ПОХОРОНИТЕ СОБАКУ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ!

Дела житейские
№20 (787)

Требование, которое все чаще слышат работники ритуальных служб Германии, вполне соседствует с другим пожеланием владельца домашнего животного: «А вот меня – в ближайшем лесочке, я укажу, под каким деревом!»

Работа повеселей
Столь противоречивые указания, за которые человек готов заплатить столько, сколько положено, смущают только священнослужителей. Обычно безымянные захоронения в лесу потому и заброшены, что никто не знает, кто же здесь погребен. А тут вполне здоровый психически человек приходит и требует: никаких памятных знаков для меня. Только совершите поминальную службу по всем христианским канонам, чтобы родные и друзья могли со мной проститься,  и достаточно. Тот, кто знает, где меня искать, и так потом придет и помянет.

При этом любимой собаке или кошке «зеленые» в домашнем формате требуют воздать почести, вполне вписывающиеся в выражение «похоронить по-человечески».  Поскольку старуха с косой приходит к животным, как и к людям, двадцать четыре часа в сутки, Томас Шенфельдер  вынужден выслушивать  подобные просьбы круглосуточно.

- Сам захотел работу повеселей – вот и получай, - коротко комментирует супруга нескончаемую череду звонков по мобильному. Раньше было иначе. Много лет Томас был задействован в бизнесе по организации клубных вечеринок.

Счастлив человек, как водится, не всякий день. А вот печалиться по поводу утраты приходится, к сожалению, чаще. Одна такая беда пришла и в дом Томаса. Несколько лет назад умерла его любимая собака. Чтобы похоронить ее достойно (а это в понимании Томаса означало кремировать), надо было из Бонна, где он живет, ехать в Бадберген, городок под Оснабрюком, где был единственный на западе страны частный крематорий для домашних животных. Посещение Бадбергена закончилось для Томаса неожиданно: ему предложили возглавить боннский филиал крематория. И он согласился.

Так и получил «работу повеселей», на которую намекала жена. Впрочем, кто-то же должен и печальные церемонии проводить, а не только танцульки. При том, что прощание с четвероногим другом порой оказывается наполнено более глубоким смыслом.

Плюс ко всему - за совершенно другие деньги. Кремация кошки обходится хозяину в сумму от 150 до 200 евро, включая стоимость урны и транспортных услуг, а кремация большой собаки - до 350 евро. Поэтому когда к Томасу обращаются, что называется, по делу, он его весьма профессионально, с чувством и делает. Связь у него  с владельцами не только животных, обитающих в регионе Кельн-Бонн-Дюссельдорф, но и кладбищ  –  сегодня в Германии более двухсот место упокоения для животных.

Телячьи нежности?
«Мой милый Самби! Сегодня особенный день, потому что тебе могло бы исполниться 12 лет. Но до сих пор, приходя домой с прогулки, я останавливаюсь в прихожей, потому что жду, что ты коснешься хвостом ног, приветствуя меня.  Я знаю, что этого не будет уже никогда. Но все еще продолжаю надеяться. Сейчас я зажгу свечи рядом с урной с твоим прахом. Она стоит над твоим любимым креслом – это место ты, Самби, облюбовал с момента появления в доме. Оно так и осталось твоим. И даже твоя сестренка Сиси не покушается на него.  Любим и обнимаем тебя по-прежнему, наш суперкот».

Такое послание я нашел на сайте одного из германских крематориев. Здесь, в этих стенах, превращаются в пепел  домашние животные. Здесь, на электронных страницах, память о любимцах превращается в признание. Время не властно над памятью, покуда есть ее носители. «Над крыльях времени летает наша скорбь» сказал однажды французский поэт Жан де Лафонтен, которого мы знаем как баснописца, хотя он был еще и прекрасным поэтом. Эта его строка парит над страницей с рассказами о том, какими были некогда кошки, собаки, хорьки, ежи и другие обитатели дома, которые приносили в него уют и радость.

Возможно, кто-то скажет: излишество. Другой подтвердит на манер героини из сказки о Снежной королеве: «Телячьи нежности». Третий просто пожмет плечами: непостижимо. Но так совсем не считают миллионы немцев. Особенно пожилых, оставшихся в преклонном возрасте одинокими. Вторая половина давно в мире ином, у детей и внуков свои заботы. Но так хочется, чтобы в доме была еще одна живая душа. Неужели  можно осудить такого человека за его потребность получить так немного – возможность погладить кота, пообщаться с забавным попугаем, погулять с собакой?..  И уж просто не повернется язык осудить его за слова любви, которые до сих пор стынут на языке даже теперь, когда домашнего питомца, ставшего частью жизни, давно нет в живых...  
«Не принимай за грех то, что я очень любил своего пса. Он не предал меня в самый жестокий шторм. Люди же отвернулись, едва задул легкий ветерок». Эти слова на одном из надгробных камней берлинского кладбища для животных в районе Ланквитц очень многое объясняют. 

Эвелин Шефер из Керпена, городка  неподалеку от Кельна, прекрасно понимает эти чувства. Она содержит кладбище для домашних животных в идеальном порядке. Каждая могила – мини-садик, за которым требуется уход. Только размер могилок говорит о том, что это упокоение для животных. В кладбищенском комплексе есть даже зал для прощания.

- Понимаю, что кого-то может даже трясти от такой, казалось бы, преувеличенной любви к животным, - говорит Эвелин. – Особенно на фоне сложных проблем, которых в обществе еще хватает. Но не будем забывать о культуре чувств. От того, как мы относимся к тем, кто ушел из жизни, зависит воспитание тех, кто идет за нами. Если мы хотим, чтобы эстафета культуры сохранялась, надо оставлять материальные знаки этой культуры. Они сами по себе прекрасно воспитывают, потому что добро заразительно точно так же, как и зло.

По этой причине она не считает странным утверждение Энн Миллер из Бонна, которая о морской свинке, погребенной на этом кладбище, говорит так: «Верю, что у нее есть душа, как у любого животного. И когда-нибудь наши души вместе сольются».

Чувства и работа
Только в больших городах Германии ежедневно хоронят не менее 50 собак и кошек. Самостоятельно провести погребение тела любимого питомца имеет право тот, кто владеет собственным земельным участком. Поэтому в индустрии есть и другой необходимый компонент -  похоронные агентства, кладбища и крематории с производством гробов, урн и надгробных камней.
Выражение «похоронить по-человечески» по отношению к домашним питомцам имеет свои особенности. К примеру, на кладбищах домашних животных нельзя использовать сакральные символы – фигурки ангелов,  кресты, цитаты из Нового Завета.

«Хочу в лес!»
Но таковых нет и на могилах людей, которые в последние годы все чаще ищут последний приют в лесной чаще. Такова, как теперь принято говорить,  альтернативная форма похоронных услуг. Только двое из пяти немцев хотели бы покоиться на кладбище при необходимых составляющих – памятных плитах, бронзовых кувшинах для цветов, специальных светильниках. Каждый четвертый желал бы, чтобы его прах был развеян в лесу или над морем. А каждый седьмой сказал во время опроса, чтобы его похоронили анонимно, безо всякой таблички. Почему? Потому что за могилой на кладбище требуется уход, за аренду надо платить немалые деньги, а все это вместе  – дополнительное время, хлопоты и средства родственников. Зачем нагружать близких, если можно обойтись без этого? Не проще ли захоронить урну с прахом где-нибудь в лесу?

В 2001 году была создана специальная фирма, получившая в распоряжение 20 гектаров лесов, специально отведенных для захоронений. Сегодня в  ФРГ уже  150 лесов, предназначенных для захоронений.  В последнее время там происходит по 15-20 тыс. погребений ежегодно.

У лесных кладбищ  есть замечательное достоинство. Они абсолютно открыты для всех. Здесь можно ездить на велосипеде, собирать грибы  и даже заниматься любовью.

Скажете, кощунственно? А собравший десятки тысяч слушателей концерт Пола Маккартни на самом престижном кладбище России – на Красной площади, рядом с мумией Ленина и Кремлевской стеной с впечатанными в нее 400 урнами верных ленинцев – это уважительно по отношению к покойникам?

Видимо, каждая страна находит нужные слова для объяснения необъяснимого. Так что христианское желание немца похоронить любимую киску по-людски и быть при этом самому анонимно погребенным в лесу, как это делали его предки-язычники, в эту логику вполне вписывается.
Использованы данные Deutsche Welle