Сирийский марш - генеральная репетиция?

В мире
№21 (788)

Израилю пришлось распроститься с наивным представлением о том, что граница с Сирией находится на замке и новейшие средства слежения позволяют оперативно выявлять все попытки ее нарушения

В воскресенье, 15 мая, к приграничному забору на Голанском плато устремились 50 автобусов с 3 тысячами сирийских палестинцев. На израильской  стороне никто почему-то не успел своевременно обнаружить их, и друзская деревня на Голанах Мадждаль-Шамс неожиданно оказалась в центре бурных военно-политических событий. Я решила обратиться за комментариями по данному поводу к выходцу из этой деревни друзу Сафади Менди, создателю общественной организации “Неевреи - за Израиль”, ныне главе канцелярии заместителя министра по развитию периферийных районов Аюба Кары.

- Господин Менди, друзы Голан, насколько мне известно, отличаются от друзов Галилеи. Они настроены не столь произраильски и частенько с тоской посматривают в сторону Сирии. Знаю, что и вопрос о гражданстве решается для них не всегда однозначно...
- Я хорошо помню 1982 год. Кнессет принял Закон о Голанах, и жители Мадждаль-Шамса стали считаться израильтянами. Поначалу правительство собиралось проводить церемонии вручения израильских паспортов с большой помпой, их должно было освещать телевидение... Но друзы боялись израильского гражданства как огня. Никто не знал, что будет дальше с Голанами, не окажутся ли их жители в один прекрасный день снова в Сирии. Тогда солдаты ЦАХАЛа получили особое задание - они обходили улицу за улицей с большими мешками в руках и просто бросали паспорта в окна домов. Но и такой вариант решения не прошел - жители выбрасывали их обратно.

Через несколько дней после начала акции получения гражданства на Голанах началась забастовка, пошли столкновения друзов с армией и полицией. В итоге было решено выдать жителям Голан паспорта, но признать их не гражданами, а постоянными жителями Израиля. Поскольку периодически всплывает вопрос о передаче Голанских высот Сирии, у друзов Голан создалось двойственное восприятие реальности. Они десятилетиями живут, что называется, между небом и землей, не будучи полностью ни здесь, ни там.

- Знали ли в Сирии о том, что в районе Мадждаль-Шамса пограничной охраны практически нет?
- Думаю, да. Насколько нам известно, первоначальный план демонстрантов состоял в том, чтобы двинуться к Кунейтре, но сирийские палестинцы от него отказались, поскольку получили информацию о том, что в районе Мадждаль-Шамса нет израильских солдат и проход практически свободен.

- Менди, в этой истории есть еще одна загадка - минные поля. Вместе с вами мы написали не одну статью о том, что вокруг вашей родной деревни расположены сплошные минные поля, представляющие опасность для местного населения. Мол, особенно в период дождей земля размывается и оседает, обнажаются старые, тридцатилетней давности мины. Мы помним произошедший прошлой зимой случай, когда на мине подорвался мальчик, приехавший с родителями поиграть в снегу. Как же объяснить то, что через израильские минные поля прошли три тысячи человек и при этом - ни одного взрыва?
- Это действительно одно из самых удивительных открытий сирийского марша. Оно не менее удивительно, чем отсутствие солдат на границе. До сих пор жители Израиля считали, что граница с Сирией надежно защищена благодаря минным полям. Сирийцы тоже были в этом уверены. Как оказалось, это иллюзия. Объяснений, почему не было взрывов, несколько. Во-первых, несколько месяцев назад в этом районе Голан бушевал серьезный пожар, и местные жители рассказывают, что не могли спать по ночам из-за постоянно гремевших взрывов. Во-вторых, после пожара никто из военных не провел проверку, в каком состоянии находятся минные поля. Поэтому граница и оказалась совершенно беззащитной. Тридцать лет назад забросили поля с противопехотными минами, потом не реагировали на то, что на минах подрываются мирные жители, а сейчас никто не подумал о том, что поля попросту самоликвидировались.

- То есть вы считаете, что в Сирии слышали о том, что на Голанах бушевал пожар, гремели взрывы, и, соответственно, поняли, что минные поля не представляют больше никакой опасности?
- Я думаю, сведения об этом были использованы сирийской разведкой. С другой стороны, даже не будучи полностью уверенными в том, что мины не сработают, все равно могли послать людей на границу. Может быть, даже наоборот, они как раз рассчитывали на то, что мины начнут взрываться, соответственно, будут сотни погибших, которых можно потом назвать шахидами. Думаю, в пропагандистских целях это тоже вполне устраивало организаторов акции.

- И все-таки кто, на ваш взгляд, несет ответственность за то, что такой огромный отряд демонстрантов запросто, без проблем, вышел за пределы границ Сирии и Ливана?
- У друзов Голан поныне остаются родственники в Сирии. Общение с ними не так уж невозможно, как кажется. Оно происходит следующим образом. Родственники выходят на холм, получивший название “гиват-а-цаакот” (холм криков), и беседуют друг с другом, громко выкрикивая то, что хотят сказать. Это стало уже традицией, которая давно всем известна. Так вот, для того чтобы получить пропуск на “гиват-а-цаакот”, нужно получить разрешение от представителей ООН. В каждом отдельном случае, собираясь пообщаться, сирийский гражданин обращается за пропуском. Каким образом разрешение получили сразу тысячи людей, пока непонятно. Это надо выяснить как можно быстрее.

- В итоге маршей около десяти демонстрантов погибли. На ваш взгляд, следует ли ждать очередной кампании против Израиля с заявлениями о том, что, мол, мирные демонстранты были хладнокровно расстреляны “израильской военщиной”?
- Я считаю, что марш обошелся относительно малой кровью. Жители деревни блокировали чужаков с двух сторон и зажали их на небольшом участке, таким образом их удалось быстро выпроводить восвояси. Я был на Голанах. Шло заседание правительства, когда мы с Аюбом Карой получили сообщение о происходящем на Голанах и срочно выехали туда. Шейх Мадждаль-Шамса Тугер Абу Салех как раз организовывал местные силы для того чтобы остановить чужих. Сейчас остались единицы, которым удалось пробраться на израильскую территорию.

- С вашей точки зрения, будут ли повторные марши?
- Я думаю, это была репетиция будущих мощных манифестаций. Репетиция прошла для сирийцев исключительно удачно. Израиль был застигнут врасплох. Ни солдат на границе, ни приборов слежения, ни мин - практически открытый вход. Думаю, что, готовясь к сентябрю, надо учесть и то, что на нас может двинуться настоящая лавина сирийских и ливанских демонстрантов. Хотя Башару Асаду не удалось полностью переключить внимание оппозиции на Израиль, успех мероприятия очевиден, и он вряд ли останется без последствий.

Подпись к фото:
Заместитель министра Аюб Кара и Сафади Менди (справа)

Виктория Мартынова
“Новости недели”