу и модели, и художника. И он должен высекать огонь как кремний...
Хоан Миро
 
Очень давно, целый десяток лет, не были мы с вами, дорогие читатели, в замечательном этом музее, зовущемся “Библиотекой Моргана”, Morgan Library. Зовётся музей так  потому, что краеугольным камнем его, даже после того, как расширил он и площади, и фонды, был и остаётся тот дом, где Джон Пирпонт Морган разместил свои сокровища.
 
Умножению числа залов и экспонатов поспособствовало построенное в суперсовременном стиле здание, вклинившееся между двумя собственно моргановскими владениями. Кем был он, легендарный Джей Пи Эм? Происходивший из зажиточной, но не слишком богатой семьи, чьи корни якобы восходят к знаменитому пирату, первый американский миллиардер, финансовый гений, человек невероятной целеустремлённости и решительности. Мистер Риск - так называли его. 
 
А ещё был он, не имея на то специального образования, знатоком старого искусства и истории литературы, фанатичным собирателем редкостных книг (среди которых было немало инкунабул, т.е. чудом сохранившихся, в единственном, зачастую, экземпляре манускриптов или на заре книгопечатанья созданных фолиантов) и шедевров искусства. 
Для своих уникальных библиотеки и коллекции и поручил Морган знаменитому американскому архитектору Чарлзу МакКиму построить дом-дворец в стиле итальянских палаццо. 
 
Конечно же, осмотр музея вы начнёте с него. 
 
Но нас ждут ещё две примечательнейшие выставки, которые наверняка понравились бы и старому Моргану.
”Начни с начала”, - порекомендовал Безумный Шляпник, один из странных персонажей Великой Сказки, как и по сию пору, 150 лет спустя после его создания, называют  гениальное, взрослым и детям подлинным гением подаренное произведение. И сейчас очень интересная, изобретательно составленная экспозиция в Библиотеке Моргана посвящена дате Явления миру “Алисы в стране чудес”.
 
Итак, летом 1865 года свет увидело первое издание этой захватывюще интересной сказки Льюиса Кэрролла. Настоящее его имя было Чарлз Доджсон, но именно Кэрроллом стал писатель, а ещё и поэт, а главное - математик и логик, подписывать свои литературные фантазии. Фэнтези - так и стало зваться им зачатое направление современной литературы.
 
А началось всё с того, что милая девочка Алиса Лиделл, одна из трёх дочек его друзей, требовательно сказала: “Расскажи историю!” И он рассказал. А потом и записал. Переплёл даже свои записи (бесценный этот манускрипт сейчас на выставке). И только три года спустя издал. С собственными рисунками.
 
Одна из книг издания 1865 года, многочисленные эскизы Кэрролла к книжным иллюстрациям тоже перед нами. И мы  знаем теперь, как же представлял себе писатель необычных, всех удивляющих своих героев - и Герцогиню, и Грифона, и Шляпника (кстати, это с его уст слетело прижившееся потом в литературе и ставшее термином определение “маленький человек”), и Гусеницу, и жестокую Червонную  королеву, воплощение злобы... И Белого Кролика (в своём переводе Набоков назвал его Кроликом-дворянином) - пройдя сквозь его норку, Алиса очутилась под землёй в волшебной Стране Чудес.  
 
И, конечно же, саму мечтательницу и фантазёрку Алису, умевшую всех очаровать (а была она очень похожа на свою тёзку Алису Линделл, чьи фотографии мы можем видеть на стендах). А ещё Чеширского Кота, который всегда улыбается и, даже исчезая, оставляет свою улыбку. Непременно обратите внимание детей, которых вы приведёте на выставку, где детей среди посетителей множество, на то, как это здорово - уходя, оставлять людям улыбку. Но помнить, что у Кота когти и зубы остры.
 
Иллюзорный мир, придуманный Кэрроллом, вызывает у читателя, а сегодня и у зрителя этой выставки, интерес и самые разные аллюзии - неожиданные, казалось бы, намёки на какие-то, порой даже попросту вымечтанные события, происходившие или так и не происшедшие в жизни человека. Причём непривычные для сказки стилистические, философские, математические даже извороты живо и осознано воспринимаются именно детьми. По взрослому. И взрослыми - каждым по-своему.  Сказка не только уводит нас в Зазеркалье собственных мечтаний и надежд, но и имеет огромное воспитательное значение. Чему способствуют замечательные иллюстрации-портреты современника Кэрролла Джона Тенниела. Признанные лучшими на все времена. Хотя образы  кэрролловских персонажей воплощали в рисунках и живописи многие художники, в том числе Сальвадор Дали. Так что хватайте детей и внуков и вперёд!
 
***
Но нам предстоит увидеть ещё одну обширнейшую галерею огонь души высекающих портретов. Потому что в Библиотеке Моргана ждёт нас выставка-апофеоз портретного искусства “От Дюрера до Пикассо”. Многие - из собранного Старым Морганом, но немало портретов прибыло издалека: из Франции, Британии, Германии, венской Альбертины... Именно оттуда привезен созданный в 1518 году гениальный аналитичный “Портрет брата” великого Альбрехта Дюрера. Полный горечи и тревожной  любви к этому рвущемуся куда-то ввысь неудачнику.
 
Джан-Лоренцо Бернини. Великий ваятель сам создавал становящиеся ценнейшими самостоятельными произведениями эскизы к своим скульптурам. Таков и портрет умного, властного, жёсткого кардинала Сципиона Боргезе - 1632 год. Чуть раньше, в 1614-ом написал своего названного прокламацией неистребимой молодости “Юношу с черешней” Хендрикс Гольциус. Множество портретов в полной мере интимных: очаровательное дитя - дочка художника Каспара Нэтшера. Энтони Ван Дейк - рисованный эскиз к знаменитому портрету безответно любимой им Анны ван Тилен. Безнадёжность - вот что читается в каждом штрихе. Гениальность Рембрандта Харменса ван Рейна не только в им открытом и воплощённом в сверхталантливой живописи светотеневом эффекте, но и в тончайшем искусстве предачи чувств и переживаний своих героев. И своих собственных тоже. Они в двойном портрете “Спящей Саскии” - безумная, непреходящая любовь к жене и тревога за неё бушуют в этой картине.
 
Анри Матисс, которого справедливо называли предтечей авангарда. Он считал, что истинное самовыражение художника может реализоваться только в автопортрете. Как и Рембрандт (а великий голландец оставил нам почти 60 автопортретов), создал их множество. Тот, что перед нами на сегодняшней выставке, написан художником уже на излёте жизни. О себе и в себе не осталось никаких тайн. Знает себе цену, но и понимает отлично, что время его ушло. Оттого в лице такая неизбывная печаль.
 
Почти десяток в полной мере исповедальных автопортретов мастеров более, чем значительных, - от великого рисовальщика Пальма Джованни (век XVI) до немецкого экспрессиониста ХХ уже столетия Ловиса Коринта. Огромное впечатление произвела на меня сангина не признанного в веках гения Карела Диджардено. 
 
Какое отчаянье! И вопрос  - почему? И любимая художница Марии-Антуанетты, бежавшая из объятой пожаром революции Франции в Италию, а потом в Россию Элизабет Вижи ле Брюн: скромная, влюблённая в искусство трудяга, потерявшая себя. Ну, и конечно же потрясающий автопортрет сына великого Джованни Тьеполо слишком рано ушедшего из жизни очень талантливого Лоренцо - жёстко принятое решение покончить с собой в портрете уже читается.  Кстати, любопытно, а нынешние апологеты сэлфи тоже пытаются оставить миру нечто вроде автопортрета?
 
На выставке надо побывать. Чтобы увидеть всё. Портреты Ватто и Гейнсборо, Энгра и Дега, Сарджента и Шиле... Некая архитектурность, эхо раздумий и страданий в психологизированном портрете жены Хуана Гриса. Того самого, что написал гениального “Еврейского ангела”. И Пабло Пикассо, неповторимый Пикассо - в его графическом  портрете явственно сложившееся видение человека и мира с выкристаллизовавшейся системой взглядов и, главное, с желанием всегда и во всём быть самим собой. В стилистике, в манере писать.. И анализировать личность. До дна.
 
В Манхэттен, где на 225 Мэдисон авеню, за углом от 36 улицы, расположился музей Морган Лайбрари, доехать просто. Ближе всего к музею подходят поезд метро  6  (до остановки” 33Street”) и автобус №1. Но ещё поезда метро  A  B  C  D  E  F  N  R  Q  1 2 3  до остановки “ 34 Street”.
 
Маргарита Шкляревская