Преступники и психопаты

Америка
№34 (1009)
В начале этого месяца сенаторы Крис Мерфи (демократ, Коннектикут) и Билл Кэссиди (республиканец, Луизиана) представили законопроект под названием Mental Health Reform Act. Одна из целей этого сложного и многогранного билля – помочь людям, находящимся в тюрьмах. 
 
Законопроект Мерфи-Кэссиди актуален как никогда. Удивительно, но в XXI веке пенитенциарная система США отказалась от отправки психически больных преступников в специализированные госпитали закрытого типа. 95 из каждых 100 неадекватных преступников отправляются в самые обыкновенные штатные и федеральные тюрьмы, где сводят с ума себя и окружающих. Психически больные заключённые являются главной причиной многих внутритюремных конфликтов, включая убийства. 
 
Согласно последним данным Департамента юстиции (DOJ), свыше 60% заключённых страдают психическими отклонениями и не дают отчёта своим действиям. Ещё в начале 50-х годов прошлого века таких зэков в тюрьмах насчитывалось менее 10%. Их отправляли в психиатрические больницы, где они проходили длительный курс реабилитации. Многие оставались в закрытых госпиталях пожизненно. 
 
«Посадить в одну камеру здорового человека и психопата равносильно тому чтобы поместить туда умирающего туберкулёзника и спортсмена, - считает Хавьер Доллс, тюремный психиатр. – Психика здорового человека будет сломана. Как результат, наша система получит уже не одного, а двух людей, действия которых невозможно будет предугадать». 
 
По мнению Доллса, в тюрьмах США уже не осталось людей с крепкими нервами, поскольку их окружение ведёт себя крайне неадекватно. 
 
«Представьте, что 24 часа в сутки и 7 дней в неделю люди вокруг вас визжат, кричат, рвут на себе волосы, истерично хохочут, бросаются на окружающих, справляют естественные нужды в первом попавшемся месте, - говорит психиатр. – Именно такая обстановка царит в штатных тюрьмах. Трезво мыслящие заключённые не знают, от кого ожидать опасности». 
 
Судьи и прокуроры, которые иногда рассматривают по 60–70 уголовных дел ежедневно (для Нью-Йорка подобное – норма), меньше всего интересуются психическими заболеваниями преступников. 
 
Каждая экспертиза обходится пенитенциарной системе почти в $1.200, поэтому даже явные признаки психопатии порой принимаются за симуляцию. 
 
«В Америке ежедневно происходят случаи, когда психически больные люди отправляются за решётку, - говорит Сэм Ричардс, волонтёр организации Amnesty International. – Больной шизофренией может совершить попытку убийства близкого человека, страдающий фобией – напасть на случайного прохожего. В большинстве случаев каждого ждёт тюрьма».
 
Показательный случай произошёл с Джеймсом Холмсом, который в июле 2012-го убил 12 человек в кинотеатре города Аврора (Колорадо). Эксперты психбольницы Colorado Mental Health Institute признали его полностью невменяемым, однако продержали в стенах лечебницы всего 15 дней. 
 
Его лечение обошлось бы налогоплательщикам в десятки миллионов долларов, поэтому суд отправил его до конца жизни в самую обыкновенную тюрьму. 
 
«Вопрос не в том, чтобы лечить больных преступников, наша главная задача – огородить их от психически здоровых заключённых, - считает Ванесса Ли, бывший тюремный врач женской тюрьмы в Калифорнии. – Если мы не можем построить специальные больницы для психопатов, то давайте построим для них специальные тюрьмы. Сегодняшняя система дискриминационна и по отношению к здоровым, и по отношению к больным осужденным».
 
Многие эксперты считают тюрьмы одним из главных факторов, влияющих на рост психопатов в обществе. В настоящий момент в заключении находятся 500 тысяч американцев. Психика многих из них ломается под давлением “коллег” по несчастью. Они выходят на свободу, демонстрируют окружающим свою неадекватность, и каждый второй снова отправляется в тюрьму. 
 
Ещё один фактор, ломающий человеческую психику – злоупотребление медицинскими препаратами. Фармацевты продвигают на рынок всё новые таблетки. Как следствие, в течение первых шести месяцев 2015 года рядовой американец употреблял 11 таблеток ежедневно и получил от докторов 5 рецептурных направлений на сильнодействующее лекарство. 
Возникающие вследствие закармливания таблетками побочные эффекты (потеря памяти, агрессия, физическая и психическая зависимость) нередко доводят людей до совершения преступлений. 
 
Впрочем, суды к «таблеточным злодеям» относятся с таким же презрением, как и к остальным преступникам. Если вина человека доказана, то он отправится за решётку. 
 
Немаловажно сказать, что медицинская реформа Барака Обамы (в простонародье – Обамакер) сделала проблему психически больных преступников ещё более острой. Из-за нехватки денег на здравоохранение многие тюрьмы отказались от высококвалифицированных врачей, дорогих процедур и лекарств. Расходы на проверку психического здоровья подсудимых и приговорённых, по данным противников Обамакера, сократились за два последних года на треть. В штате Нью-Йорк почти 70% осужденных не имеют возможности получить качественную психологическую помощь. 
 
Билль Mental Health Reform Act вряд ли сразу же решит все вышеупомянутые проблемы. Однако этому закону вполне по силам привлечь внимание общественности к давно назревшей проблеме. Государство должно либо официально поставить знак равенства между терминами «преступник» и «психопат», либо законодательно разграничить эти два совершенно разных понятия.  
 
Максим Бондарь